Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Казачий переулок

Здесь в начале XVIII века было «место хрустальных заводов», где делали и обычную стеклянную посуду, и хрусталь, и зеркала. Возглавлял этот завод англичанин Эльмзель. В 1738 году за долги стеклянный завод перешел в казенное ведомство. В 1766 году было решено застраивать берега Фонтанки жилыми домами, и в связи с опасностью пожаров завод перевели в Калинкину деревню . Часть земли Екатерина II пожаловала Казачьему войску, а остальное отдано «обывателям под строение домов».
В «СПб ведомостях» за 1784 год есть объявление «У Семёновского мосту на Донском казачьем подворье продаются самые лучшие красные кубанские виноградные вина бочками. Ведро по 6 рублей». Казаки на этом месте просуществовали недолго, потом им подыскали другое место на Стремянной улице, и они стали продавать имущество. В «СПб ведомостях» за 1803 год объявление «В прежнем казацком доме что в Московской части в 4-м квартале близ Семёновского мосту отдаются в наймы разные подворья, также оранжереи и парники». Казаки уехали из этого места, а название переулка осталось.
Казачий переулок небольшой – всего 15 домов.

У нас в городе есть много Г-образных переулков, их ещё называют «коленом» или «глаголем». Но таких переулков как Казачий, в городе больше нет. Сначала проложили дорогу от Гороховой в сторону Введенского канала. Он назывался Казачий переулок №1. Потом проложили на месте тропы к Фонтанке, это получился Казачий №2. Затем от угла в сторону Загородного пошёл Казачий №3. В 1880-е №1 и №3 объединили, и он стал называться Большим Казачьим переулком. А №2 стал называться Малым Казачьим переулком. Так они существовали до 1925 года, так как в этом году жители Казачьего переулка в память о том, что Ленин целых четырнадцать месяцев снимал здесь комнату, попросили переименовать его в переулок Ильича. Кроме того был открыт Красный уголок, а с 1938 года был организован музей-квартира. В 1994 году у нас активизировались казаки. Они стали настойчиво требовать, чтобы переулку вернули старое название.

На карте синим пунктиром обозначена граница Донского казачьего подворья.
Красный – Казачий №1
Синий – Казачий №2
Зелёный – Казачий №3



Дома в Казачьем переулке старые, в основном постройки начала-середины XIX века. Потом эти дома надстраивали, меняли фасады, но в основе те старые дома.

Большой Казачий 13 – Загородный 45
В книге «Загородный проспект» написано, что этот дом в 1906 году за 170 тыс. рублей приобрела вдова генерал-лейтенанта Анна Николаевна Штальман. Для неё этот дом перестроил в 1907 инженер Мошинский Иосиф Юлианович (1860-1914). И.Ю. Мошинский по окончании Института гражданских инженеров служил в Технико-строительном комитете Министерства внутренних дел (1887-1892), затем был архитектором Петербургского губернского правления (1892-1896). С 1895 года преподавал в Институте гражданских инженеров, был техником по устройству казарм. В Петербурге построил около десяти домов, в том числе доходный дом А.Н. Штальман, в котором и жил.



У дома была башня, которая сгорела. Без этой башни дом как без головы.


В память о муже генерале фасад был соответственно украшен:






По купчей от 10 апреля 1910 года дом был продан графу Александру Алексеевичу Мусину-Пушкину (1855-1917). Он окончил Петербургский университет, был попечителем Одесского, а затем Петербургского (1908-1912) учебного округа. Семья тут не жила, они снимали квартиру в доме Оболенского на Сергиевской (Чайковского) 20.

В доме было три лавки. Гермина Львовна Брахман - готовое платье, Александр Николаевич Бычков –сливочн. и осветит. материалы, Пауль Иванович Элерт – «Курляндская» пекарня и кондитерская.

В моё время лавки Гермины Львовны и Александра Николаевича были объединены в один гастроном. Это там где сейчас магазины «Продукты» и «Пиво». Магазин напротив Витебского вокзала, поэтому там всегда по выходным были очереди, так как на электричках приезжали из Ленинградской области, из Новгорода. Люди покупали сливочное масло, колбасу, сыр, так как там где они жили ничего этого в продаже не было.



С угла была «Курляндская пекарня». В советское время здесь была булочная. В одной витрине, которая выходит в Казачий, в 1960-е годы были установлены автоматы по продаже хлеба и булки. Автоматы эти работали круглосуточно. В каждом автомате была маленькая витринка, где лежал образец булочки или хлеба. То есть прямо с улицы надо было бросить в автомат монетки, и тогда из лотка выпрыгивала булка. Но мы не пользовались, так как в соседнем доме на Гороховой 54 была обычная булочная. Кроме того нельзя было узнать свежий хлеб в автомате или нет, а в булочной для этого были специальные вилки. А вот кто работал в смену или возвращался домой поздно, пользовались. Но продержались эти автоматы лет десять, потом видно сломались и их убрали. А жаль. В 1990-е здесь был ресторан «Плакучая ива». Сейчас в этом месте кондитерская «Сладкоежка».



В старое время по фасаду на Загородный были только отдельные квартиры.





Со стороны Казачьего были меблированные комнаты:












Большой Казачий 11. Егоровские бани.
Макет бань из музея «Разночинный Петербург»:


Егоровские бани назывались громко – «Дом народного здравия». Это были роскошнейшие бани.
В 1875 году Е.С.Егоров получил разрешение от Петербургской городской управы на строительство "5-этажного каменного жилого дома, выходящего фасадом на Казачий пер., и каменных, с лицевой стороны двухэтажных, а внутри двора 5-этажных народных, общих, номернных и семейных бань". План застройки и проект всех зданий был составлен П.Ю. Сюзором, который получил за эту работу золотую медаль на выставке в Вене. Сюзор Павел Юльевич (1844 – 1919),был специалистом по строительной гигиене и строительному законодательству, товарищем председателя Русского общества народного здравия, читал в Институте гражданских инженеров специальный курс посвященный банному строительству. Продумывалось всё – и материалы, и гидроизоляция. Сюзор приложил руку к зданию для Компании для залога и хранения громоздких движимостей



Эти бани строились долго - с 1875 по 1885, но и то не были достроены до конца. Егоров был старообрядцем, богатым промышленником. Говорили, что Егоров специально тянул с постройкой бани, так как якобы какая-то гадалка ему нагадала, что как только он построит бани, он умрет.



Это было роскошное по тем временам здание, богато отделанное снаружи и особенно внутри. Девиз дома народного здравия: "роскошь-удобство-гигиена-чистота". Все было продумано до мелочей. Зал с бассейном "для плавания и проходами для охлаждения" соседствовал здесь с восточными банями и с душем Шарко".



В банях была русская парная, римско-турецкая парная, лечебные серные, соляные, песочные ванны, электромассаж, гимнастический зал, бассейн с подогревом, ресторан, бильярд, гостиница, читальня, пивная, сушильня, гладильня.



В банях было несколько классов – и дорогие и дешевые, но никогда посетители разных классов не встречались друг с другом. Для каждого класса были разные входы. Во всех объявлениях писали, что парадная лестница «с ковром и швейцаром».



По смерти Егорова бани приобрёл новый владелец, Карл Александрович Гейман, который стал приспосабливать некоторые помещения бани под новые учреждения и жильё. И до сих пор в помещениях бывших парилок живут люди. То есть в помещениях тёмных, не приспособленных для нормального жилья. В 1916 году владельцем был Бернштейн Григорий Абрамович, а управляющим Гинзбург Мориц Моисеевич.

После революции в главном здании был обычный жилой дом, а так называемые «народные бани» продолжали работать. В начале 1990-х баня практически прекратила своё существование, но потом там сделали ремонт. Одна моя подруга была там недавно и ей не понравилось.
Всю жизнь, ещё с дореволюционных времен, народное название – Казачьи бани.

Фасад главного корпуса был переделан, надстроено два этажа, исчез эркер. Да и вообще после ремонтов это здание скорее напоминает сталинскую постройку, а не XIX век. И давно пора уже сделать мансарду, да и на соседних домах тоже. А то чего-то нехватает.


В этом доме проживал Александр Малченко, соратник Ленина по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса». Его расстреляли в 1930 году.

Дворы Казачьих бань:



Как видно на карте здания Казачьих бань тянутся почти вдоль всего Казачьего №3. Внутри есть несколько проходных дворов, которые соединяются между собой и Казачьим арками.







Большой Казачий 9. «Бурков дом» .
В части дома, выходящей на фасадом на Большой Казачий, были большие квартиры.В каждую квартиру вели три (!) лестницы, две, как обычно, - парадная и чёрная, а вот третья лестница – это проход в баню. То есть в каждую квартиру можно было попасть и через баню и, наоборот, из каждой квартиры можно было попасть в баню.

С угла в этом доме была булочная, которая существовала до начала 1980-х годов. Потом был магазин канцелярских товаров, там продавали краски и кисточки. Сейчас что-то там есть, но вывески никакой нет, на окнах плотно закрыты жалюзи.



Большой Казачий 8.

Первоначально здесь был прекрасный двухэтажный дом в стиле классицизм. С треугольным фронтоном, с итальянским окном. Дом надстроил и переделал фасад в стиле модерн архитектор Батуев П.Н. в 1904.


В этом доме жила Ольга Сергеевна Павлищева, сестра Александра Сергеевича Пушкина. В дом купца Дмитриева Павлищевы переехали вместе с Ариной Родионовной в 1828 году. В том же году Арина Родионовна скончалась. Отпевали её во Владимирской церкви . Павлищев получил направление в Варшаву, а Ольга Сергеевна осталась дома.

В Пушкинском доме есть 39 писем, которые она написала мужу из этого дома. В письмах она описывает жизнь в Казачьем переулке, жалуется на домовладельца Дмитриева, который не позволяет ей пользоваться катком. За домом был сад, в этом саду зимой Дмитриев заливал каток. И вообще Дмитриев обещает «прибить Жану [собачку – прим. моё] и прислугу заодно». Описывает холеру, которая свирепствовала тогда в Петербурге, - все заграждения, как город обрабатывали хлоркой и известью. Возможно это помогало. Павлищева устраивала у себя музыкальные вечера, здесь бывали Глинка, Петр Вяземский ( «я полюбил в тебе сначала брата, брат по сестре мне стал ещё милей» ).









До переезда в Казачий Павлищевы жили на Грязной (Николаевская, Марата) 25. Вот цитата из книги Шериха: «Важнее другое: в пушкинские времена хозяйкой здания была грузинская дворянка Магдалина Мадатова. И сюда приходили письма с таким адресом: «Милостивой Государыне Моей Ольге Сергеевне Павлищевой у Владимирской в Грязной улице в доме Мадатовой». В доме Мадатовой находилось первое семейное гнездо Павлищевых – «уютная квартирка», в которой наверняка бывал А.С. Пушкин. Жила здесь при Павлищевой и знаменитая пушкинская няня Арина Родионовна, кормилица Ольги.
Увы, в этом доме няня занемогла – возможно, простудилась по пути из деревни в столицу. Вскоре она умерла. В метрическую книгу Владимирской церкви летом 1828 года было вписано: «скончалась старостию в возрасте 76 лет, 5-го класса чиновника Сергея Пушкина крепостная женщина Ирина Родионова».
А в 1991 году на доме № 25 была установлена мемориальная доска с бронзовым профилем няни.
Павлищевы прожили в доме Мадатовой недолго: здешняя квартира устраивала их не во всем, и они подыскали себе более подходящее жилье. Потом Павлищев получил должность в Варшаве, куда супруги и отправились. А дальнейшая их жизнь сложилась совсем не в русле романтического начала: Николай Иванович оказался скуп и мелочен, и конфликты не заставили себя ждать...»

Так что сказать точно в каком именно доме умерла Арина Родионовна я не могу. Но Шериху очень доверяю.

Tags: Вспоминаю, Любимый город, Московская часть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal