Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Мраморный дворец. История. Парадные залы.

Недавно прочитала дневник Николая Ивановича Пирогова «Вопросы жизни», опубликованный в «Русской старине» за 1884-1885 и 1887 годы. Кроме того там же с большим удовольствием прочитала очерк протодиакона В. Орлова «Мраморный дворец», посвященный столетней годовщине окончания строительства дворца (майский номер 1885 года). В очерке дана история постройки дворца, указано на что и сколько денег потрачено, перечислены фамилии мастеров, привлекавшихся к работе. Кроме того дано подробное описание двух домовых церквей и хранящихся в святынь, которые были во дворце. Этой информации в интернете мне обнаружить не удалось. Целиком копия очерка выложена в альбоме http://fotki.yandex.ru/users/amsmolich/album/313723/ .
И вдруг экскурсия! Конечно, мы сразу же записались. На экскурсии нам рассказывали то, что и так доступно на всяких сайтах, в том числе и на сайте Русского музея. Этим и объясняется наше с мамой разочарование от услышанного, но зато увиденное оставило самые лучшие впечатления.
Экскурсия состояла из двух частей. Первая часть – историческая, с посещением трех парадных залов. Раньше во дворце было 70 парадных помещений (но об этом не говорят!). А сохранился только Мраморный зал, два других зала сделаны заново по старым фотографиям и рисункам. Также везде был разобран паркет. Во дворце практически ничего не осталось. Всё было разрушено коммунистами.
Вторая часть была посвящена в. кн. Константину Константиновичу и его творчеству, с посещением семи комнат, в которых почему-то запрещено фотографировать. Эти помещения также восстановлены по фотографиям, так как коммунисты считали, что во дворце не должно ничего остаться, что напоминало бы о царской семье. Поэтому всё было уничтожено.
Ниже несколько строк из очерка «Мраморный дворец». Фотографии мои плюс набор открыток, приобретённый во дворце.

При Петре Великом на месте нынешнего Марсова поля производилась обыкновенно «звериная травля», а где впоследствии построен Мраморный дворец, стоял почтовый двор, вблизи которого в 1711 году устроен был «зверовый дом» и в нем помещались: большой слон, львы, тигры, присланные в подарок от персидского шаха. «Почтовый двор, говорит Рубан в «Описании Петербурга» - «мазанковый и стоял на том месте, где ныне строится великий покой мраморный дом. На сем почтовом дворе государь Петр I многократно отправлял некоторым праздникам и викториям торжества».
Башуцкий, описывая в своей «Панораме Петербурга» почтовый двор, замечает, что «столица давно чувствовала недостаток в подобном учреждении, ибо ещё не было дома, где приезжие могли бы останавливаться, не теряя времени в искании по всему городу квартиры. Дом этот состоял в заведывании особого смотрителя, имевшего ранг армейского прапорщика, с весьма умеренным содержанием, которое впоследствии было увеличено дозволением ему завести ещё особую гостиницу, выписывать беспошлинно определенное количество вина и других продуктов. Кроме того ему предоставлено было пользоваться частию сбора с присылаемых писем, но доход этот был очень незначителен, так как за доставку письма, например, из Петербурга в Москву, платилось не более двух копеек. При Петре I была углублена и очищена река Мья (Мойка), из которой были проведены два канала: один у нынешнего Мраморного дворца, после засыпанный, а другой существует до сих пор под именем Зимней канавки. При Екатерине II, это место называлось «Царицын луг»; в 1818 году дано название «Марсова поля».



Итак на Царицыном лугу Екатерина II решила соорудить дом из мрамора, при чем существует следующая легенда: задумав постройку, государыня пригласила одного из архитекторов-иностранцев и, показывая ему чертеж самою ею накиданного дворца, спросила его мнение об этом плане. Зная, что проект принадлежит монархине, архитектор рассыпался в восторженных похвалах, слушая которые императрица сказала: «если он так хорош, то возьмите на себя его постройку». Соглашение, конечно, немедленно последовало, но зодчий, при выполнении высочайше набросанного плана, был поставлен в большие затруднения, даже в начертаниях капитальных стен, и вот чем объясняют, если обходить комнаты дворца, то заметным становится, что в нем нет прямых углов ни в каких покоях, ни в амбразурах окон и дверей.
Строителем Мраморного дворца был Антонио Ринальди.

Ф.Я. Алексеев. Вид Дворцовой набережной. 1790-е.


Весь ход постройки Мраморного дома от самого начала и до окончания его пользовался особенным вниманием Екатерины II; она неоднократно лично посещала строение и участвующих приказывала награждать деньгами, что видно из отчетов, и вообще ничто не делось в нем без её повелений. Сохранилась собственноручная записка Екатерины II (1781 или 1782): «С крайним удивлением слышу я, что в Мраморном доме Мих. Ив. Мордвинов дает Гампелю волю ломать стены и двери перекладывать, как тот вздумает; спроси, в каких и каких комнатах такая ломка произошла и скажи Мих. Ив., чтоб он ничто не ломал в том доме не доложась меня. Принеси ко мне план с означением той безрассудной ломки. Как Гампелю лучше чего знать, нежели Ринальдию. Уж не скоблит ли он стен и не убавляет ли кирпичи в трубах, как в Царском селе, чтобы пожары наделать, от него станется».
Непосредственное заведывание сооружением Мраморного дворца было вверено императрицею полковнику артиллерии Мих. Ив. Мордвинову. Мордвинов вёл подробные отчеты, где учитывались все затраты с точностью до ¼ копейки.

Обрен и Жакотте. Мраморный дворец. 1840-1850. Литография с рисунка Шарлеманя и Дюрюи.


При сестрорецких заводах, для ковки медных листов на крышу, устроена была фабрика в 1772 году. Получен был мрамор из Екатеринбурга от конторы строения домов и садов.





В 1772 году Гр.Гр. Орлов вышел в отставку. Екатерина собственноручным проектом указа, в числе многих драгоценных подарков, назначила Орлову и Мраморный дворец. Вследствие чего Мордвинову, 25-го сентября, был дан указ: «когда вы строящийся под смотрением вашим у почтовой пристани каменный дом к окончанию приведете так, как от нас вам приказано, и когда он совсем убран, и в такое состояние приведен будет, чтобы в него хозяин войти и жить мог, тогда отдайте от него ключи гр. Гр. Гр. Орлову, ибо мы оный дом со всеми в нем мебелями жалуем ему в вечное и наследственное владение».

Ф.С. Рокотов. Портрет Екатерины II. 1779
С. Торелли. Портрет графа Г.Г. Орлова. 1763


Но постройка дворца надолго затянулась, и Орлову не суждено было прочесть надпись, сделанную на фризе дворца, по повелению Екатерины: «здание благодарности», он умер, не переехав в этот дом, в Москве, 13-го апреля 1783 года.
По смерти Орлова, Екатерина обратилась к родственникам покойного с предложением выкупить имущество Григория Орлова, так как по её мнению «вам оное излишно, продажа же того будет средством не только к скорейшей уплате долгов покойного князя Гр. Гр., но ещё и к собственной всех вас пользе обратится». Она произвела опись и оценку этого имущества, которая по её подсчетам составляла «около миллиона и двадцати тысяч рублей». А с рассрочкой платежей на десять лет, проценты по её расчетам составят ещё «до пяти сот тысяч рублей». Когда согласие было получено, то она повелела «пошлин с продажи сей никаких не брать».
По смерти Михаила Ивановича Мордвинова в 1782 году заведывание постройкой дворца было возложено на полковника Буксгевдена. Такой подробной отчетности, как у Мордвинова, в последующих годах уже не велось, а только существуют краткие записи и доклады.
Всего на строительство дворца с апреля 1768 по май 1785 было истрачено 1,219,677 р. 46 ¼ к. Но это без затрат за три года, с 1778 по 1780, так как эти отчеты Мордвинова в архивах не сохранились.
По наружной отделке и внутреннему убранству дворец Мраморный служит прекрасным памятником щедрости Екатерины. Нижний этаж обложен весь тесаным диким камнем, верхние же два разноцветным, полированным финляндским и сибирским мрамором.





В средний и верхний этажи ведет богатая парадная лестница из серого мрамора с нишами для статуй и ваз по проекту Ринальди.





Скульптур Ф.И. Шубин по рисунку архитектора Ринальди. Ночь, Утро, Полдень, Вечер.


Плафон парадной лестницы. И. Крист. «Суд Париса».


В день бракосочетания в. кн. Константина Павловича (совершившегося 15-го февраля 1796г.), происходившего в церкви Зимнего дворца, после обеденного стола в Георгиевской зале и по окончании бала состоялся прием новобрачных в Мраморном дворце. Спустя несколько дней Екатерина обедала у своего внука и вот что она писала о Мраморном дворце в письме к Гримму: «Je pense qu’il est difficile de trouver une plus belle maison, plus richement meublee et avec plus de gout, de commodite, de richesse; nous sommes amuses avant et après le diner a parcourir toute la maison, et j’en suis tres contente, et le sieur Constantin aussi».



Вскоре после раздела Польши, в 1797 году, в Петербург прибыл король польский Станислав-Август Понятовский, который из предложенных для него и его свиты дворцов: Каменного, Таврического и Мраморного, избрал последний, почему Константину Павловичу пришлось временно поселиться в доме бывшего обер-гофмаршала Шепелева.
В 1798 году в феврале Понятовский скончался в Мраморном дворце и был погребен 18-го февраля под католическою церковью на Невском проспекте.

Марчелло Бачиарелли. Смерть Станислава-Августа Понятовского.


По кончине Константина Павловича (27 июня 1831 года) Мраморный дворец опустел, большая часть мебели и вещей перенесена была в другие дворцы, а с 6-го марта 1832 года дворец назначен великому князю Константину Николаевичу.

С 1849 года, в течении 4-х лет, во дворце производился большой ремонт. Реставрировал Александр Павлович Брюллов.



10-го декабря 1849 года Мраморный дворец был пожалован в дар, в потомственное владение его императорскому высочеству Константину Николаевичу. В 1888 году дворец перешел к его сыну, великому князю Константину Константиновичу.
Интересно, что дворцом владели только Константины.



В 1919-1936 годах в здании находилась Российская Академия истории материальной культуры (по сути краеведческий музей), а после ее ликвидации - филиал Центрального музея Ленина. Для размещения экспозиции дворец был переделан архитекторами Н.Е. Лансере и Д.А. Васильевым, что привело к утрате архитектурной отделки залов. В 1992 году Мраморный дворец был передан Русскому музею.

Белый зал. А.П. Брюллов
Зал выполнен в готическом стиле. В своё время здесь был арсенал – хранилась коллекция оружия.


Все люстры из этого зала были уничтожены коммунистами. Их переплавили, так им нужен был цветной металл.



Рисунков Брюллова этих люстр не сохранилось, поэтому восстановить их не представляется возможным.



Поэтому реставраторы по сохранившимся рисункам Брюллова изготовили новые люстры.







Камин в Белом зале подлинный:




Зимний сад. А.П. Брюллов





















Мраморный зал. А. Ринальди. А.П. Брюллов






Плафон С. Торелли. «Свадьба Амура и Психеи»














В Мраморном зале все люстры подлинные:




Орлы в честь того, кому благодарная Екатерина построила дворец:


Скульптор Михаил Козловский для Мраморного зала сделал барельеф, представляющий Регула, возвращающегося из Рима в плен карфагенский, и Камилла, освобождающего Рим от галлов.

Регул - римский консул в 256 г. до н.э., перенесший войну с Карфагеном в Африку, одержавший две победы над карфагенянами; когда же они стали просить мира, Регул предложил им чрезвычайно тяжелые условия. Карфагеняне тогда собрали войско, нанесли римлянам страшное поражение и взяли в плен Регула. Он пробыл в плену 5 лет, по истечении которых было отправлено в Рим посольство для переговоров о мире, выгодном для Карфагена. По преданию, вместе с этим посольством был послан в Рим и Регул с условием, что он вернется в Карфаген, если ему не удастся склонить римлян к миру на условиях Карфагена. Регул действовал в Риме в пользу своих соотечественников, настраивая их против Карфагена, и, так как посольство не имело успеха, то он вернулся в Карфаген, где был казнен.

Считается, что эта аллегория была намеком Екатерины Орлову, который дал ей слово не разглашать некоторые тайны известные им обоим. Аллегория означает верность данному слову.



Второй барельеф - Камилл, освобождающего Рим от галлов.
В 390-х годах до н.э. после семимесячной осады и у осажденных, и у осаждавших начался голод, а среди галлов открылась зараза. Вследствие этого стороны были склонны вступить в переговоры. Предводитель галлов, Бренн, согласился удалиться со своим войском за тысячу фунтов золота. Принесли золото и стали взвешивать. Галлы хотели обмануть римлян и получить побольше драгоценного металла. Сперва потихоньку, а потом и открыто они стали тянуть вниз чашу весов с гирями. Возмущенные римляне запротестовали. Тогда Бренн снял свой тяжелый меч и бросил его на ту чашу весов, где стояли гири. «Что это значит?!» — воскликнули римляне. «Горе побежденным — вот что это значит!»— закричал Бренн. В эту минуту явился со своим войском Камилл, объявил договор недействительным, прогнал галлов из города и разбил их в большом сражении в восьми милях от Рима.



Что хотела сказать Екатерина этой аллегорией, мне не известно. На экскурсии об этом барельефе нам не сказали ни слова.

Интересно, что в советское время в этом зале октябрят принимали в пионеры.

Продолжение будет.

Tags: Любимый город
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments