Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Поездка на Коневец

Ездили на Коневец вместе с школьной подругой Леной К-вой. Поездка состоялась в среду 24 июля. Накануне на сайте турфирмы было написано, что на эту экскурсию все билеты распроданы, поэтому мы с Леной решили приехать заранее, чтобы занять удобные места. Отправляться должны были в 7:30. Мы приехали в 7:05.

Утром на Невском пустынно, проезжая часть и тротуары уже вымыты:


Лена уже в автобусе:


Стартовали в 7:38, ехали по Приозерскому шоссе и в 9:30 у нас была первая техническая остановка в Иванове на бензоколонке.


Всю дорогу слушали интересный рассказ нашего гида, Марины Трофимовой, об истории этих мест, о монашестве вообще и о Коневском монастыре.
В 10:20 приехали в Саперное, посетили подворье Коневского монастыря. Я здесь уже была 6 июля вместе с родственниками .


На подворье есть социальное учреждение – центр реабилитации наркозависимых:


Они производят молоко, сметану, творог, сало. Всё это можно купить:


В 11:15 приехали на берег Ладожского озера во Владимировскую бухту.


В 11:45 началась посадка на катер:


На острове находятся несколько православных лагерей - воскресной школы, для детей-инвалидов, для наркозависимых. На катер погрузили продукты:




Также на борт погрузили пожертвования для монастыря и вещи из химчистки:


Точный адрес:


Пассажиры занимают места в каюте, изучают карту:


Выходим из бухты:


Нас провожали чайки:


Наконец вышли в Ладогу:


Накануне, 23 июля, была гроза и сильнейший шторм. Мы с Леной договорились, что если 24-го будет шторм, то мы останемся на берегу. Лена однажды попала в качку на Ладоге, а я - в шторм, поэтому мы решили, что острые ощущения нам больше не нужны. С Ладогой шутки плохи. Но нам повезло с погодой. Хотя ветер был довольно сильный, чувствовалась качка, ходить по палубе можно было только держась за поручни, так как швыряло довольно сильно. Лена сидела в каюте, а я всю дорогу стояла на палубе.
На Ладоге всегда очень холодно:


Шустрый катер доставил нас на остров за сорок минут. Рядом с причалом можно ознакомиться с правилами поведения на острове и на катере:


А также с правилами поведения на территории монастыря:


Тут же стоит беседка, в которой можно бесплатно взять напрокат безразмерные юбки и платки:


По-моему, все эти казенные юбки и платки являются профанацией идеи. Впрочем, не мне судить, как говорится, в чужой монастырь…
Обрядившись в юбки, мы ещё раз прослушали абзац из бесплатной лекции о правилах поведения (как широко известно пользователи никогда не читают инструкций, всё надо повторять сто раз). Ходить можно везде, фотографировать можно абсолютно всё и везде (и в храмах, и в часовнях). Нельзя фотографировать только монахов, которых можно узнать по специальной одежде. Но монахов мы нигде и не видели.


Экскурсия началась в 12:50. Нашим гидом на острове была приветливая Анна. Она прекрасно владела материалом в узких рамках той информации, что изложена на официальном сайте монастыря. Упомянула о том, что из знаменитостей на острове побывали писатели Дюма-отец и Лесков.
Воспоминания Дюма это в основном малоинтересная чепуха о жестких кроватях, тучах комаров, плохой еде, невежественных монахах (не знают латыни). Чего бы самому образованному Дюме русский было не выучить, раз уж он отправился туристом в Россию.
Из воспоминаний Дюмы: « Я был немного заинтригован, когда, открыл глаза, увидел сквозь бледные сумерки Севера, похожие на прозрачный туман, озеро, изощренное многочисленными черными точками. Эти точки были не что иное как головы монахов, которые сидя по горло в воде, тянули огромную сеть. Их было по меньшой мере шестьдесят человек. Ничего никому не говоря, я скинул свои вещи, сложил их в угол и прыгнул через борт в озеро.
Монахи Коневца были очень удивлены, увидев, что любопытный, представший в костюме Адама до грехопадения, тщательно наблюдает за результатом их ловли перед тем, как спрыгнуть в воду. <…> Мы вернулись к пяти часам, чтобы пообедать, но наш обед был очень похож на завтрак. И вдруг мне пришла в голову фантазия опять искупаться в восемь часов вечера, так как недавнее мое утреннее купание оставило чудесные воспоминания
».
Теперь понятно как шокированы были монахи, увидев голого папашу Дюму. Вероятно поэтому с тех пор купаться на острове запрещено всем.

Всё что мы видели во время экскурсии по острову, я описала здесь .

Мне очень жаль, что не разрешается посещать Казанский скит.

- А скиты? – расспрашивали мы, - ведь это же так интересно. Там ведь множество скитов, и есть пустынники, схимники, молчальники, неужто вы никого из этих людей не видали?
Большинство отвечает, что «не видали».
- Отчего?
- Не благословили нас на это.
- Помилуйте, да Господь там с ними, что они благословляют и чего не благословляют, а это люди великой веры, ведь это наши родные светильники, а кто же зажженный светильник не поставляет на столе, а прячет под спудом? Это противно заповеди».


От Казанского скита к Конь-Камню можно пройти двумя путями. Один путь – по живописной лесной тропинке по вершине Святой горы. Но тогда к камню надо спускаться по крутой каменистой тропе. Высота горы 34 м. В своё время здесь была удобная деревянная лестница. Другой путь – по дороге, которая не так красива, но зато пологая. В нашей группе было много немолодых людей. Анна объяснила нам плюсы и минусы каждого варианта и предложила самостоятельно выбрать маршрут. Добавила, что во время спуска будет помогать и поддерживать. Поэтому все согласились пойти по живописной тропинке.
Преодолели крутой (почти вертикальный) каменисто-корявый спуск:


Навстречу нам попалась другая группа туристов, также состоящая из очень немолодых дам. Гидом у них была суровая женщина, по виду – моя ровесница, с горящим взором. Одна пожилая туристка с ужасом посмотрела на отвесную тропу и воскликнула
- как же мы поднимемся!?
- с молитвой! – рявкнула в ответ гид.

Мне кажется, что в таких пустяковых вопросах как спуск и подъём по тропе логично полагаться на свои силы и не отвлекать никого молитвами. А ещё лучше просто восстановить лестницу. Ведь к часовне, которая стоит на Конь-Камне, ведет лестница, там никому не предлагают карабкаться на камень с молитвой. Впрочем, мама всегда говорит, что у меня механистическое сознание.

Мне было интересно своими глазами увидеть то, что так замечательно описал Лесков. Почему-то ужасно хотелось увидеть папоротник у Коня-Камня. На острове лес типичный для наших песков – сплошные сосны.
Попадаются очень старые сосны:


Конечно, никакого папоротника в сосновом бору быть не может. Но вот мы стали спускаться вниз, к камню. Там, в ущелье, совершенно другой лес, сплошные ели. А под елями заросли просто гигантского папоротника - «мы нашли здесь чрезвычайной высоты папоротник» :


На красную ягоду я не рассчитывала. Но вдруг куст, на котором увидела «какую-то незнакомую мне красную ягоду, есть которую, однако, должно быть невозможно: она терпка на вкус и зловонна» . Сама не знаю почему, но, увидев этот невысокий куст, очень обрадовалась. Как будто что-то знакомое. Отломала маленькую веточку.


Подошла к гиду, чтобы спросить, как называется эта ягода. Реакция гида меня изумила. Лицо её скривилось, она шарахнулась от меня как от нечистой силы, вскрикнула:
- Где вы это нашли?!
- Нашла там, где указано в первоисточнике, - ответила, - а как называется ягода?
- Не знаю, - ответила Анна.

У меня закралось подозрение, что Анна меня не поняла. И почему вдруг такой ужас? Или мне это только показалось.

Конь-Камень действительно огромный:


Здесь в 15:10 наша экскурсия закончилась. После экскурсии наш гид, Анна, пригласила всех дополнительно посетить музей. Огромное ей спасибо за это. Энтузиастов набралось человек семь. Правда, мне перед посещением музея хотелось зайти на братское кладбище, так как во время экскурсии мы к нему близко не подходили. Поэтому, Анна подробно объяснила мне как найти музей на территории монастыря, а также обещала оставить там открытую дверь.
Итак, сначала мы с Леной зашли на кладбище:




После этого мы легко нашли музей, несмотря на ворчание подруги, что нам музей ни за что не найти (на самом деле это сделать просто – надо сунуть нос во все двери, которых не так уж много), и послушали рассказ Анны. Видимо музей организовали недавно, думаю, что в дальнейшем экспозиция будет пополняться. Но и то, что сейчас там можно увидеть заслуживает внимания.
Например, можно посмотреть как выглядит монашеская келья:






Кстати, в церкви можно ознакомиться с распорядком дня


и правилами для монастырских трудников:


В музее много современных и старых фотографий, которыми я проиллюстрировала предыдущую запись. Собраны вещи, найденные на острове:


Советская фотография, когда в церкви был склад боеприпасов:




Сейф:




После посещения музея мы поблагодарили симпатичную Анну, распрощались и пошли в церковь. Там, кроме прочего, мы зашли в церковную лавку. Надо сказать, что все надписи на острове продублированы на финском языке, так как финская православная община помогает монастырю:


В церковной лавке можно купить всевозможное сувенирное барахло – магниты, чашки, тарелки, платки, сумки и пр. Наша одноклассница, Ира Мяк-ва, которая была здесь пару лет назад, рекомендовала нам обратить внимание на браслеты. В продаже есть браслеты, кольца, четки, сделанные из различных пород дерева. Можно купить ложки, подставки для посуды из можжевельника. А ещё можно купить «Монашеские острова на Ладожском озере» Лескова .
Я купила набор открыток и магниты из можжевельника, а также магнитик из бумаги, выполненный в виде симпатичной почтовой открыточки:


Вообще, на острове всё коммерциализировано. Например, в монастыре можно купить кирпичи. На кирпиче напишут ваше имя. Таким образом, потом через тысячу лет, какой-нибудь археолог узнает, может быть, как вас звали. Ценой кирпича не интересовалась. Что-то в этих кирпичах есть тщеславное.
Ещё в церковной лавке можно купить камни. Обычная галька с берега. Там тоже напишут ваше имя. Что это и зачем, не поняла, так как в то время, когда монах объяснял, я была занята другим делом. Спросила у Лены, но она тоже ничего не поняла, сказала, что это какой-то промысел (не Божий).
В обязательном порядке в верхней церкви все посетители слушают в течение пяти минут певчих (не монахов), разумеется, после этого всем предлагается сделать добровольные пожертвования.


http://youtu.be/wFMIkAE6Iyw

В кафе продают чай в пакетиках известных брендов за бешенные деньги. Отчего бы не предлагать травяные чаи? Гид говорила, что монахи пекут вкусный бездрожжевой хлеб в дровяной печи, но туристам его попробовать не дают.
Ещё можно покататься в карете:



В XIX веке монастырь был богатым. У монастыря имелись обширные угодья на Карельском перешейке, монастырю принадлежало озеро Отрадное, несколько деревень. Сохранилось несколько общежитий, в которых размещались работники. На острове рубили строительный лес на продажу. Основу монастырского хозяйства составляло рыболовство, монастырь имел собственный рыболовецкий флот, рыбные угодья сдавались в аренду, которая давала хороший доход.

Лесков после посещения Коневца и Валаама написал художественные произведения «Очарованный странник» и «Павлин», а также документальный очерк «Монашеские острова на Ладожском озере»

«- А другие и имеют родство, но бедное, ещё родным отсюда стараются помогать.
- И вы полагаете, что это их более всего здесь и удерживает?
- Именно, одно это самое. Иной даже и совсем рвется, да родные не велят уходить, чтобы помогал отсюда. Особенно эти чухончики… вот что вы видите, маленькие… это ведь почти все чухончики. Дома им делать нечего, ну, а отсюда… помогают.
«Помогают»,- подумал я и хотел его расспросить, из чего же помогают когда у них здесь коммуна, община, в которой всем дается все нужное, но собственность иметь возбраняется?»


«Здесь, впрочем, я должен упомянуть об одном незначительном обстоятельстве, интересном только в том смысле, что оно может некоторым образом знакомить с характером обитателей монашеских островов.
В виду пристани, у которой мы должны были встать и распрощаться с нашим возницею, между нами, четырьмя пассажирами экипажа, возник небольшой спор о том, что надо опустить какую-нибудь сумму в монастырь за эту поездку? Я настаивал на том, что надо опустить какую-нибудь сумму в монастырскую кружку, и со мной был согласен художник; но иностранец и его жена спорили, что «этого никто не увидит и нас могут счесть за неблагодарных». По их мнению, следовало дать деньги в руки кучеру.
- Он не возьмет, - утверждал я.
- Отчего не возьмет?
- У них община; они коммунисты.
- Ну так что за беда?
- У них частной собственности здесь нет.
- Ну, мы это увидим. О, мы это увидим! Я иностранец и попробую ввести частную собственность: с меня не взыщется.
И немец, сойдя с дрожек, подал сидевшему на козлах монаху рубль, который тот принял без малейшего смущения».


На острове работала дренажная система для полива огородов. Сейчас сохранилось около 20 старых яблонь, некоторым перевалило за 100 лет. Были пашни и сенокосы. Крестьяне выращивали рожь, овес и ячмень. Было стадо коров и пара десятков лошадей.

Как обстоят дела с хозяйственной деятельностью и частной собственностью сейчас? Не расспрашивала об этом.

На острове нет электричества, соответственно водоснабжение и канализация отсутствуют. Мне попался на острове всего один ветряк. Почему бы не поставить их больше? Нигде не видела солнечных батарей.
Ветряк рядом с Казанским скитом, в котором живет схимник:


Правда, есть дизельный генератор. Забыла, как часто его запускают. Думаю, это делается когда нужно накачать воду.
Водопровод видимо устроен следующим образом. Вероятно в мезонине белой гостиницы есть резервуары для воды, из которых по трубе (желтого цвета) происходит раздача:


По трубе вода попадает в баки:


Сейчас на острове много трудников и женщин. Те женщины, которых мы видели, работают на огороде, гидами, реставраторами, торгуют в церковной лавке. Осенью все помощники покидают остров.
Женщина копается в огороде:


Мужчина тащит ветки на спине, чтобы кормить коз:


Заготавливают дрова:


На острове есть картофельные поля и огороды. Есть коровы, овцы и козы, лошадь, куры и гуси



На ферме откармливают свиней:


Здесь пекут хлеб:


Тут пасут скот:


Если я правильно поняла, то зимой доставка продуктов осуществляется на вертолете раз в две недели. В этом месте лед на Ладоге недостаточный, чтобы по нему могла проехать машина. Почему не используются современные средства для передвижения по льду? Кроме того, преодолеть семь километров на финских санках совсем просто, по накатанной дороге это можно сделать минут за двадцать.

Братия монастыря в 2007 году


Сейчас братия монастыря насчитывает пятнадцать насельников. Если я правильно поняла, состав постоянно меняется, многие просят о переводе в другие монастыри. Считается, что тот, кто здесь перезимовал, тот выдержал испытание, принял монастырь, а монастырь принял его.

После посещения музея у нас оставалось ещё два часа свободного времени. Мне хотелось пройти вдоль южного берега к Коневскому скиту. Туда идти около полутора километров в одну сторону. Если пройти дальше по дороге еще семьсот метров, то можно было бы посмотреть на южные батареи, построенные финнами.
Настоятелем с 1930 года был игумен Маврикий (Сережин). До прихода в монастырь он служил у генерала Маннергейма, они были друзьями. Маннергейм посещал остров, здесь были построены две батареи береговой артиллерии, армейский штаб располагался в каменной гостинице.

Рядом с северными батареями есть остатки советской военной базы и у берега несколько затонувших кораблей. Но туда идти почти шесть километров в один конец.

Но тут Лена заныла, что ей нужно выпить чаю, что без чаю она никуда дальше не пойдет. Кроме того, в избе, которая используется для кафе, есть огромная сувенирная лавка. По мнению Лены, там выбор браслетов по сравнению с церковной лавкой гораздо лучше. Нельзя было упускать такой шанс.
Делать нечего, поплелась в сторону кафе. Стены избы увешаны вещами, найденными на острове:




Попилю чаю, перекусили, позвонили Мяке и сказали, что браслеты, к сожалению, нам не подошли. Стали выдвигаться в сторону Коневского скита и южных батарей. Но, как говорила покойная Марфа Степанна: «Не ел – не мог, а как поел – совсем не стало ног».
Мы вышли на берег, я махнула рукой в сторону скита, видневшегося вдали
- Нам туда!
- Не дойдем, - уверенно возразила Лена и плюхнулась на песок.

Ещё когда мы собирались на экскурсию, Лена заявила, что никаких юбок и платков брать с собой не собирается, зато возьмет с собой купальник, так как широко известно, что на Коневце шикарные пляжи с белым песком. Поэтому она будет валяться на пляже, загорать и купаться. Возомнила себя Дюмой. Я тогда сразу высказала сомнения по поводу уместности появления в купальнике на территории мужского монастыря. К счастью, погода не способствовала, всю неделю перед поездкой у нас в Приозерском районе было 13*С, а на Коневце, думаю, и того меньше. Так что вопрос с купальником, как говорил наш институтский косноязычный преподаватель марксистско-ленинской философии, «упал и больше уже не поднимался».
Тем не менее, Лена заявила, что без купания в Ладоге она с острова не уедет и мужественно бросилась в воду:


Пытается и меня коварно заманить, говорит, что вода очень теплая:


Верю на слово:


Время 17:45, пора возвращаться на катер:


Певчие, обрядившись в рабочую одежду, фотографируются на память



На катере «… такая необыкновенная публика, какой вы не только отроду не видели, но и подозревать не могли в Петербурге».

Как говорила, упомянутая выше, Марфа Степанна, «подбирамши не подберёшь». Заняли места в каюте, сидим все вместе – туристы, паломники, певчие (уже в обычной одежде):


Ровно в 18:00 отошли от пристани, провожающие остались на причале, мне показалось, что они вместе чайками хотели полететь за нами




Выходим из Владычной бухты в Ладогу


Ветра совсем не было, Ладога была спокойной. Солнце нам освещало путь:


Через сорок минут вернулись во Владимировскую бухту


На обратном пути снова была техническая остановка в Иванове:


Через шесть километров, в Орехове, я попросила, чтобы автобус остановился. Вышла в 20:30 рядом с сохранившимся старинным фундаментом, пошла пешком и через полчаса была дома, а Лена в это время ещё только подъезжала к Парголову.


Tags: Дневник, Книга, Корела, Ленинградская область, Орехово
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal