Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Крепость Корела

Иногда путешественники в блогах пишут, что крепость Корела не интересная, маленькая, смотреть особо не на что. Действительно, она совсем не такая как Орешек, Копорье или Ивангород. Это примерно как посещение квартиры-музея – вот стул, вот стол, шкаф и кровать. Что тут смотреть. Талант экскурсовода заключается в том, чтобы наполнить это пространство жизнью.
Корела интересна своей богатой историей. Это единственная сохранившаяся земляная крепость. Крепость красива и ухожена, стоит на прекрасной Вуоксе.
На самом деле в Приозерске две крепости – Старая (на Замковом острове) и Новая (на Спасском острове). Или ещё говорят - двуостровная Кексгольмская крепость. В Новую крепость попасть сложно, так как это очень секретный объект – военный санаторий. Тем не менее попасть можно, но там почти ничего не сохранилось.







Приозерск – один из древнейших городов России. В летописи, составленной в конце XVI – в начале XVII в., отмечается, что именно в Кореле в 879 г. был похоронен сам князь Рюрик. С чего бы вдруг почти через семьсот лет писать о могиле Рюрика? Видимо это было сделано по политическим мотивам. Крепость в то время принадлежала шведам, поэтому нужно было показать, что изначально она была новгородской.



Племя корела упоминается в новгородских берестяных грамотах с 1066 года, а в летописях – с 1143 года. Известно, что с 1250 года местные племена (корела, водь) стали платить дань Новгороду. В 1227 году во времена князя Ярослава Всеволодовича корелы приняли православие.
Постоянного русского воинского гарнизона и русской администрации в Кореле еще не было. Как и все земли подчиненных Новгороду племен, Корела управлялись местной знатью, поддерживавшей новгородскую власть.



До XVI века Вуокса текла по двум руслам. Часть воды она несла на восток, в Ладожское озеро. Другая же часть протекала на запад и впадала в Финский залив около того места, где ныне расположен Выборг. Путь из «варяг в греки» шёл по Неве, а Вуокса была параллельным, запасным вариантом. Вот за контроль этого второго пути и шла непрерывная борьба с шведами. Шведы поставили Выборг, потом пошли на восток.
В 1293 году Торкел Кнутсон взял крепость, но в 1295 году новгородцы её отбили. Неизвестный автор «Хроники Эрика» через тридцать лет после этих событий так написал об этом (христианами шведы называли только себя):

Кексхольм потом взяли
Город сжигать христиане не стали.
Войско язычников было разбито,
много их стрелами было убито.
Тех, кто остался живым, взяли в плен,
в Выборг свезли, внутрь каменных стен.
Воины христовы там жить оставались,
были и те, что домой собирались
Каждый добро взял, какое сумел.
Их предводитель уйти не успел.
Вздумали русские тут отомстить —
им свой позор не забыть, не простить.
В крепости людям еды не хватало,
русское войско внезапно напало.
Атаковали они день и ночь,
может христианам лишь крепость помочь.
Жили шесть дней они там без еды.
Чудо их, видно, спасло от беды!
Вышли, однако, наружу, чтоб драться,
дольше им было не продержаться.
Сил у них было уже слишком мало,
много от голода их погибало.
Русских немало погибло в той сече,
слышались раненых крики далече.
Свеи лишь силой своей налегали,
русские в страхе от них убегали.
Жизни христиане все ж не спасли.
Да, за страданья, что им принесли,
русские точно уж в ад попадут.
Свеев напрасно на родине ждут.
Сигурд Локе был там убит.
Бог его душу в раю приютит
и души тех, кто в годину лихую
с жизнью расстался за веру святую.
Так вот русские крепость ту взяли.
Сами ее с той поры укрепляли,
ставили в крепости мудрых людей,
чтоб христиан рядом не было с ней.


Сигурд Локке был комендантом крепости и погиб при нападении на нее новгородцев. Об этом лаконично свидетельствует Новгородская I летопись: "Поставиша Свея с воеводою своим Сигом город в кореле; новгородци же, шедши, город разгребоша, а Сига убиша, не пустиша ни мужа":


Старое укрепление на острове было разобрано, и здесь был сооружен окружавший остров большой земляной вал, а также мощная бревенчатая крепостная стена.
По Ореховецкому мирному договору 1323 года, Новгороду пришлось признать переход своих прежних владений - западной половины Карельского перешейка - под власть Швеции. Граница, прошедшая от устья Сестры с юга на север, поделила Карельский перешеек на две части - русскую и шведскую. Таким образом Корела стала пограничным городом. Граница продержалась почти триста лет, хотя постоянно с обеих сторон были походы туда-сюда.
Во второй половине XV века - к концу существования Новгородской республики - Корела была самым крупным городом после Новгорода. Население Корелы было смешанным, карельским и русским, в городе было четыре монастыря, хоромы наместника.

С 1478 Корела в составе Водской пятины перешла под управление Москвы. Город стал быстро развиваться. По переписи 1500 года в городе было 188 дворов, а по переписи 1568 года уже 406 дворов (почти 2000 человек). Кроме монастырей в городе было 4 церкви, 6 мельниц и 3 толчеи (изготовлявшие крупу).
Но опричники Ивана Грозного и сюда добрались, гарнизон города стал немногочисленным. Этим воспользовались шведы. 26 октября 1580 года к городу подошло войско во главе с 30-летним Понтусом Делагарди.



На обоих берегах Вуоксы шведы построили осадные сооружения, установили пушки; лодки с шведскими солдатами блокировали обе городские крепости.



Когда приготовления к осаде были закончены, 4 ноября 1580 года Понтус Делагарди приказал своим артиллеристам вести стрельбу раскаленными железными ядрами. Огонь охватил весь город. 5 ноября воевода Квашнин сдал крепость на почетных условиях. Оставшимся в живых разрешили уйти с оружием, а в городе начались грабежи, мародерство и пьянство.



Шведы начали укреплять крепость, была построена Круглая каменная башня Ларса Торстенсона:


А также Старый арсенал и Пороховой погреб:


Шведы владели крепостью 17 лет, 3-го сентября 1597 года по Тявзинскому мирному договору город был передан русским. В 1598 Борис Фёдорович Годунов дал жалованную грамоту городу, по которой жителям оказывалась материальная помощь, право беспошлинной торговли в Кореле, Новгороде, Пскове, Ивангороде и Москве, и право провозить товары без уплаты судовых пошлин по Волхову. А также на десять лет население Корелы освобождалось от всех податей и оброков в казну. Эти меры дали положительные результаты.



2 марта 1611 сын Понтуса Делагарди, Яков Делагарди, взял Корелу.

Обычно про это пишут так: «Воспользовавшись резко обострившейся классовой борьбой и назревавшей крестьянской войной в России, соседние феодальные государства - Польша и Швеция - организовали вооруженную интервенцию с целью захвата русских земель».



Тут нужно кое-что уточнить. Когда польские войска во главе с Лжедмитрием направлялись к Москве, Борис Годунов обратился за помощью к шведскому королю (Карл IX), который был на тот момент ярым противником польского короля (Сигизмунд III). При этом шведский король был дядей польского короля.
Шведы пришли на помощь. Во главе был зять короля Якоб Понтусов Делагарди. И они прекрасно воевали вместе с русскими войсками, одержали много побед над поляками, вместе со Скопиным-Шуйским успешно громили поляков у Твери.
Но потом шведы обиделись на русских из-за того, что не было исполнено два обещания. Первое обещание, что в благодарность за участие шведской армии в войне, им будет отдан Кексгольм. Василий Шуйский в договоре от 28 февраля 1609 обещал за помощь приличное денежное вознаграждение и город Корелу вместе с Корельским уездом. Но платить деньги и отдавать город не спешили.
В городе просто не поверили, что ими могли рассчитаться с шведами, и отказались подчиниться указу. Тогда Шуйский объявил шведам, что Корельский гарнизон поднял мятеж, и усмирять его придется шведам, так как Корела теперь —их крепость. Поэтому Делагарди пошёл в Корелу, чтобы взять своё.



Осада Корелы началась в первых числах сентября 1610 года. 27 октября 1610 года Делагарди отправил защитникам Корелы требование немедленно сдать город, ссылаясь на условия договора, заключенного Швецией с царем Василием Шуйским полтора года назад. Но воевода ответил отказом. 17 ноября требование о сдаче было повторено, но вновь было отвергнуто осажденными.
Гарнизон крепости состоял из 400 человек, а всего в крепости находилось около 2000 человек. Руководил обороной опытный Иван Михайлович Пушкин (по прозвищу Большой) и епископ Сильвестр. В городе был голод, полторы тысячи трупов лежали прямо на улицах, так как хоронить было некому.



Пушкин (предок поэта) начал переговоры о сдаче крепости. Шведское командование выдвинуло «мятежникам» тяжелые условия капитуляции, потребовав, чтобы осажденные оставили в городе все оружие и все свое имущество и вышли из города в одной поношенной одежде. Пушкин отказался от таких унизительных условий, он заявил, что крепость будет держаться до последнего, а потом будет взорвана. Позже шведы убедились, что это была не пустая угроза, когда город был занят, оказалось, что под его башни уже был заложен порох. 2 марта 1611 года Пушкин решил сдаться —из ворот крепости вышло несколько десятков изможденных воинов и около сотни дошедших до полного истощения жителей. Всем им разрешили уйти, шведам достался пустой город. Шведы дали новое название городу – Кексгольм, сохранившееся за ним до 1948 года, когда он был переименован в Приозерск.



Н. М. Карамзин сравнивал подвиг защитников Корелы с прославленной обороной Смоленска в 1609-1611 годах против поляков.



Вторая обида шведов была следующая. После смерти Годунова, свержения Шуйского и изгнания поляков бояре не знали кого посадить на трон. Одна из боярских партий, которую возглавлял князь Дмитрий Пожарский, предложила посадить на престол шведского принца. Вместе со шведами воевали, они наши союзники. Таким образом, на престол был приглашен сын Карла IX – Густав. Но пока русские послы ехали, Карл IX умер, а Густав стал королем Швеции (Густав II Адольф). Поскольку Густав уже стал королем, то ехать царствовать в Россию ему не захотелось, поэтому он предложил вместо себя своего младшего брата Карла Филиппа. Посольство согласилось, Карл Филипп стал собираться в дорогу, но в это время пришло известие, что русские уже посадили на трон Михаила Романова.



Всё вместе это шведов очень обидело и они вдруг из союзников превратились в противников, захватили Новгород, Псков, Орешек, Ладогу, Яму, Ивангород, Старую Руссу, Гдов, Порхов.
В 1617 году подписали Столбовский мир, по которому России возвратили Новгород, Псков, Старую Руссу, Порхов, Гдов. А Копорье, Ивангород, Ям, Корела и Орешек оставались у шведов почти сто лет. Яков Делагарди получил Ореховецкие и Карельские земли.
И с этого момента здесь начались большие перемены. Это сейчас шведы толерантны. А тогда они первым делом начали крестить православных в лютеранство, православных священников не пускали. Обложили православных непомерными налогами. Налоги были такими, притеснения были такими, что в считанные годы эти земли опустели. Кто-то бежал в Россию, кто-то умер от полной нищеты. Королева Кристина стала раздавать эти земли своим приближенным. Но землю некому было обрабатывать, не с кого было собирать налоги. Не было никаких доходов с этих земель. Тогда шведские вельможи стали перевозить сюда из своих финских владений своих финских крестьян. Таким образом здесь и появились финны-ингерманландцы. То есть они не были коренным населением этих мест, а появились тут только в XVII веке. После того, как Петр I в 1710 году освободил эти земли, ингерманландцев никто не преследовал.



Овладев городом в 1611 году, шведы образовали в Кексгольме лютеранский приход, значительно укрепили крепость, перенеся центр на Спасский остров в Новую крепость.



В начале 1630-х в городе открыли первую начальную школу («педагогию»). С 3 июля по 26 сентября 1656 года крепость безуспешно осаждал Петр Михайлович Пушкин (по прозвищу Желтоух, тоже предок поэта).





Через два дня после занятия Выборга Петр I начал готовить поход на Кексгольм. Было приказано подготовить в Шлиссельбурге для этого похода необходимое количество провианта и артиллерию. 22 июня 1710 года Петр отдал приказ генерал-майору Роману Вилимовиу Брюсу выступить из-под Выборга на Кексгольм с восемью полками пехоты и с кавалерией.
О Романе Вилимовиче есть статья в Википедии , которая перепечатана из энциклопедии Брокгауза и Ефрона.



В Кексгольме было 90 пушек разных калибров, гарнизон 560 солдат, комендант крепости - полковник Шерншанц. 15 июля началась бомбардировка крепости. В начале августа по Ладожскому озеру прибыла на судах из Шлиссельбурга осадная артиллерия, и с 7 августа началась бомбардировка крепости из осадных орудий, длившаяся непрерывно до 2 сентября. 8-го сентября была подписана капитуляция, по которой гарнизон был отпущен в Нейшлот с оружием, но без знамен и без пушек. Трофеи: 94 пушки, в их числе 6 старинных русских орудий, захваченных шведами еще при взятии города в начале XVII столетия; 2 шведских знамени, одно из которых, хранилось в течение двух веков в соборе Петропавловской крепости в Петербурге. Несколько пушек и сейчас ещё находятся у нас в Артиллерийском музее.







Крепость была захвачена силами одной лишь артиллерии, «без великого урону людей». После овладения Кексгольмом в «Журнале, или Поденной записке» Петра I было записано: «И тако сия праотечественная крепость взята».

Через месяц после освобождения крепости Петр I прибыл в Кексгольм праздновать победу. Увидев груду трофейного шведского вооружения, он распорядился обить ворота этими металлическими нагрудниками в память о блестящей победе. Его распоряжение было тут же выполнено. Ворота с октября 1710 до середины 1994 находились в Новой крепости напротив Круглой башни. За столько лет ворота подзапылились, поэтому по решению реставраторов их перенесли в Старую крепость в нижний ярус Круглой башни. Только вот денег на реставрацию нет, поэтому они продолжают дальше ржаветь:


В 1788 году был утвержден герб города. В нижней его части была изображена цапля, держащая камень в поднятой лапе.
Согласно поверью, когда стая журавлей или цапель располагается на ночлег, одна птица бодрствует, охраняя стаю. Если она заснет, стоя на одной ноге, выпавший камень разбудит ее. То есть бодрствующая цапля на гербе — символ крепости — бдительного часового на рубежах России.

Флажок был приобретен во время моего первого посещения крепости в 1969 году:


Внутри старой крепости построили здания порохового погреба и гауптвахты (они не сохранились до наших дней). В новой крепости возвели казарму, склады и пороховые погреба, увеличили количество орудий на крепостных стенах.
Весной 1791 года крепость инспектировал А.В.Суворов. Он детально и тщательно проверил состояние укреплений и в докладной записке Екатерине II сообщил: «Кексгольмская крепость к обороне исправна; а у реки Перны редут исправлен».

Новый арсенал:


В 1798 году сюда же с инспекцией приезжал Михаил Илларионович Кутузов, инспекция входила в его прямые обязанности. Он тогда был командующим сухопутными войсками, размещенными на Карельском перешейке.

После того, как в ходе войны со Швецией (1808—1809) Финляндия получила статус Великого княжества и вошла в состав России, Корела потеряла свое военное значение. Из нее вывели гарнизон, и укрепления стали медленно разрушаться.



Tags: Корела, Ленинградская область
Subscribe

  • Село Красное

    2 августа 2018, 16:20-16:40 В центре Костромы стоит скульптура ювелира-кустаря. Мастер сидит за верстаком, на котором разложены инструменты, в…

  • Молдино

    7-9 июля 2017 года мы путешествовали вокруг Удо́мли. Сюда попали совершенно случайно. Мы планировали снова поехать по Подпорожскому району…

  • Госпитальеры в России

    В сентябре 2015 года Петербург посетил 79-й Великий Магистр Суверенного Военного Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Село Красное

    2 августа 2018, 16:20-16:40 В центре Костромы стоит скульптура ювелира-кустаря. Мастер сидит за верстаком, на котором разложены инструменты, в…

  • Молдино

    7-9 июля 2017 года мы путешествовали вокруг Удо́мли. Сюда попали совершенно случайно. Мы планировали снова поехать по Подпорожскому району…

  • Госпитальеры в России

    В сентябре 2015 года Петербург посетил 79-й Великий Магистр Суверенного Военного Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты…