Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Лопухинский сад и дача Громова

Сегодня был прекрасный морозный безветренный солнечный день, поэтому решила съездить в Лопухинский сад.

Нынешний Лопухинский садик (при советской власти он носил имя Дзержинского) получил свое название по первому его владельцу, светлейшему князю Петру Васильевичу Лопухину. Род Лопухиных был приближен к престолу, когда Авдотья Лопухина стала супругой Петра I. Петр Васильевич Лопухин делал карьеру во времена Екатерины Великой, к концу ее царствования дослужился до чина генерал-поручика и губернаторствовал в Ярославле. Дела его пошли в гору после того, как Павел обратил внимание на его дочь – девятнадцатилетнюю Анну Лопухину, вскоре ставшую императорской фавориткой. В 1798-м Лопухин получает титул светлейшего князя, получает в дар от императора Корсунь – огромное имение польских королей, становится мальтийским кавалером и кавалером ордена Андрея Первозванного.
В 1798 году, Лопухин получил участок земли на Аптекарском острове, напротив Каменноостровского дворца.

Каменноостровский дворец:


За Лопухинской улицей (сейчас улица Академика Павлова), на месте нынешних домов сталинского времени и улицы Графтио, располагались пруды, флигеля и оранжереи, а еще дальше к югу тянулись огороды. В парке паслись овечки и олени, играла по воскресеньям роговая музыка. По мере государственной надобности Лопухин предоставлял дачу иностранным дипломатам. Перед войной 1812 года здесь останавливался посол Франции генерал Арман Коленкур, использовавший дачу как наблюдательный пункт; он следил за составом посетителей Каменноостровского дворца, где жил Александр I, и делал на этом основании выводы.
В 1827-м Петр Васильевич умер (ему было уже 79 лет), его сын унаследовал дачу на Аптекарском острове. В 1848 году Павел Петрович Лопухин продает свой участок на Аптекарском острове знаменитому петербургскому богачу, купцу первой гильдии Василию Федуловичу Громову.



Отец будущего владельца Лопухинской дачи Федул Григорьевич Громов (1763 - 1848) происходил из крестьян-старообрядцев села Гуслицы Московской губернии, крепостной Орловых, стал заниматься торговлей, разбогател и откупился, продолжая вести дело со своим старым хозяином, притом всегда честно. Федул Григорьевич был крупным меценатом, коллекционером; владел лучшей в городе оранжереей на Аптекарском острове. Владел 600 тыс. десятин леса в Выборгской губернии, чугунолитйным заводом и несколькими лесопилками, осуществлял поставки лесоматериалов в Петербург и в Англию. Вместе с младшим братом Сергеем, основал Громовское кладбище – главный центр старообрядцев «белокриницкого согласия». Эпитафия на его могиле гласила: «Не блеск образования и знаний, а здоровый ум и дальновидность руководствовали его в обширных делах, при уповании на Бога! Он начал с ничего и, неусыпно трудясь, приобрел знания и состояние…».
На выставке «Неизвестный художник. Живопись и скульптура XVII – XIX веков из собрания Русского музея» был представлен портрет Ф.Г. Громова.



Изображен с двумя золотыми медалями (обе на владимирской ленте) с профилем Александра I и Николая I и бронзовой медалью за Отечественную войну 1812 года на анненской ленте. Первая могла быть медалью «За усердие», которой с декабря 1801 года награждали «купцов, мещан и крестьян за пожалования в пользу казны и разные услуги правительству оказанные», или медаль «За полезное», которой с декабря 1801 награждали «разные слои населении за особые заслуги перед государством в области промышленности, торговли и сельского хозяйства, а также за крупные пожертвования в казну». Вторая медаль (с профилем Николая I) – «За усердие». Бронзовую медаль с «Всевидящим Оком» представители купечества получали исключительно за пожертвования в период кампании 1812 года.



Федул Громов жил скромно, сумел подобрать честных людей, скончался в старости, оставив Василию Федуловичу громадный капитал и вполне солидный торговый дом. Василий Федулович Громов родился уже в Петербурге в 1798 году. В 1829 женился на дочери Тараса Яковлева. Условием брака был переход из старообрядчества в православие. И с согласия Федула Громова Василий Федулович присоединился к господствующей конфессии. Стал крупнейшим в епархии благотворителем – на его деньги перестраивали Смольный собор, содержали больницы и сиротские дома. С 1848 года, после смерти отца, вступил во владение его лесными биржами. В 1856 году стал коммерции советником (высшее звание для купцов), в 1866-м – статским советником (автоматически произведен в дворяне).



Страстью Василия Федуловича было садоводство. Громов поручил перепланировку своего сада знаменитому петербургскому садовнику Евгению Одинцову, автору проекта сквера на Исаакиевской площади. Оранжереи (они не сохранились) возводили строитель Валаамского монастыря Александр Горностаев и Евгений Винтергальтер (он перестроил для Громова и старую Лопухинскую дачу в 1850-х).







Министр внутренних дел Петр Валуев записывал у себя в дневнике: «Был на даче Громова для осмотра сада, который великолепен, как и вся дача». Василий Громов состоял одним из 12 основателей Российского императорского общества садоводства. Директор Ботанического сада Э. Регель назвал в честь Василия Федуловича вновь открытое растение Gromovia pulchella. 8 мая 1869 года европейские ученые и садоводы, прибывшие в Петербург на международную выставку садоводства, посвятили Громовскому саду целый день. Они приплыли на дачу на специально зафрахтованном пароходе, осмотрели оранжереи и сад и, как пишут биографы Громова, «собственноручно в знак выражения своего ботанического восторга от увиденного выкопали не большую ямку и пересадили Gromovia pulchella в избранное место, украсив дерево листками бумаги с фамилиями каждого из посетителей».











Знаменитый маринист Боголюбов, приятель Василия Федуловича, вспоминал: «Сад содержался роскошно. Дом стоял, что дворец загородный. Били фонтаны, была пароходная пристань и легкий паровой катер для прогулок, а по другую часть въезда стояла превосходная громадная оранжерея, где иногда зимой давались феерические праздники под громадными пальмами и другими редкими растениями. Он любил цветы, и дом его круглый год имел роскошное украшение. Любил он и лошадей, конюшня его была первоклассная. Музыка была ему тоже сродни по душе. Он иногда пел для себя, как умел, а для гостей давал концерты, приглашая всех знаменитостей петербургского музыкального мира. Стол держал открытый постоянно, как на даче, так и в городе, угощая всегда хорошим вином и тонкой кухней. А также любил он и картины, художество и художников».











Когда Василий Федулович умер в 1874 году, его «гроб несли на плечах с дачи до Воскресенского девичьего монастыря. Процессия была самая разнообразная по одеждам, званию и возрасту, толпа в несколько тысяч людей провожала его до могилы». После смерти Василия Федуловича дела его вдовы пошли наперекосяк. Вот чем объясняет крах Громовых Боголюбов: «Крушение столь солидной фирмы произошло уже после его смерти, когда богатство досталось беспутному и слабоумному брату его, Илье Федуловичу. Он взял к себе в управляющие великую бестию, правоведа Рожнова-Ротькова, семью которого и братцев я знал по флоту. Это были нищие, разоренные дворянекостромичи, но не глупые, почему грели себе лапы, кто в министерстве путей сообщения, а кто в адвокатуре. Когда Громовы умерли, то все уже принадлежало Рожнову-Ротькову, который так славно обработал дело юридически, что, право, сделал этим честь Школе правоведения, где воспитывался, и потом благодушно занимал весьма честно и даже с блеском место деятеля в Городской думе. Конечно, ежели бы Василий Федулович подумал о духовной, как он мне говаривал, то все достояние досталось бы Человеколюбивому обществу и Рожнов-Ротьков ходил бы нагишом, но, к сожалению, так не вышло».







В 1930-х в даче Громова был дом отдыха шоферов-стахановцев.





О нынешней судьбе сада пишут в «Карповке»:
В 2013 году будет проведена новая экспертиза Лопухинского сада, после которой объекту могут вернуть отрезанный ранее северо-восточный участок.
О планах проведения дополнительной экспертизы культурного объекта губернатор Петербурга Георгий Полтавченко рассказал в ответе на депутатский запрос Сергея Никешина. Средства для этого взяты из адресной программы Петербурга.
Участок отрезали от сада в 2010 году по итогам историко-культурной экспертизы, после чего он перешел в собственность холдинга RBI. На этом наделе по адресу: улица Академика Павлова, 11а, аффилированная с холдингом компания «НИС. Жилищное строительство» планировала строить девятиэтажную гостиницу, но реализовать этот проект инвесторы так и не смогли.
Законность экспертизы 2004-го, по результатам которой стало возможным сократить территорию сада, не раз ставили под сомнение. Однако решение о проведении дополнительной экспертизы КГИОП принял только 28 сентября этого года. По словам градоначальника, если ее итоги окажутся положительными, саду смогут, наконец, вернуть прежние границы.






Статьи Лопухине и Громове можно прочитать в «Квартальном надзирателе». О Лопухинском саде хорошая подробная статья есть в Википедии .

Tags: Дачи, Любимый город
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments