Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Пять углов. Коммерческое училище и Мариинская гимназия


Ходила 8 мая на пешеходную экскурсию к Пяти углам. Всего экскурсия длилась два часа. Сегодня хочу написать о самом «большом» из углов, так как на самом деле он включает в себя пять домов, о которых невозможно рассказывать по отдельности. Речь идёт об угловом доме, у которого адрес Загородный 13 и Ломоносова 13. Далее о доме по Ломоносова 9, затем дом на Ломоносова 11. Кроме того к этому углу примыкает ещё один дом, у которого адрес тоже Загородный 13. То есть на Загородном есть два разных дома, у которых один и тот же адрес, Загородный 13. Какая-то повышенная концентрация тринадцатых домов в этом месте. А ведь там ещё есть и квартиры №13.

Кроме того в этом месте было много учебных заведений – Екатерининский институт благородных девиц, Коммерческое училище (первое в России), Мариинская женская гимназия (первая в России), английская школа 213 – первая в Советском Союзе с углубленным изучением английского языка.

Но обо всём по порядку.



Вот угловой дом по Загородному 13/13. Когда-то этот дом был с башенкой и бельведером. Этим домом никогда не владели купцы. Изначально этот дом принадлежал полковнику Логинову. В 1798 году этот дом приобрело училище святой Екатерины. Со временем это училище стали называть Екатерининский институт благородных девиц. Это училище было основано в 1798 году. Первоначально училище располагалось в Таврическом дворце, который был свободен в то время. В Таврическом дворце училище находилось всего один год. Через год, в 1799, году училище переехало сюда, на Загородный 13. А уже в 1800 году училище обрело свой постоянный адрес – Фонтанка 36. Там сейчас студенческие залы Публичной библиотеки.



Что такое институт благородных девиц. Это сословное закрытое учебное заведение для девушек. Если в Смольный институт принимали девушек только из знатных, аристократических семей (пусть и обедневших), то сюда, в Екатерининский институт, принимали девушек из простых дворянских семей. То есть их отцы, выслужившись, получали сначала личное дворянство (не передающееся по наследству), потом потомственное дворянство. Обучение в институте длилось шесть лет. И если смолянки, окончив институт, могли рассчитывать, что они вновь попадут в аристократический круг и с помощью удачного замужества смогут изменить своё финансовое положение, то девушки Екатерининского института возвращались в ту среду, которая их породила. Всем выпускницам института давали в приданое 200 рублей. Учебный процесс в основном сводился к умению вести себя в обществе, говорить по-французски, танцевать. Главным человеком во всем этом учебном процессе была классная дама. Во главу угла ставилась система зубрежки.

Итак, в 1800 году здание по Загородному 13/13 освободилось. И сюда въехало новое учебное заведение, которое называлось Коммерческое училище или, как его чаще называли по фамилии основателя, Демидовское коммерческое училище. Это было первое коммерческое училище в нашей стране, датой основания считается 1772 год. Основано оно было в Москве, а через двадцать восемь лет переехало в Петербург.


Интересно, что до 1772 года в России не было системы воспитания профессиональных купцов. Все знания, можно сказать, передавались из рук в руки. И вот Прокофий Акинфиевич Демидов решил, что нужно создать профессиональное коммерческое училище. На обустройство училища он выделил 250 тысяч собственных рублей. Помощником и единомышленником в этом деле выступил Иван Иванович Бецкой, именно он составил учебные программы. В училище было восьмилетние обучение. Все учащиеся к моменту поступления должны были уметь читать, писать и считать. Помимо общеобразовательных предметов изучали три иностранных языка. Но самое главное изучались дисциплины, которых раньше не было – бухгалтерия, история торговли, история коммерции. В училище была большая библиотека, технологические лаборатории.
Так как учащиеся учились на деньги Демидова, то после окончания и получения чина чиновника 14-го класса, воспитанники должны были десять лет отработать, как сейчас сказали бы, по распределению. Только после этого они могли покинуть коммерцию и заниматься чем хотят.

А. Н. Греч. Весь Петербург в кармане. СПб., 1851:
В штатные воспитанники Училища принимаются, по жребию баллотирования, состоящие в Российском подданстве, не моложе 10-ти и не старее 12-ти лет, законные сыновья обедневших купцов и мещан, бывших в купечестве, но выбывших из онаго по разным несчастным обстоятельствам; если же из таковых не явится достаточнаго числа кандидатов, то принимаются и законные сыновья бедных мещан, производивших прежде торговлю. От желающих поступить требуются некоторыя предварительныя познания, испытуемыя на экзамене. В пансионеры принимаются законные сыновья чиновников и всех лиц свободных состояний, как Российских подданных, так и иностранцев, не моложе 9-ти и не старее 16-ти лет, и по мере их познаний, размещаются в соответственные классы.
Прием штатных воспитанников производится с конца июня до начала августа, по просьбам, поданным с 1-го марта до 1-го мая, в Канцелярию Училищнаго Совета. К прошениям, подаваемым на имя Совета СПбургскаго Коммерч. Училища, прилагаются свидетельства, на гербовой бумаге:
1. О звании родителей и состоянии, к которому они принадлежат, означая о мещанах, были ли они в купечестве и сколько времени;
2. О святом крещении, от консистории;
3. О здоровье и привитии предохранительной оспы;
4. О действительной бедности родителей, от Городской Думы.




Но училище очень быстро завоевало популярность, и многие купцы стали отправлять своих сыновей в это училище. Таким образом, в училище появились своекоштные учащиеся, то есть те, кто учился на деньги родителей. Вот они могли свободно выбирать своё будущее и, если им не нравилась коммерция, посвятить себя другому делу.
Со временем училище расширяется, количество воспитанников возросло. И уже помещение на углу Загородного 13 стало тесным.

Так как училищу принадлежал огромный участок с садом, который тянулся почти до Фонтанки, решили вырубить часть сада и построить новое просторное здание.

Итак, в 1861 году было принято решение о строительстве нового здания. Но само строительство началось только через восемь лет. Закончено строительство было только в 1871 году. Строительство откладывалось так долго, потому что в 1862 году после Духова дня на противоположном берегу Фонтанки в Апраксином дворе и Щукином дворе случился страшный пожар. В этот день был сильный ветер, поэтому от искр загорелись деревянные здания и на левом берегу Фонтанки, выгорели все дома до Пяти углов и до Щербакова переулка. Поэтому восемь лет было не до строительства нового здания.

Новое здание училища построил архитектор Макаров. Оно находится по адресу Ломоносова 9. Здание практически не изменилось с того времени. Здание построено в стиле эклектика, что означает, что архитектор или заказчик отбирали из разных архитектурных стилей то, что ему нравилось. В этом здании видны черты романской архитектуры XI-XII веков. В этой части здания располагался храм:



В актовом зале училища висел портрет П. А. Демидова работы Д.Г. Левицкого (1773). Демидов изображен на фоне Воспитательного дома. Для искусства XVIII века была характерна аллегория. Аллегория есть и в этом портрете. Человек из леечки собирается поливать цветочки. Цветочки – это воспитанники, чтобы цветы не завяли их нужно постоянно поливать, так же и педагогу необходимо заботиться о своих учениках. В настоящее время этот портрет находится в Третьяковской галерее.



Кроме того был ещё один скульптурный портрет Демидова работы Рашета, сейчас находится в Русском музее.

В 1930-е году в этом здании обосновался институт холодильной промышленности.

На здании есть мемориальная доска:



В конце 1970-х Холодильный институт окончательно застроил сад, который раньше был на этом участке, страшного вида корпусами.

Старое здание на Загородном 13/13 Коммерческое училище превратило в доходный дом.
Кроме уже имеющегося на Загородном 13 доходного дома, училище построило ещё один доходный дом (сейчас Ломоносова 11). Ранее Коммерческое училище сдавало это место извозчичьему двору, так как тут жило много ямщиков и извозчиков, о чём напоминает название улицы Разъезжая, так как по ней извозчики выезжали на Лиговский тракт. Но потом арендаторам было отказано, и был построен современный доходный дом для преподавателей Коммерческого училища и Мариинской гимназии, о которой ниже. Здание построил в 1913-1915 гражданский инженер Николай Иванович Богданов.
В эти годы уже не действовало ограничение по высоте зданий, которое когда-то установил Николай I и отменил Николай II. Поэтому строится здание, которое по высоте значительно больше, чем ширина улицы. Но всё-таки от красной линии застройки архитектор отступает, проигрывая в площади, но выигрывая по высоте.



Над парадной Медуза Горгона, она должна отпугивать все злые силы.



На фасаде есть аллегория. Это пеликан в гнезде кормит своих птенцов. Раньше люди думали, что когда нет пищи, пеликан кормит птенцов своей кровью.
Так что гнездо – это школа, птенцы – ученики, а пеликан – заботливый преподаватель, который всего себя отдает своим ученикам, даже жертвуя собственной жизнью.



Под аркой вход во двор. Сохранились старые ворота:



На воротах под толстым слоем краски можно разглядеть ту же аллегорию:



В 1839 году к зданию по Загородному 13/13 архитектором Плавовым была сделана двухэтажная пристройка. Здание имеет полуциркульные окна. Кроме того во дворе был построен трехэтажный флигель.



И вот сюда во флигель во дворе переезжает женская гимназия. Она называется Первая Мариинская гимназия.



Первый адрес гимназии - угол Невского 45 и Троицкой (Рубинштейна) 2. Через шесть лет гимназия переехала в дом Пеля на Стремянной. А в 1872 окончательно переехала в свободный флигель Коммерческого училища на Ломоносова 13. Тогда и был надстроен четвёртый этаж.



Почему появилось такое учебное заведение.
В середине XIX века встал вопрос об образовании девочек. Ранее девочки могли получить образование или в благородных институтах или, если у родителей были деньги, в пансионах. Институты подвергались резкой критике за их сословность, закрытый характер и весьма поверхностное обучение. В институтах готовили девушек, как тогда говорили, « для домашнего употребления».
Кроме институтов, были ещё частные женские пансионы, дававшие более серьёзное образование, но из-за слишком высокой платы они были доступны лишь верхушке общества. Вот почему назрела необходимость в такой средней школе, где девочки без различия сословий, могли получить основательное образование за умеренную плату, не отлучаясь от семьи.
Эту идею осуществил Николай Алексеевич Вышнеградский, писавший впоследствии, что он начал « дело, совершенно новое в России, не имея перед собой ни предшественников, ни образцов, ни опытов».
Таким образом, он предложил создать всесословные гимназии для девочек по типу учебных заведений, которые уже существовали для мальчиков. То есть предложил сделать так, чтобы в первую половину дня девочки приходили на занятия, а после возвращались к себе домой, чего не могли сделать воспитанницы благородных учебных заведений закрытого типа. Вот с таким предложением Николай Алексеевич в конце 1857 года обратился к принцу Ольденбургскому, двоюродному брату императора. Через него Николай Алексеевич получил аудиенцию у императрицы Марии Александровны. 22 марта 1858 года император подписал высочайший указ об учреждении училища для приходящих девиц. Наём помещения, покупка мебели и учебников, подбор учителей – всё это было сделано в поразительно короткий срок. И менее чем через месяц, 19 апреля 1858 года, нарядные девочки вместе с родителями пришли к зданию на углу Невского 45 и Троицкой (Рубинштейна), на котором висела свежая вывеска « Мариинское женское училище для приходящих девиц». Событие очень важное, это понимали все. Торжественно открывала училище императрица Мария Александровна, в честь которой оно было названо. Эта гимназия положила начало всесословному женскому образованию в России.
Петербуржцы сразу стали называть училище гимназией, видимо, за семилетний курс обучения, близкий к гимназическому, и в 1862 году название « Мариинская женская гимназия» стало официальным.
Итак, вначале гимназия располагалась по адресу Невский 45 на углу с Троицкой (Рубинштейна). В середине XIX века это был скромный трехэтажный дом с мезонином, принадлежавший капитану Ростовцеву. В 1870-х годах архитектор А.Л. Гун надстроил здание на два этажа, его фасады получили эклектичный декор. В таком виде оно дошло до наших дней.
Помещение, которое снимала гимназия в этом доме, по свидетельству современника, производила впечатление «очень скромного, даже бедного» : ведь гимназия не получала ни копейки из казны и содержалась лишь за счет невысокой платы, вносимой за обучение девочек, и скромных средств Ведомства учреждений императрицы Марии, в систему которого она входила.
Учебная программа намечалась более серьёзная, чем в женских институтах. Предметы делились на обязательные и необязательные. К первым относились закон божий, русский язык и литература, история, география, естественные науки (включая физику и химию), арифметика начала геометрии, рукоделие, чистописание, рисование. Плата за обучении составляла 25 рублей в год. Желающие изучать необязательные предметы должны были доплачивать по 5 рублей в год за иностранный язык (французский, немецкий) и за танцы, а также по 1 рублю в год за урок музыки. Для сравнение: в частном женском пансионе Касторской, расположенном на Невском 67, приходящие девушки платили по 150 рублей в год.

Сегодня не понять, почему современники воспринимали гимназию как совершенно неслыханное заведение для девушек, если не представить себе атмосферы, царившей тогда в женских институтах. Вся жизнь там протекала по звонку и под неусыпным контролем классных дам, под их грубые окрики. Регламентировалось всё – одежда, прически, поведение. В обучении процветали зубрёжка и показуха. Гимназия противопоставила этому заботу о детях и уважение к ним. Цель гимназии – учить и воспитывать так, чтобы « не только обогащался ум, но и развивалось и облагораживалось чувство, утверждалась в добре воля».
Гимназические порядки отличались простотой и свободой. Никаких особых правил поведения на уроках не существовало. Ученицы имели право прервать учителя вопросом, вступить с ним в беседу, «скромно и кстати » засмеяться. Главной фигурой в классе стал учитель, а не классная дама. Именно от него зависело создание той атмосферы, о которой в Правилах внутреннего порядка говорилось: «Класс должен сколько возможно больше походить на семью… Уничтожение семейного элемента в общественных училищах убивает природную живость детей». Этот «дух семейственности», основанный на отношениях доброжелательности и дружелюбия, стал доброй гимназической традицией, о чем единодушно пишут мемуаристы.
Формы как таковой в первые годы не существовало. Но были ограничения – никаких украшений и драгоценностей, запрещены были шёлк и бархат. Система оценок была двенадцатибальной.

Первый директор гимназии Н.А Вышнеградский говорил: «Многие дети, у нас обучающиеся, в домашней своей жизни не всегда видят нежность и ласку к себе, пусть же они по крайней мере в училище чувствуют себя довольными и счастливыми».
Отношение к женской гимназии в обществе было неоднозначным. Отмечали, что в сравнении с институтками гимназистки выглядят «более живыми, ловкими, развязными [т.е. непринуждёнными – А.С.] в общении». Но гимназия так и не стала до конца всесословным учебным заведением. Охранители старых устоев видели в женских гимназиях опасное нововведение. Аристократам не нравилось, что их дочери могут сидеть за одной партой с девочками из семей кухарок и лакеев. Не нравилось, что низкая плата за обучение якобы «порождает образованных женщин-пролетариев», что гимназисткам предоставлена слишком большая свобода и т.д.
В 1864 году гимназия переехала на Стремянную, в дом Пеля (№16). Там открылись двухгодичные женские педагогические курсы. Профессора Медико-хирургической академии читали лекции по естественным наукам, которые включали в себя анатомию и физиологию – предметы, которые в женских учебных заведениях никогда прежде не изучались. Но тут же появились недоброжелатели, которые увидели в этом пропаганду нигилизма и безнравственности. Поэтому курс анатомии и физиологии пришлось исключить как «оскорбляющий девичью стыдливость» и не нужный женщинам, предназначенным к «добросовестному исполнению тихих семейных обязанностей».
Окончившие курсы получали звание «домашней наставницы» и становились учительницами. Позже на базе этих курсов был создан Женский педагогический институт.

В первый набор попали 162 девочки.
Среди первых учениц, которые пришли ещё в здание на Невском 45 были, были Мария Текменева (затем Стоюнина) и Анна Григорьевна Сниткина (Достоевская). После окончания гимназии лучшие были рекомендованы на женские педагогические курсы. Текменёва воспользовалась этим и после окончания курсов основала одну из лучших частных гимназий в России, а Анна Григорьевна посвятила себя стенографии, что ей, как известно, пригодилось.
Также среди первых поступивших были три крестьянки.

Педагогами гимназии были Николай Алексеевич Вышнеградский – первый директор гимназии. Словесность преподавал Стоюнин, за которого и вышла замуж Текменёва. Математику и физику преподавал Александр Николаевич Чернышевский, сын известного демократа. Географию преподавал Д.Д. Семёнов, естественные науки П.И. Степанов. Все они были соратники и последователи К.Д. Ушинского.

Вслед за Мариинской и по её образцу было создано ещё несколько женских гимназий в Петербурге, а затем и в других городах России. Интересно, что если при организации других учебных заведений обычно обращались за опытом к европейским странам, то тут получилось наоборот: педагоги из Европы приезжали в Петербург познакомиться с новым типом женской школы и отзывались о ней с похвалой.



В 1872 году Мариинская гимназия вновь переехала. Она обосновалась здесь, во флигеле доходного дома Коммерческого училища в Чернышевом переулке (Ломоносова 13). Тогда это был трехэтажный дом, построенный ещё в 1830-х годах. Согласно контракту, здесь было нанято помещение « в трёх этажах», состоявшее « из 48 комнат и кухни с 24 окнами на улицу и 101 во двор, с общей прачечной , с чердаком и местом для дров во дворе». Но и тут гимназии было тесно. В то время число воспитанниц приближалось уже к 700, а желающих учится было гораздо больше. Многим приходилось отказывать « по недостатку места». Несмотря на увеличившуюся плату за обучение (к началу ХХ века она составляла уже 100 рублей в год) и на помощь благотворительных организаций, денег не хватало.
С течением времени в гимназии был расширен курс математики, введены новые предметы – гимнастика, гигиена, изучение иностранных языков стало обязательным.

Лидия Цедербаум и Наталия Караулова уже в 1890-е годы учились уже в этом здании в Чернышевом переулке. Лидия Цедербаум известна как жена меньшевика Фёдора Дана, а её родной брат - всем известный Мартов (Цедербаум). Наталия Караулова мать известной писательницы Лидии Береберовой.



Перед Первой мировой войной гимназия получила разрешение построить на землях Коммерческого училища новое здание, но этот проект не успели реализовать.

После революции Мариинская гимназия перешла в ведение Народного комиссариата государственного призрения, возглавляемого А.М. Коллонтай. Несмотря на жуткие условия зимы 1917-1918 годов, занятия продолжались. Весной 1918 года состоялся последний выпуск «мариинок». По сложившейся традиции лучшие ученицы были удостоены золотых и серебряных медалей. После этого гимназия как тип учебного заведения была ликвидирована.

Но само здание продолжали использовать как учебное заведение. То есть преподавали те же самые учителя, что и до революции. Поэтому можно было говорить о преемственности и традициях. Я забыла, какой номер был у этой школы. Моя тётушка, Гун Лина Кирилловна, училась здесь с 1947 по 1955 год. Она рассказывала мне, как в 1958 году праздновали 100-летие Мариинской гимназии. Разумеется, слова «Мариинская гимназия» никто вслух не произносил. Лина говорила, что на праздник пришло много старушек, бывших учениц, окончивших ещё до революции. Кроме того в здании был проведен ремонт. Печное отопление заменили центральным. Лина говорила, что при ней в классных комнатах было по четыре окна, а после ремонта стало по три, то есть сделали больше комнат.

Потом бывшую гимназию перевели в здание на Фонтанке, а в этом здании разместилась самая первая в СССР школа с углубленным изучением английского языка №213. Не знаю, почему первую английскую школу открыли именно в Ленинграде, а не в Москве. Я училась в этом здании и в этой школе с 1966 по 1974. В 1974 году школа покинула это здание и переехала в Купчино.
Вот фотография 1 сентября 1969 года, перед школой мои одноклассники.



В здании есть актовый зал и зал для физкультуры. Если сравнивать с современными школами, то наши залы были примерно в два раза больше. На каждом этаже были большие рекреации, просторные широкие коридоры. Классные помещения с высокими, около 5 метров, потолками, большими окнами. Замечательные кабинеты физики и химии. Каждый кабинет был из двух помещений. Первое помещение – для обычных уроков, представляло собой амфитеатр, внизу на всю ширину помещения был большой стол учителя, на котором демонстрировались опыты. Второе помещение – для лабораторных работ. Всякие приспособления для физических опытов сохранились ещё от Мариинской гимназии. Также был замечательный кабинет биологии, в котором хранились старые чучела животных и птиц. Было даже чучело крокодила. Какие-то заспиртованные гады в стеклянных банках. На стене под стеклом висел лист огромной кувшинки Виктории Регии (Victoria amazonica), диаметром около полутора метров.

Дальше нас повели к последнему дому на этом углу, адрес которого также Загородный 13. Это был доходный дом Коммерческого училища. Нам рассказывали о тех, кто жил в этом доме.
Надеюсь, что об этом напишет когда-нибудь tokolzina, которая вместо экскурсии уехала на дачу, но она и так знает больше, чем любой экскурсовод. Но, к сожалению, так как Лень родилась вперед tokolzina, то ждать текста ещё долго.






Tags: Вспоминаю, Гун, Любимый город, Московская часть, ворчание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments