Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Дом на Николаевской. Фасад и дворы.

Впервые в этом доме я была на экскурсии лет десять назад. Ту экскурсию проводили Наталья Павловна и сотрудник библиотеки Галина Николаевна.
До этой экскурсии я уже много слышала об обитателях этого дома, о богатом внутреннем убранстве. Несмотря на это, увиденное на экскурсии, всё равно потрясло меня. Нигде больше в нашем городе ничего подобного я не видела.
Дом этот построен в стиле северный модерн, которым в нашем городе никого не удивишь. Но этот модерн особенный, это национальный русский северный модерн, особенно хорошо это чувствуется внутри дома.
В четверг 19 июля мы собрались туда вчетвером, но Лену К. как назло в этот день срочно вызвали из отпуска на работу. Надо ли говорить, что tokolzina также в последний момент не смогла. Как она сама это прокомментировала – «Это уже не смешно». Таким образом, мы пошли вдвоём с Леной Д.





Кое-что я помнила из той экскурсии, кое-что почитала перед тем, как туда пойти. И как смогла, постаралась рассказать Лене. После экскурсии позвонила Лене К., рассказать, как мы замечательно провели день. Лена хорошо поставленным преподавательским голосом требовательно спросила: «А почему ты ещё не написала?». Итак, выполняю обещанное – пишу про наш поход.

30 июня 1906 года у ДСС М.Н. Журавлева был приобретен участок земли, который находился на Николаевской (Марата) №72. Участок приобрело Торгово-промышленное товарищество Анны Петровны Чувалдиной и Филадельфа Геннадьевича Бажанова (зять А.П. Чувалдиной).
Все строения, размещавшиеся на участке (каменный дом и служебные постройки), были снесены, так как Товарищество решило возвести новое здание. Первоначально разработка проекта была поручена гражданскому инженеру Б.И. Конецкому, который скоропостижно скончался в октябре 1906 года. Тогда Товарищество обратилось к гражданскому инженеру Павлу Федотовичу Алёшину, с которым заключили контракт.
Алёшин (1881 – 1961) был из Киева, отец его был строительным подрядчиком. Он отправил учиться сына в Петербург, где Алешин окончил институт гражданских инженеров. В 1906 году Алёшин продолжал образование в Академии художеств. Получив столь лестный заказ, Алешин прервал занятия на архитектурном отделении, и целиком посвятил себя работе. Приступив к разработке проекта в конце 1906 года, уже 12 февраля 1907 года ему утвердили этот проект в техническом отделе Петербургской городской управы. А через три дня, 15 февраля 1907 года, Павлу Федотовичу исполнилось 25 лет. Молодой инженер, без опыта работы, без помощников и компьютеров в сжатые сроки сдал проект.
Сохранились анкеты членов Товарищества, которые они заполняли перед началом проектирования дома. В них содержались вопросы о составе семьи, где и в каких условиях каждый из них живет сейчас, сколько времени главе семьи приходится добираться на службу и множество других. Только после обработки этих сведений приступили к проектированию. Дом не такой уж и огромный, как кажется на первый взгляд, учитывая, что квартиры были большими – от 100 кв. м. Следует сказать, что при проектировании Алёшин был обязан считаться с условиями, выдвинутыми заказчиком, желавшим, чтобы в здании могли разместиться апартаменты директора Товарищества, служебные помещения правления с обширным залом для заседаний, 30 квартир для служащих Товарищества, насчитывающих от 3 до 8 комнат, общежитие для молодых сотрудников и артельщиков с кухней и столовой, кладовые для хранения товаров, а также прачечные и прочие хозяйственные службы, вплоть до конюшни. К тому же Алёшину было предъявлено категорическое требование «не иметь темных помещений и высоких корпусов» .
Учитывая необходимость рационального использования земельного участка и выполнения требования о размещении в здании множества служебных и жилых помещений, Алёшин при относительно небольшой протяженности лицевого фасада дома сильно вытянул его в глубину участка. От основного трехэтажного здания, фасадом на Николаевскую, с обеих сторон длинными узкими полосами отходят разноэтажные дворовые корпуса. Между продольными (боковыми) дворовыми флигелями располагаются поперечные корпуса, образующие три внутренних двора, соединяющиеся высокими арками. Всего в здании Товарищества два трехэтажных, два четырехэтажных, два пятиэтажных боковых флигеля, один пятиэтажный и два четырехэтажных поперечных дворовых корпуса. Замыкает участок трехэтажный задний флигель.



Разумеется, особое внимание Алёшин уделил лицевому фасаду главного здания, первоначальный проект которого сохранился в архиве. На фасаде имелось два внушительных эркера. Правый представлял собой полукруглую башню, завершавшуюся высокой конусообразной кровлей, а левый – остроконечным шпицем. Большим разнообразием отличались формы оконных проемов – шестиугольные окна первого этажа, прямоугольные – второго и полуциркульные окна третьего этажа. Широкие простенки между окнами второго и третьего этажей центральной части фасада заполнялись пилястрами с майоликовыми капителями, а в узком пространстве между полуциркульными окнами третьего этажа размещались ещё и маленькие колонки, а окна второго этажа обрамляли майоликовые наличники. И ещё много других мелких деталей.



Видимо позже Алёшин понял, что несмотря на то, что в целом фасад получился красочным и эффектным, но перенасыщенность различными декоративными элементами разрушала цельный облик. Он увидел слабые места проекта и уже после начала строительства переделал фасад. Таким образом результат значительно отличается от первоначального проекта. Вот фото ~ 1910 года:



Интересно, что, видимо во избежание бюрократических проволочек, Алёшин отправил новый чертеж фасада в Городскую управу с просьбой «таковой переутвердить, как сверенный с натурой взамен утвержденного» лишь 13 марта 1910 года, то есть тогда, когда здание было уже полностью построено и отделано. Естественно, управе оставалось только признать свершившийся факт и согласовать окончательный вариант фасада.



Наибольшие изменения претерпела центральная часть фасада. Алёшин убрал все пилястры и колонки, аркатурные пояса, майоликовые вставки и наличники. Все окна стали прямоугольными, кроме того плоскость второго этажа не выделяется путём облицовки грубоколотым гранитом, хотя изначально это предполагалось. Зато появился резной каменный фриз растительного орнамента:





В правой части нет эркера в виде полукруглой башни. Нет и высокого конуса:



Левый эркер изменился не так сильно как правый, но тоже отличается от первоначального проекта:



После общего осмотра фасада мы с Леной принялись разглядывать детали:

Водосточные трубы украшены растительным орнаментом. Если посмотреть на фотографию 1910 года (выше), то видно, что сток труб убран в тротуар, вода не хлещет по ногам. Почему так сейчас не делают, мне совершенно непонятно. Кроме того, все водосточные трубы, вернее верхние их части, подлинные. Они сделаны из меди. Когда в начале 1990-х опять пришёл гегемон, нижние части труб бесследно исчезли. Поэтому, после того как их восстановили, все трубы перекрасили в унылый зелёный цвет, чтобы никто не догадался. Кстати, по этой же причине закрашена черной краской входная дверь, она тоже из цветного металла.



Дымовые трубы в форме башенок:



Кровля была сделана из оцинкованного железа, уложенного по деревянной обрешетке, но для покрытия лицевого ската крыши главного корпуса (площадью около 40 кв. саженей) употребили оригинальный и очень дорогой материал – металлизированную черепицу. Поставляло её производство О.О. Гольдвейна и П.К. Ваулина. Металлизированная черепица представляла собой железные пластины, имеющие форму черепицы и покрытые глазурью зеленовато-желтых тонов. По словам Алёшина, на железную основу наносился «слой глазури с золотом» . По-видимому, жидкое золото входило в состав глазури и придавало ей требуемый оттенок.



В соответствии с прекрасным правилом, существовавшим в начале ХХ века, Алёшин был не только автором проекта дома, но и руководил его строительством. Он получил от Чувалдиной и Бажанова весьма широкие полномочия. Он имел право по своему усмотрению заключать и расторгать договоры с подрядчиками и поставщиками, контролировать качество и сроки выполнения работ, а также сноситься по всем вопросам с городской управой. По существу, Алёшин заключил контракты почти со всеми известными петербургскими предпринимателями, специализировавшихся на разных видах строительных и отделочных работ. Сам он тщательно прорабатывал каждую деталь, выполняя множество чертежей, рисунков и шаблонов, передававшихся затем непосредственным исполнителям.



Торжественная закладка дома состоялась 29 июня 1907 года. Как только завершились основные строительные работы, немедленно начались отделочные. За оформление лицевого фасада мелко накованными гранитными плитами взялось акционерное общество «Гранит», владевшее каменоломнями в Финляндии и камнеобрабатывающими мастерскими в городе Ганге (Ханко). Обработанные там плиты светло-красного гангутского (гангеутского) гранита доставляли затем в Петербург, где мастера общества устанавливали их на фасаде дома. Из того же гангутского гранита по моделям, присылавшимся Алёшиным, исполнялись в Ганге и разные орнаментальные детали фриза, колонок и оконных обрамлений.



Убранство фасада дополняли четыре бронзовых флагодержателя, отлитых фирмой В.В. Гаврилова



и медные карнизы, патинированные «под зеленую помпейскую бронзу», которые выполнил завод К.Винклера. По указанным выше причинам, это всё также выкрашено сейчас в унылый зеленый цвет.



На том же заводе были сделаны из кованного железа ажурные ворота с накладными бронзовыми украшениями, парапетные и балконные решетки. Ворота эти сгинули в неизвестном направлении, поэтому сейчас сделаны новые ворота, напоминающие старые:



Массивные бронзовые двери Алёшин выписал из Англии.



Видно, что ручка бронзовая, так же как и вся дверь:



Английский дуб:





Жаль, что сейчас нельзя увидеть эффектное сочетание светло-красного гранита, зеленовато-золотистой черепицы, патинированнй бронзы и яркой меди.
Налюбовавшись фасадом, мы перешли Марата вне зоны пешеходного перехода и отправились осматривать дворы. Дворы сейчас моют, чистят, ремонтируют. Поэтому ворота не заперты, надо просто толкнуть дверь и спокойно зайти.

Одновременно с отделкой дворовых фасадов велось сооружение многочисленных лестниц. Всего в доме насчитывалось 4 парадных и 14 так называемых служебных лестниц. Три парадных во дворе и главная парадная лестница с Николаевской. В трех дворовых парадных были устроены туалетные комнаты для посетителей и гостей. В советское время из этих туалетных комнат были сделаны отдельные квартирки. Площадь их несколько превышает стандартную хрущевку.
Для устройства столь большого количества лестниц Алешину пришлось прибегнуть к услугам целого ряда предприятий по обработке натурального камня.
Вход в квартиру хозяев дома был, кроме парадного с Николаевской, еще с первого двора и из-под арки. К сожалению войти в хозяйскую парадную, что находится под аркой нам не удалось, но получилось войти в другую. Она выглядит точно так же, как и хозяйская, когда я была там с экскурсией десять лет назад. К ноябрю 1908 года все служебные и парадные лестницы были готовы.

Фонари и перила в парадных выполнены по рисункам Алёшина.



В парадных подлинные рамы, фурнитура. Везде в парадных сохранились подоконники из серого мрамора.



Черные лестницы были снабжены электрическими подъемниками для дров, белья и прочих грузов. Электропроводка была скрыта под штукатуркой.



Любопытно, что дворы этого дома всегда оставались сухими. От сырости и грунтовых вод здание спасала специальная изоляция фирмы "Бюро Вега".
Это один из первых домов в городе с «подвесными дворами» – огромные пространства (подвалы и полуподвалы непосредственно под домом – существуют отдельно) расположенные под асфальтом дворов. Как сейчас делают подземные гаражи, так в этом доме было создано полноценное подземное пространство с потолком. В настоящее время оно никак не используется и находится в ветхом состоянии. Идет постоянная борьба с грунтовыми водами и приходится регулярно проводить ремонт инженерных коммуникаций.



Отопление по тем временам было установлено самое современное – паровое. Кроме того, все помещения кондиционировались, то есть через систему вентиляции подавался предварительно нагретый и увлажненный воздух! Дом находился на полном самообеспечении. В ванных комнатах были не только тёплые полы, но и теплые стены!

Все перекрытия в доме из железобетона, что также было новинкой в то время.

Дворовые фасады были отделаны значительно скромнее. Однообразие однотонной облицовки оживлялось широким майоликовым фризом синевато-фиолетового цвета на корпусах первого и второго дворов и зеленого - на корпусах третьего.



Главная квартира дома – квартира Екатерины Владимировны и Филадельфа Геннадьвича Бажановых располагалась по периметру первого двора на первом и втором этажах. Это была обычная квартира (порядка 40 комнат). Семья была большая – к моменту въезда семьи в этот дом детей было одиннадцать.



Летом 1908 года тот же подрядчик Д.А. Белов, который производил кирпичную кладку здания, облицевал белым облицовочным кирпичом дворовый фасад главного корпуса и все фасады флигелей.


Цоколи, кронштейны и декоративны пояса выполнялись из гранита. Причем все гранитные детали на фасадах флигелей первого и второго дворов вырубались из красного гангутского гранита, а остальные элементы каменного декоры фасадов второго двора ивсё каменное убранство фасадов третьего двора из гранита других ломок, внешне однако почти не отличавшегося от гангутского.



Дом этот никогда не был доходным, то есть квартиры не сдавались внаём. Все помещения дома, кроме хозяйской квартиры (сейчас помещение библиотеки), до сих пор жилые. Дом является памятником федерального значения.





Третий двор меньше двух первых, но с южной стороны флигель невысокий – трехэтажный, поэтому во дворе всегда светло:





Гараж для хозяйского автомобиля:





Техническая постройка в третьем дворе:


Внимательно осмотрев фасад и все дворы, мы с Леной пошли внутрь здания. Детская библиотека въехала в помещение в 1984 году. Вход в библиотеку свободный.

__________________
Использовала текст статьи Матвеева Б. и Колотова М. «Дом Бажанова». Диалог 1990 г., №35.

Продолжение будет.
Tags: Любимый город, Московская часть, Моя семья, Экскурсия
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments