Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Дом на Николаевской. Интерьеры.

Продолжение. Начало здесь.

Мы вошли в дом со стороны улицы и попали в вестибюль. У входа сидит вахтер, у которой мы купили прекрасный набор открыток с фотографиями интерьеров дома. А затем пошли любоваться интерьерами этого замечательного дома.







Особенность помещений, которые занимает библиотека, в том, что только здесь сохранилось первоначальное убранство дома. Несмотря на реставрации, все, что представлено на фотографиях, подлинное. К моменту въезда сюда библиотеки были утрачены только две дубовые филенки.

Но сначала ещё несколько слов о стиле интерьеров. Товарищество А.П. Чувалдиной и Ф.Г. Бажанова истратило на постройку дома более миллиона рублей. Но одним из требований к интерьерам было, чтобы «ничего кричащего». Мне кажется, что именно поэтому этот дом выгодно отличается от других подобных особняков, где о богатстве и отсутствии вкуса у владельцев кричит буквально всё. Дом Товарищества – прекрасный пример того, что если доверять дело молодым талантливым людям, то результат превзойдет все ожидания. Напомню, что к моменту начала проектирования дома Алешину было 24 года, а к завершению строительства – 27. Практически всё в этом доме от чертежей фундамента до крыши, от инженерных коммуникаций до рисунков люстр и дверных ручек было выполнено им лично. И ещё немного об Алешине. Этот дом – его единственная постройка в Петербурге. После этого он вернулся к отцу в Киев, дело их процветало. После революции он стал главным архитектором Киева. Построил много зданий. Восстанавливал город после войны. То, что сохранилось, то, что ему удалось отстоять, то, что он смог восстановить – всё это сегодня можно увидеть в Киеве. Алешин практически наш современник, он скончался в 1961 году.

Итак, началось оформление интерьеров. Наибольшим богатством и разнообразием декора отличались помещения квартиры директора Товарищества, которая, по словам Алёшина, «сосредоточила на себя наибольшее внимание строителя в плане художественной отделки».
Из сорока комнат апартаментов архитектор выделил комплекс наиболее парадных помещений, в который вошли: холл, приемная, кабинеты директора и его супруги, гостиная, зал. Большая и малая столовые, курительная, две спальни. В архиве Алешина имеются фотографии большинства этих комнат, дающие ясное представление об их первоначальном убранстве, очень характерном для стиля русский северный модерн. Но это не тот русский модерн в стиле а ля пейзан рюс , которым грешил иногда, например, архитектор А.Л. Гун.
Алёшин стремился к тому, чтобы парадные комнаты, будучи нарядными и элегантными, оставались в то же время просторными и удобными. Наибольшее значение он придавал декору стен. Для этой цели Алешин чаще всего применял полированные панели из различных пород дерева: дуба (светлого, мореного или тонированного), ореха, груши, красного дерева. Филенки дверей по большей части украшались изящной резьбой и «легкой позолотой».

Панели разных пород дерева, основное оборудование и мебель выполнялись фирмой «Ф.Мельцер и Ко».

Полы в доме дубовые. Паркет уложен «ёлочкой» по бетонному основанию при помощи горячего асфальта.
Стены, расположенные выше уровня панелей, обычно либо окрашивались мастичной краской по
штукатурке, либо заполнялись орнаментальными или скульптурными лепными фризами.

Парадная лестница

Мы вошли в вестибюль и увидели прекрасные двери с венецианскими стёклами:



За дверями увидели великолепную парадную лестницу, которое возвело строительное мраморное и гранитное производство М.А.Кузнецова. Ступени ее и ограждающий массивный парапет со вставками из художественного бронзового литья (в ходе реставрации выяснилось, что это была гальванопластика) были сделаны из белого полированного каррарского мрамора.



Первоначально предполагалось использовать какой-то другой розовый мрамор, но цена оказалась таковой, что решили ограничиться простым каррарским, как Посольская лестница в Зимнем.





Прежде через световой фонарь на потолке (самый большой в доме) парадную лестницу освещал дневной свет. Сейчас стекла окрашены, но сохранились бронзовые переплеты и само устройство светового фонаря. Он транзитом проходит через вышерасположенную квартиру до самой кровли. Над библиотекой в настоящее время находятся мастерские художников. Фонарь парадной лестницы с их стороны заделан паркетом. Наверху для обслуживания фонаря предусмотрена специальная комната. С ним связана самая стойкая легенда. Рассказывают, что непосредственно в световом фонаре располагался аквариум, в котором плавал огромный сом. Администрация библиотеки справлялась у специалистов, возможно ли было размещение в этом пространстве аквариума. Они этого не отрицают, ведь перекрытия в доме железобетонные. Однако ни в одном историческом документе упоминания об аквариуме не найдено. Так что это красивая, но все же легенда.



Под световым фонарем отчетливо видны два вензеля (один с инициалами самого Филадельфа Геннадьевича Бажанова – Ф.Б., второй – с инициалами его супруги Екатерины Владимировны Бажановой – Е.Б.).



Сейчас нельзя узнать, были ли сводчатые окна парадной лестницы окрашены в нынешний черный цвет. К моменту въезда библиотеки в это здание, они были именно такими. За стеклами находится узкий коридор с дверью, за которой квартира Бажанова продолжалась. Сейчас дверь эта заложена.

Фонари на лестнице:


При реставрации слева от верхнего пролета лестницы были открыты изящные арочные проемы балкона, образующие холл 2 этажа.




Холл

Поднялись по лестнице в холл. В центре холла обращенный к лестнице находится камин в замковом стиле. Все камины в доме в рабочем состоянии, все дымоходы исправны, но каминами в библиотеке не пользуются из соображений пожарной безопасности:





Он оформлен майоликовой плиткой и медной панелью с чеканкой с изображением старинного корабля дракара.



Как и все остальные в этом доме, камин изготовлен в мастерской Ваулина и О.О. Гольдвейна. В верхней части камина находится декоративный фриз. Весь фриз со сценами из крестьянской жизни расположен по стенам под потолком. Каждое панно имеет собственный сюжет и название.

Жатва:


В целом сюжет фриза воспроизводит сельские работы (сев, жатва, молотьба, сбор яблок, уход на заработки) и забавы деревенских ребятишек (снежная баба, игра в городки, запуск бумажного змея). Отчетливо видны более 50 персонажей детей и взрослых.
Сбор яблок:


Уход на заработки. Думаю, Бажанов сам в детстве эту сцену часто видел. А когда его отправили мальчишкой в Петербург к В.И. Чувалдину, не сладко ему пришлось:


Бурлаки:


Городки:


К сожалению, имя автора этих рельефов пока установить не удалось. Но можно предположить, что они созданы скульптором Л.А. Дитрихом. Среди документов архива Алешина сохранилась составленная скульптором Л.А.Дитрихом смета на исполнение лепных украшений в зале квартиры Бажанова. В 1909 году будущий известный скульптор Л.А. Дитрих (1877 – 1954) был ещё вольнослушателем Академии художеств, но уже участвовал в выставках.
Надеюсь, что экспертиза всё же будут заказана и авторство Дитриха подтвердится.

Потолок в холле достоин особого внимания. Его реставрация представляла самую сложную задачу; он был сильно разрушен протечками с верхних этажей. К тому же в его оформлении нет повторяющихся деталей. Два года пришлось искать не просто лепщика, но лепщика-художника. И такой мастер нашелся, его имя Павел Куделич.

Приемная и знаменитый камин Врубеля

Это первая комната от парадной лестницы. Облицовка декоративных панелей стен – ореховое дерево. На дверях резные филенки. Резьба на потолочных балках.



Здесь в Приемной находится самый известный майоликовый камин Врубеля – «Вольга и Микула». Камин был предложен к моменту завершения строительства дома мастерской П.К. Ваулина и О.О. Гольдвейна, которая находилась в Кикерино под Петербургом. Самый первый вариант камина по этому сюжету делали в Абрамцевской мастерской к Парижской выставке 1900 года М.А. Врубель и П.К. Ваулин. Камин получил на выставке Золотую медаль.

В 1908 году, когда работы по отделке интерьеров дома были в самом разгаре, О.О. Гольдвейн сообщил Бажанову, что «на днях закончен в наших мастерских монументальный камин по рисунку художника Врубеля» , и предложил приобрести его «для одной из многочисленных комнат Вашей квартиры» . Камин тематически увязан с «Богатырским фризом» Рериха, о котором ниже.



На фасаде камина слева - идущий за сохой Микула в голубых с белым одеждах, а справа Вольга в кованых доспехах на могучем белогривом коне. Венчают композицию фигуры сказочных белых птиц «сирин» с женскими головами.

Как показывает опыт, не все знают былину о Вольге и Микуле by heart . А только зная ее сюжет, можно понять почему такой взгляд у Микулы Селяниновича,



отчего так сердит Вольга Святославич и смотрит сверху:



Ссылки на «Вольгу и Микулу»:




Панели оконных проемов украшены майоликовыми вставками, выполненными по эскизам М.А. Врубеля. Все подоконники в доме мраморные.



На майоликовых вставках в стеновых панелях изображены васильки, чертополохи, шишки и павлин.



Сразу замечу, что камины в остальных комнатах были сделаны в мастерских Гольдвейна и Ваулина по рисункам Алешина. Главную их прелесть составляет покрывающая керамическую основу глазурь, сваренная по рецептам Ваулина, то зеленовато-синяя (лазоревая), то синевато-фиолетовая, переливающаяся множеством оттенков. Никакие фотографии красоту это не передают, туда надо пойти и всё увидеть своими глазами. Писала, что все камины действующие. Но, по-моему, «Вольга и Микула» - декоративный камин, его не топили.

Кабинет

Стеновые панели, деревянные элементы камина здесь изготовлены из красного дерева. При реставрации обнаружилось, что на некоторых из них сохранился первоначальный слой лака. Стены Кабинета были обиты тисненой кожей. Сейчас она сохранилась только на оконных откосах. Во внутренних квартирах дома и в парадных для подоконников использован так называемый голубой мрамор, на самом деле по цвету он серый. В парадных же помещениях хозяйской квартиры он разных оттенков, в том числе белый и черный.

На фото видны гвозди, которыми прибита кожа. Также видно кусочек мраморного подоконника:




В правой части камина видна бронзовая ручка (такая есть у каждого камина в этом доме). При повороте ручки открываются заслонки, приводящие камин в рабочее состояние – он готов к топке.





Потолок в кабинете кессонированный, он заполнен интенсивной лепкой.



Радиаторы батарей новые, подлинные же имели значительно больший размер. В этом помещении в настоящий момент находится читальный зал.


Фойе с камином



Рама камина выполнена из дуба.





На майоликовых облицовочных плитках изображены розочки в стиле модерн.



Этот мотив повторяется в виде инкрустации на всех дверных проемах. На потолке можно увидеть изящный кованный фонарь




Грушевая гостиная

Эта гостиная – дамское пространство, разительно отличающееся от строгого мужского пространства кабинета. Изначально ниже барельефов бронзовых бараньих головок на стенах была натянута ткань.



Все дверные ручки в доме исполнены в одном стиле, и только здесь, в Грушевой гостиной, ручки украшены изображением розы в стиле модерн.



Над дверями размещены изящные вставки в виде чеканки (техника гальвонопластики): символические изображения детства, юности и зрелости. Изначально они были сделаны из гипса. Эти лица связаны с семейством Бажановых.



Справа и слева от портретов на дверной коробке находятся резные вставки из грушевого дерева. Эта порода древесины относится к дорогим и часто используется именно для украшения интерьера резными деталями.



Шпон грушевого дерева очень тонкий и от времени и неаккуратного обращения был сильно поврежден.



В гостиной под потолком размещен замечательный лепной фриз (намазная лепка) с видами роскошного южного парка, засаженного пирамидальными кипарисами и платанами, среди которых рассеяны террасы, беседки:



Отчетливо видны фонтаны, мостики, скульптуры, деревья. Таких экспонатов осталось совсем немного:




Малая столовая (Гербовый зал)

Стены здесь отделаны дубовыми панелями. В стены прежде был встроен буфет.



Бра воссозданы по историческим фотографиям. Люстра здесь была очень любопытная. Осталась она только на фотографии. Сложная, украшенная мужскими фигурами, вазой и тарелкой. Библиотека не теряет надежды, если появится финансовая возможность, восстановить ее. Лепка на потолке тончайшая.





Второе название комнаты – Гербовый зал. Над каждой из 4 дверей размещен герб города.
Петербург:


Ярославль. Анна Петровна Чувалдина была родом из Ярославля, Бажанов – из Ярославской губернии:


Герб Олонецкой губернии - Товарищество Чувалдиной и Бажанова имело там свои экономические интересы и земли:


При чём здесь герб Москвы, мне не известно:


Все гербы:



Большая столовая

Стены Большой столовой отделаны дубовыми панелями, а в центре возвышается огромный камин,



украшенный майоликовой плиткой и замечательной инкрустацией типичных для модерна цветов – ирисов.



Такие же ирисы в виде инкрустации – это видно на старых фотографиях – повторялись на всей мебели Большой столовой.



Вообще в квартире было 6 угловых и 4 срединных камина. Располагались они в холле, приемной, кабинете, в фойе перед гостиной, большой столовой и других комнатах, но поскольку в здании существовала система центрального водяного отопления, то они в основном выполняли декоративные функции.
Этот камин, так же как и все остальные камины в доме кроме «Вольги и Микулы», выполнен по рисунку Алешина. Камины стилизованы под шлемы былинных русских витязей. По бокам расположены изображения щитов:



Решетка камина в стиле модерн:



Люстра в столовой подлинная. Стилизована под шлем богатыря. Лампочки меняются через боковые стекла, в которых есть дверцы. Стекла новые, подлинное осталось лишь одно. Особую сложность при реставрации представляло воспроизведение «морозного узора» на стекле, эту работу выполнил Павел Куделич. Эта технология была утрачена.



Но прежде всего знаменита эта комната тем, что все пространство стен от декоративных панелей до потолка занимал «Богатырский фриз» Николая Константиновича Рериха, который он сделал по заказу Бажанова (см. статью В. П. Князевой «Богатырский фриз»). Сохранилась переписка Рериха с Алешиным, в которой согласуется оттенок дубовых панелей и все прочие существенные для исполнения заказа детали.



Под потолком прежде располагались открытые хоры.





Этот фриз состоял из 7 больших панно. Высота панно - 2,03 м. Общая длина больших панно - 25,75 м. Кроме того, над окнами на оконных наличниках было размещено еще 12 декоративных полотен значительно меньшего размера.
Фриз начинали два панно, расположенные по сторонам от балкона на хорах, - "Баян" и "Витязь". Баян с гуслями поет о подвигах русских богатырей. Его слушает молодой витязь.



По левую руку от дверного проема находились большие полотна - "Вольга" и "Микула". Оба панно задуманы как парные



"Илья Муромец" и "Соловей-разбойник". Эти панно в интерьере располагались по сторонам от большого оконного проема.



Кроме того, над окном помещалось длинное узкое панно "Городище" с романтизированным, типично рериховским пейзажем древней русской земли, которое композиционно и по смыслу связывало их.
Самое большое панно - "Садко". Его длина - 7 метров. Весело плывут по синим водам Волхова ладьи Садко. Он отправляется со своей дружиной в далекий путь. На берегу раскинулся "Господин Великий Новгород" с крепостными стенами и башнями. На пристани слева дружно разгружаются торговые ладьи. Рерих рисует, по существу, идеальную картину жизни богатого торгового города, гдо нет распрей и где все трудятся на общее благо.



Фриз несколько пострадал в блокаду, поэтому в 1964 году его забрал на реставрацию Русский музей. В Русском музее в корпусе Бенуа представлены 4 полотна из фриза, «Садко» до сих пор хранится в запасниках музея. Целиком фриз в России не выставлялся, только частично.
Надо понимать, что фриз был создан для конкретного помещения. Картины можно смотреть только при том освещении, которое есть в этой комнате. Висеть они должны ровно на той высоте, для которой они предназначены. В корпусе Бенуа на темной лестнице висят "Вольга" и "Микула", "Илья Муромец" и "Соловей-разбойник". Кроме того фриз объединялся декоративными вставками растительного орнамента. Сотрудники библиотеки надеются, что когда-нибудь будет сделана копия фриза и Большая столовая вновь предстанет перед нами во всей своей красе.

Лена вглядывается в белую стену, вдруг проступит «Богатырский фриз»? Увы…




Белый зал

Этот зал мой самый любимый. Он оформлен в стиле парадных залов XIX века. Ничего кричащего, просто дивные оттенки белого и чуть-чуть золота, которое совсем не бросается в глаза. Весь зал заполнен прекрасной орнаментальной лепкой:



Из Большой столовой в Белый зал вели огромные раздвижные двери с мастичной лепкой.





Лепка украшает пространство над зеркалами.



В оформлении зала участвовал скульптор Л.А. Дитрих. Во время реставрации были заново воссозданы только плафоны в виде шишек, расположенные по периметру зала под потолком.



В остальном облик помещения первоначальный.



Светильники в виде декоративных гипсовых ваз, в которые вставлялись электрические лампы:



Если открыть все двери анфилады комнат, идущей вдоль фасада дома, то в зеркало Белого зала можно увидеть Врубелевский камин из Приёмной.



В большом помещении на первом этаже в корпусе, расположенном через двор, был зал заседаний Товарищества Чувалдиной и Бажанова. Этот зал был предназначен для собраний именно жильцов дома – членов Правления Товарищества. В зале была разборная сцена, прекрасные дубовые панели украшали стены. До наших дней не сохранилось ничего. На его месте находится обычная коммунальная квартира. Из квартиры Бажанова из гардероба на первом этаже был вход в этот зал.
Офисные же помещения Товарищества и магазин размещались в Апраксином дворе – угол Михайловского и Графского проездов №№360-365.





В конце 1909 года все работы по отделке дома Бажанова были завершены. Об этом свидетельствует отношение П. Ф. Алешина в Городскую управу, датированное 2 декабря 1909 года, с просьбой "назначить комиссию для осмотра дома на предмет впуска жильцов" .

___________________________
Для иллюстраций использовала набор открыток, приобретенный в библиотеке. Все остальные фотографии мои.
Кроме того, брала текст из канонической статьи Нетипичный петербургский модерн
Также из статьи Матвеева Б. и Колотова М. «Дом Бажанова». Диалог 1990 г., №35. В интернете она была опубликована несколько лет назад под чужим именем, поэтому ссылку не даю.
Князева В.П. "Богатырский фриз" на сайте внука Алешина - Вадима Алешина

Хочу заметить, что фотографии совсем не передают той красоты, которую мы увидели. Надо просто туда пойти и увидеть всё своими глазами.
О библиотеке и как попасть продолжение будет.
Tags: Любимый город, Московская часть, Моя семья, Экскурсия
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments