Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

По Кингисеппскому и Ломоносовскому районам (2)

Начало здесь

Таким образом, не попав в Сашино, мы поехали дальше в Удосолово. Земля эта принадлежала Блокам.

Иван Леонтьевич Блок (1735-1811), получив медицинское образование в Германии, в 1755 г. перешел на русскую службу, через 25 лет стал лейб-хирургом при дворе великого князя Павла Петровича, который взойдя на престол, произвел Блока в действительные статские советники, пожаловал имение Преображенское в Гдовском уезде и село Удосолово с деревней Велькота в Ямбургском уезде. По смерти Ивана Леонтьевича унаследовал село Удосолово с деревней и усадьбой Велькота старший сын Федор. После смерти Федора Ивановича усадьба перешла к его сыну Ивану Федоровичу в 1836 г. В 1846 г. он женился на Надежде Александровне Веймарн и через нее род Блоков породнился с потомками А. П. Ганнибала.
Надо сказать, что все здешние помещики – Зиновьевы, Блоки, Веймарны, Альбрехты состояли в родстве. Читала, что Иван Леонтьевич Блок является предком поэта.

В Удосолово Иван Леонтьевич вместо старого выстроил в 1805-1807 гг. новый храм, сложенный из плитняка и освященный во имя св. Архистратига Михаила. Храм в стиле классицизма увенчан одной главой, над притвором – колокольня с деревянным верхним ярусом. Церковь перестроена в 1859-1869. В 1963 году церковь была закрыта, использовалась как сельский клуб. Не знаю, когда клуб закрыли.









Рядом с храмом появилось фамильное захоронение Блоков, наследовавших ямбургское имение. За могилами присматривают, они в хорошем состоянии. Правда, кресты на могилах сбиты.

Могила Екатерины Мартыновны Блок и Фёдора Ивановича Блока, слева на фотографии могила их сына Ивана Фёдоровича:




Вокруг церкви старое кладбище, на некоторых крестах с трудом можно разобрать надписи XIX века.

В Удосолово мы приехали в 14:40, последние пару километров ехали по пыльной грунтовке. За десять минут обошли вокруг церкви и кладбища. Собираемся ехать дальше. Тут вдруг Юра говорит, что мы поедем другой дорогой. Дескать, разведал. Чудесная короткая прямая дорога. Мы с Наташей потеряли бдительность. Когда это он успел разведать? Через сорок метров дорога закончилась, начались кочки. Юра строго повторял: «Наташа! Прекрати охать!» Тут и кочки закончились. В машине стало тихо. Даже я прекратила болтать, что случается крайне редко.
Это как в цирке. Когда номер опасный, то звучит барабанная дробь. А в самый ответственный момент наступает тишина. Так и тут. Помню, кузен махнул куда-то рукой и бодро сказал: «Да вот уже асфальт, совсем рядом». Никакой дороги я не видела, мы были в поле. Я на всякий случай закрыла глаза. Я так всегда в цирке делаю когда опасно. Мы провалились в какую-то яму, накренились на бок, мотор ревел. Наконец почувствовала, что едем ровно. Уфф! Наконец-то асфальт. Мы с Наташей молчали ещё минуту, а может даже две. Может быть кузен именно этого и добивался, чтобы мы замолчали ненадолго и он некоторое время мог побыть в тишине? Только машина натужено урчала. Юра был доволен. Наконец он смог на деле показать, какая замечательная у него машина. Жалел, что не заехали в ту лужу по дороге в Сашино. Я тоже жалела насчет Сашино.
В результате до Куммолова добрались за двадцать пять минут, причем последние два километра снова по грунтовке. Кузен ворчал что-то насчет грейдера, но мне, по сравнению с экстремальным выездом из Удосолова, эта дорога показалась скатертью.

Усадьба Куммолово, так же как и предыдущая в Удосолово, принадлежала врачу.
Иван Лаврентьевич Блюментрост (1676, Москва — 1756, Санкт-Петербург) — известный аптекарь, глава Медицинской канцелярии в период 1721-1730 годов. Лейб-медик Петра I, Екатерины I и царевича Алексея. Его отец был личным врачом царя Алексея Михайловича.
В 1756году, по смерти Блюментроста, имение унаследовала его дочь Мария Ивановна. Ее мужем был Фридрих-Иоганн фон Герсдорф. С этого времени в течение 125 лет Куммолово принадлежало представителям этой фамилии.

Позже, когда мы уже вечером возвращались, мы проехали мимо поместья, которым владел Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост (1692, Москва — 1755, Санкт-Петербург), родной брат Ивана Лаврентьевича. Его мыза не сохранилась, поэтому здесь напишу о нём.

Лаврентию Лаврентьевичу несколько страниц посвятил Пыляев. Вот пара цитат:
«По возвращении из заграницы в 1719 году, Блюментрост был определен на место умершего лейб-архиатера Арескина в лейб-медики. В этом звании он неотлучно находился при государе».

«По смерти Петра Первого, императрица Екатерина I определила Блюментроста президентом Академии Наук, с жалованием по 3000 р., - место это он занимал до 1733 года. Смерть Макленбургской принцессы Екатерины Иоанновны, которую пользовал Блюментрост, навлекла на него немилость императрицы Анны Иоанновны, и он, по высочайшему повелению был приводим к допросу генералом Ушаковым и после допроса лишен всех должностей и выслан 19-го июля 1733 года из Петербурга в Москву».


Пыляев приводит прописи, разработанные Л.Л. Блюментростом, а также любопытное диетическое наставление, данное им Петру Первому. Список большой, собственно это всё то, что и сейчас рекомендуют врачи, поэтому приведу только несколько правил:
Кушайте на день часто и мало, нежели единожды да много; Не вдавайтеся в великую печаль и мысли, но буди весел и с добрую надеждую; Отложи от себя всякую мнительную болезнь и не обмани себя сам; Не послушайте всякого неискусного соседа или сродственника в совете лекарств; Не давайте себя лечить молодым лекарям и старым бабам;

Интересно, что думал Лаврентий Лаврентьевич о медицинских советах конюхов?

Лаврентий Блюментрост, как и брат его, Иоганн Деодат, оба умерли в Петербурге и погребены в каменой палатке на Выборгской, близ церкви Самсона Странноприимца; могила их ещё в тридцатых годах нынешнего столетия была цела, на мраморном памятнике виднелась следующая надпись: Mortalia explent fratum Bega и т.д.

Прямо с дороги смотрит на нас разрушенный усадебный дом, автором которого предположительно является В.И. Беретти (1820-е годы)


В советское время дом принадлежал воинской части. Следы лозунгов всё ещё зовут нас к коммунизму:


Парковый фасад:


Хозяйственная постройка:


От дома вниз к ручью ведет потрясающая липовая аллея. Трудно представить сколько лет этим деревьям. Наверно они ровесницы Блюментроста.
Сфотографировалась рядом с деревом для масштаба:


С правой стороны остатки винокуренного завода, которым владел Блюментрост:


Напротив заводика внизу сохранился пруд. При Блюментросте вода была кристально чистой, в пруду разводили форель. Сейчас пруд зарос тиной:


К сожалению, близко подойти к пруду не смогла. Тут всё заросло крапивой, которая доходила мне до плеч. Никогда в жизни не видела такой огромной крапивы.


Куммолово давно вычеркнуто из реестра, такого посёлка больше не существует. Тем не менее, нам повстречался одинокий молодой человек с огромным фотоаппаратом. Мы с Юрой ушли дальше, а Наташа разговорилась с путником. Оказалось, что он изучает заброшенные усадьбы Ленинградской области. Добрался до Куммолова он следующим образом: сначала на электричке до Соснового Бора, далее на такси. Потом обследовал усадьбу, после этого собирался идти пешком пару километров до деревни Ломахи, а оттуда на рейсовом автобусе в Сосновый Бор. Далее снова четыре часа на электричке. Таким образом, на изучение каждой усадьбы он тратит целый день. Вот это я понимаю! Это настоящий краелюб! Не то что мы. Приехали на бездорожнике, покрутились полчаса, увидели крапиву, испугались и дальше поехали.

Из Куммолово опять проехали по грунтовке до Ломахи, а оттуда рукой подать до Копорья. В Копорье были в 16:00.
Сначала подъехали к усадьбе Гревова, принадлежавшей Зиновьевым. О Зиновьевых писала здесь . Напомню только, что усадьбу в 1809 году приобрел Василий Николаевич Зиновьев, супруг Дубянской, о чём выше уже упоминала.

В усадьбе мы недолго были, всё заросло, ходит невозможно, ничего не видно.





Из усадьбы мы поехали в Копорскую крепость.

"В лето 6749 приехав князь великий Александр Ярославович в Новгород и изиде вскоре с новгородци, и с ладожаны, и с корелою, и с ижеряны на град Копорию, и изверже град из основания, а самих немец избиша, а ови с собою приведоша в Новгород, а иных пожаловал отпустить, бе бо милостив паче меры; а вожан и чюдцю переветников извеша".

О крепости писала здесь , а тут все копорские записи .

В крепости нас ждало страшное разочарование:


Крепость действительно ни разу не ремонтировалась. Ну то есть как – не ремонтировалась. Построили её новгородцы 1297 году, шведы захватили в 1610. Вот тогда они одну стену и отремонтировали, а две другие тогда были ещё в приличном состоянии. Потом Шереметев своей артиллерией пробил как раз в этих, новгородской постройки стенах, бреши. Но ремонтировать не стал. Так всё и стоит до сих пор. Опасные места огорожены лентами. Но именно из этих брешей и с осыпающихся под ногами стен самые лучшие виды. Все туда бесстрашно лезут.

Очередной мальчишка сорвался вниз. Думаю, насмерть. Там высота страшная, крепость стоит на естественной известняковой скале, да плюс сами стены высоченные. Говорят, мама мальчика подала в суд.

Мы прошлись внизу по краю обрыва, внизу течет Копорка:


Вот стена, которую сложили новгородцы в 1297 году.


Вдруг на крепостной стене заметили людей. Стали кричать, каким образом они попали в крепость. Оказывается организованные группы пускают. А как же решение суда?





По плану Копорье должно было быть последним пунктом нашей поездки. Предполагали выехать около 19:00 из Копорья и через Бегуницы вернуться на Таллинское шоссе. Но из-за недоосмотра ряда достопримечательностей (Утешение, Сашино, крепость) время было сэкономлено. На часах было всего только без четверти пять. Стали думать, куда бы нам заехать ещё. Я предложила возвращаться по Гостилицкому шоссе и по дороге заехать в Воронино, где распложена усадьба Енгалычевых . Надо ли говорить, что мы проскочили нужный поворот. Подумала, что мне уже пора разучить «Ямщик, не гони лошадей!» и распевать голосом Шаляпина или, в крайнем случае, Штоколова. Далее по пути следования была Лопухинка. Попросила Юру ехать потише, чтобы не пропустить.

Владельцем Лопухинки был Никита Лопухин, родственник первой жены Петра Первого, Евдокии Лопухиной. Но полноценная усадьба здесь появилась только в 1780-х годах, при Христиане Геринге, предводителе дворян Ораниенбаумского уезда. В здании с портиком и мезонином его сын Павел к 1840-м годам устроил знаменитую Лопухинскую водолечебницу. Вокруг дома был разбит парк с беседками, скамейками, оранжереями, фруктовыми и садовыми деревьями.
Это место стали называть российской «Швейцарией». Одно время отдых на радоновым курорте в Лопухинке был модным. Был построен ещё один дом для отдыхающих, одновременно здесь могло размещаться до 500 отдыхающих. В усадьбе была даже санитарная станция (работала с 1839 по 1887), для контроля за чистотой воды, используемой в лечебных целях. Но в конце XIX века стало модно ездить на Сестрорецкий курорт, в связи с чем Лопухинский курорт потерял популярность.

В путеводителе для туристов по Ижорской возвышенности, изданном в середине 1970-х, есть фотография усадебного дома.

Так выглядел дом совсем недавно - в 1971 году:


До конца 1970-х в доме размещалась сельская школа, потом для школы построили новое здание, а дом, построенный еще в 1780-х, был заброшен.

Сегодня старый дом ещё держится, но уже недолго ему осталось:






Фасад на озеро:


От усадьбы вниз к озеру ведет металлическая лестница, по которой мы начали спускаться. Рядом сохранился камень-скмейка:


Из путеводителя: «На окраине поселка находится огромный овраг, крутые и высокие склоны которого заросли деревьями и кустарником. В некоторых местах склон представляет собой отвесную стену, сложенную известняками палеозойской эры с прослойками глины, песка и других пород. Они отложились 440-505 миллионов лет назад - в ордовикский период - и наглядно демонстрируют слоистую структуру Ижорской возвышенности. Обрыв напоминает изъеденную временем стену древней крепости, сложенную из плит известняка. Менее крутые участки склона покрыты почвой, на них-то и растут вековые хвойные и лиственные деревья».



«В средней и нижней части склона вытекают из известняка воды, насыщенные радоном. Здесь действуют несколько крупных и множество мелких источников. Стекающие на дно оврага воды образовали большое радоновое озеро. Оно необычайно живописно и привлекает к себе внимание и своим расположением, и, особенно, цветом воды. Трудно себе представить, что в окрестностях Ленинграда есть озеро, подобное Рице или пятигорскому Провалу. Вода большинства водоемов Ленинградской области имеет свинцовый цвет, а в Лопухинке - небесно-голубой с прозеленью. Озеро словно излучает таинственное сияние. Вода так прозрачна, что на значительной глубине видно дно. Это - результат воздействия радона, препятствующего развитию планктона. Вода у берегов озера тоже чистая - нет ни камышей, ни другой прибрежной растительности, не видно на поверхности воды и знакомой всем зеленой ряски».

В середине 1970-х всё так и было. Сейчас озеро уже не выглядит кристально чистым. На берегу озера стоит информационный стенд, извещающий, что перед нами охраняемый памятник природы.


Химический состав воды изменился, из-за того, что в начале 1980-х здесь построили рыбопитомник. Здесь разводили форель для Смольного. Тогда же построили и животноводческий комплекс.



В 17:40 уехали из Лопухинки. Напоследок решили заглянуть в Гостилицы.
О Гостилицах написано много. Может и я когда-нибудь напишу что-нибудь. Усадьбой в разное время владели Миних, Разумовские, Потемкины, Сименсы. Здесь гостили Елизавета Петровна, Екатерина II, Николай I. Так что писать можно бесконечно. Усадьбы такого уровня больше нет нигде.
Поездка у нас получилась в каком-то смысле докторской. Поэтому напомню только, что одним из первых владельцев Гостилицкой мызы был врач Роберт Арескин, главный хранитель Кунсткамеры и основатель Ботанического сада. Свободное время Арескин посвящал бальнеологии, первым обратил внимание на целебные свойства источников в том месте, где сейчас находится Сестрорецкий курорт.
Из словаря Брокгауза и Ефрона:
Арескин (Роберт), или Эрскин — лейб-медик Петра Великого, доктор медицины и философии Оксфордского университета, родом из благородной шотландской фамилии, воспитывался в Оксфордском университете и в 1704 г. поступил домашним врачом к кн. Меньшикову, но уже в 1706 г. по ходатайству его принят Петром I в царскую службу и назначен президентом Аптекарского приказа (архиатером). А. Гордон (A. Gordon, «Historie of Peter the Great», ч. II, стр. 170) в своей истории Петра I говорит, что Арескин был прямодушен, обходителен и благоразумен. При управлении Арескина медицинская часть значительно усовершенствовалась, особенно устройством аптек, улучшением медицинских училищ и строгим выбором иностранных медиков. Император весьма ценил его заслуги и назначал на самые высокие и почетные места. В звании лейб-медика Арескин сопровождал царя в 1717 г. в путешествие по Германии, Голландии и Франции. A. † в Олонце в 1718 г. Петр I приказал привезти тело Арескина в столицу и похоронить в Невской лавре, рядом с могилою царицы Наталии, причем сам шел за гробом и присутствовал при погребении.

Могила его не сохранилась. Впрочем, он не последний из врачей, похороненных в Лавре, могила которого уничтожена. После смерти Арескина, архиатером, то есть первым царским лейб-медиком, был назначен Лаврентий Блюментрост, о котором упоминала выше.

Остановились рядом с Троицкой церковью.


В церкви уже началась вечерняя служба. Мы постояли немного. Потом спустились вниз:


Полюбовались Гостилкой и Ледажным прудом:


Затем обошли вокруг дворца, который построил Штакеншнейдер:


Показала Юре и Наташе свою любимую аллею:


Заглянули в конюшню:


Старые чугунные колонны, денники и кормушки. В середине 1970-х в совхозе был табун лошадей, мальчишки гоняли их в ночное. Конюшни были в хорошем состоянии:


В 18:40 уехали из Гостилиц. Ехали по дамбе мимо Кронштадта и фортов. Вдали на солнце сверкал купол Морского собора. Говорили, что надо бы уже съездить и посмотреть.



В 20:50 меня привезли в Орехово. Чудесный день.

Маршрут поездки.
1 – Бегуницы
2 - Ополье
3 – Кёрстово
4 – Котлы
5 – Кайболовское городище и мельница
6 – Кайболово
7 – Ратчино
8 – Удосолово
9 – Куммолово
10 – Копорье
11 – Лопухинка
12 - Гостилицы


Tags: Вспоминаю, Дневник, Копорье, Ленинградская область, Пыляев
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments