Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Роченсальмские сражения 1789-1790гг. Гибель фрегата «Св. Николай»

Мы поехали в Котку, чтобы своими глазами посмотреть на то место, где произошли две морские битвы. Сражения были между гребными флотилиями на Роченсальмском рейде у острова Котка (по-фински Ruotsinsalmi, где ruotsin – шведский, salmi – пролив, то же по-шведски - Svensksund, по-русски когда как – Роченсальм или Свенкзунд).

Первое сражение произошло 13 августа 1789г. Русской гребной флотилией командовал Нассау-Зиген. Поначалу всё шло к поражению русского флота, но всё-таки потом одержали победу. Екатерина II сравнила эту победу с Чесмой.

Второе сражение было 28 июня 1790г. Можно сказать, что это сражение было одним из самых крупных в мировой истории - участвовали почти 500 кораблей и 30 000 человек. Командовал всё тот же Нассау-Зиген. Архипелаг превратился в огненный ад. Пороховой дым, пламя, тонущие корабли и люди. Десятки кораблей были уничтожены и тысячи моряков погибли или попали в плен. Наш флот был разбит на голову.. Этот разгром можно сравнить с Цусимой. У шведов эта морская победа до сих пор считается самой крупной.

В сентябре с интересом читала записки Петра Васильевича Чичагова, : «Записки адмирала Чичагова, заключающие, то что он видел и что, по его мнению, знал». . П.В. Чичагов участвовал в морских сражениях той войны. Я начала читать его записки из-за того, что хотела узнать подробнее о двух Роченсальмских сражениях. Но потом увлеклась и стала читать всё подряд. Чичагов в своих записках пишет не только о войне и положении дел на флоте. Он пишет о государственном строе «любезного отечества», о крепостном праве, о временах Екатерины II и Павла. Видимо Чичагов был человеком прямым, резким, говорил то, что думал.




Мне кажется, что характеристика, которую дал П.В. Чичагов принцу Нассау-Зигену, несколько предвзята и эмоциональна:
В это время во главе иностранцев во флоте был принц Нассау-Зиген. В России менее чем где-либо понимали, почему его именуют принцем; по крайней мере, в Австрии отказывали ему в чести там называться принцем и, упоминая в разговоре о нем, говорили: “тот господин, который желает быть принцем Нассау-Зигеном, не имея на то права по происхождению”. Отец мой совершенно справедливо прозвал его “темной личностью”. Это был тип проходимца неизвестной национальности, так как ни одного языка не знал хорошо и ни на одном не писал правильно. Родиной его был весь мир и он любил на словах ту страну, где ему больше платили. В последнее время он пристрастился к России, так как нигде ему не удавалось столь удачно обманывать людей, как русских, и получать незаслуженные награды. Целью своей жизни Нассау-Зиген поставил добиться власти, могущества и сделаться правителем народа или королем. Он и походил на сказочного короля-авантюриста, летающего из одного конца мира в другой и управляющего духами. Сев в один прекрасный день на корабль, он пустился в кругосветное плавание с намерением нападать на диких, овладевать их землями и сделаться их королем. Но даже краснокожие отказались быть в его подчинении и, после всевозможных неудач, ему пришлось, ввиду долгов и требований его разбойничьей шайки, бежать и скрыться. Тогда он стал ездить по Европе и предлагать всем дворам свои услуги и смелые проекты, не имевшие здравого смысла. Добравшись до Польши, где его приняли довольно радушно, он водворился на жительство. Здесь поверили ему, как и всем ловким мазурикам, приезжающим в эту страну. Возмечтав играть в Польше первую роль и занять впоследствии королевский престол, он женился на богатейшей Сангушко, но его оттуда прогнали. Не падая духом, он нанялся в испанскую службу, обещая завладеть Гибралтаром. Ни перед чем не задумываясь, Нассау-Зиген кинулся на неприступную крепость и потерпел неудачу; в награду ему пожаловали титул испанского гранда. Затем, неизвестно каким образом, он очутился в 1787 г. в Крыму, во время путешествия Императрицы Екатерины; вероятно, он прибыл туда из Константинополя, где тоже, как и во всей Европе, отказались его принять на службу. Здесь он успел понравиться Потемкину; эти люди обладают даром обворожать и обманывать других. В 1788 г. его вдруг приняли на русскую службу и признали принцем Нассау-Зигеном. На этот раз столь негодный повсюду авантюрист пригодился в России. Во время турецкой кампании он командовал гребной флотилией и сам прокричал в своих реляциях, писанных безграмотно на французском языке, непонятном для большинства русских, о каких-то небывалых победах. Теперь он готовился прославиться и на Балтийском море, надеясь, что не вечно же будет его преследовать несчастье. Ошибочно было бы судить по нем об остальных иностранцах, в особенности об англичанах, принятых в наш флот...

В записках Сергея Алексеевича Тучкова, принимавшего участие в обоих Роченсальмских сражениях, Нассау-Зигену дается примерно такая же характеристика, но по форме всё изложено несколько мягче.


Роченсальмский пролив. Вид с Соколиной горы:


Вот как Чичагов описывает первое сражение:
Вообще Нассау не был способен создавать планы сражений заблаговременно и, несмотря на присутствие свое в этой местности и возможность изучения ее, настоятельно придерживался мысли завязать бой при посредстве постороннего отряда, дабы затем, судя по ходу сражения, воспользоваться обстоятельствами; он соображал лишь в критические минуты. В 10 ч. утра раздался первый выстрел с бомбардирского судна “Перун”, и затем завязался ожесточенный бой с эскадрой Балле; вскоре наши подошли на картечный выстрел и, как имели против себя главные силы неприятеля и гораздо больше артиллерии, то и понесли огромные повреждения и потери. Через два часа передовые суда не имели снастей, орудий, и шведские снаряды проходили через них, как чрез решето; все 15 судов вспомогательной эскадры при полном отсутствии резервов и подкреплений стояли в линии. Командиры шебеки “Летучая” Рябинин и “Перун” Сенявин и многие из офицеров были ранены; команда уменьшилась наполовину; вслед за этим убили командира фрегата “Симеон” Грина, и многие суда: “Поспешный”, “Перун”, “Быстрый”, “Легкая”, “Секретное”, “Осторожное” дали знать сигналом, что они терпят бедствие. Первый из них ветром несло к неприятелю, с убитым командиром, почти уничтоженным экипажем, и он достался в руки шведам.

Юхан Титрих Шульц. Битва при Свенксзунде 13 авгута 1789.


Нассау все еще медленно подвигался к Королевским воротам и когда в 3 часа подошел к ним, то нашел, что проход завален потопленными транспортными судами. Этого он как бы не ожидал, хотя ему тысячу раз говорили, что неприятель еще с утра занят этой работой. В отчаянии, что вся его надежда зайти в тыл неприятелю не сбывается, он потерял голову. Действительно настал ужасный момент; по редевшим выстрелам эскадры Балле он чувствовал, что силы его почти уничтожены, а пройти к нему на помощь не было возможности; все выходы заложены. С этого момента, уничтоженный видимой неудачей, он перестал управлять флотилией, и шарлатанизм его высказался в полной силе. Но славные подчиненные его не могли помириться с той участью, которую им подготовил какой то принц Нассау; капитан Слизов бросился к островкам Макари, офицеры, матросы и солдаты, несмотря на огонь неприятеля, стали разламывать затопленные транспорты топорами, стоя в воде, и к вечеру проход был почти свободен. С криками “ура” бросились русские лодки и суда уничтожать неприятельскую флотилию, и тогда шведам пришлось спасаться в противоположную сторону, где еле удерживался Балле с остатком своей эскадры. Несмотря на то, что план принца Нассау противоречил здравому смыслу, исполнители одержали победу, благодаря своему мужеству и беспримерной энергии. Очутившись уже в роченсальмском проходе, наши отобрали назад у шведов взятые ими в плен суда резервной эскадры “Перун” и “Поспешный”, захватили фрегат “Аф-Тролле” вместе с галерой и канонерской лодкой, судно “Росвальд” с начальником отделения шведской флотилии подполковником Розенштейн и “Бьерн-Иернсиду”. Сражение продолжалось еще в темноте и окончилось на другой день 14 августа, когда остатки неприятельской флотилии уходили за остров Пуссало. Сам король Густав, видя, что спасения нет его судам, приказал до тридцати сжечь и взорвать на воздух. Зарево пожарища осветило всю местность. Ожесточенная битва закончилась столь своеобразным фейерверком. Мы взяли в плен до 37 офицеров и 1100 солдат и потеряли офицеров 15 убитыми и 39 ранеными, да нижних чинов 368 убитыми, 589 ранеными. Вот истинное изображение Роченсальмского сражения! Принц Нассау был награжден орденом Св. Андрея (Первозванного), но заслужили его храбрые офицеры, — как Балле, Турчанинов, граф Литта, Слизов, Денисов, Рябинин, Кушелев, Болотников, Буксгевден, Олсуфьев, Сарандинаки и другие. С такими подчиненными нетрудно было пожинать лавры господам иностранцам!


Чичагов упоминает здесь графа Литту. С.В. Тучков в своих записках также пишет об этом сражении и рассказывает, что если бы не адмирал Литта, то мы бы не победили, так как Нассау-Зиген попросту растерялся и не знал, что делать.

Адмиралу Литта в то время было всего 26 лет. Рассказывают такую историю:
Николай Николаевич Муравьёв, 23 года, командовал галерой «Орёл». Перед самым началом боя он подошел к кораблю, на котором находился адмирал Литта, и спросил у адмирала, где ему надо находиться во время боя. На что адмирал Литта ответил ему: «Un homme d’honneur saura trouver sa place» (Человек чести найдет свое место). Тогда Муравьёв, оглядев шведский строй, пошёл на него, стал между двумя кораблями и открыл по ним огонь с двух бортов. «Орёл» был разбит, Муравьев был ранен и взят в плен.







Теперь о Сергее Алексеевиче Тучкове. Первое Роченсальмское сражение было для него самым первым морским сражением. Ему было на тот момент 24 года. После сражения он сделал невозможное – за 12 дней построил самую первую батарею и, можно сказать, стал первым комендантом острова Роченсальм (Котка).

Вот его рассказ об этом, проиллюстрированный моими фотографиями, сделанными на месте событий:






























По поводу разгрома во втором сражении Чичагов приводит следующий документ:

6 июля адмирал [В.Я Чичагов, отец автора записок – прим. моё] получил следующее письмо от графа Безбородко, помеченное 3 числом:

Дошед пред полуднем, сперва послали канонерские лодки, приказав стать на два или полтора пушечные выстрелы, а затем и все поднялись. Лодки лишь увидели неприятеля, застреляли по пустому, и <неучу> сию никто удержать не мог. Неприятельские парусные суда легли на шпринг, а канонерские шлюпки зачали сближаться к нашим, которые, в беспорядке расстреляв заряды, отступать начали, а попросту сказать, побежали. Галеры спешили на их подкрепление, а потом и парусные суда; но все пришло в такую конфузию, что друг друга давили, места не давали, не допускали стрелять, инако как с своим вредом, бились при случившейся погоде о каменные острова, становились на песчаные банки, словом сам себя разбивал и с нуждой могли вытянуться из пасов для спасения себя и ретирады. Неприятель не двигался с места, а только его канонерские лодки на ближнем выстреле преследовали наших, вредя большею частью подводные части. Урон с нашей стороны еще и по сие время неизвестен, но должен быть весьма велик. Капитан Дениссон убит, капитан Марчал потонул, две плавучие батареи потоплены, фрегатов, шебек и галер погибло немало; а к вящему несчастью, не знаю, правда ли говорят, что сняв с галер и других судов людей, не могли всех забрать; оставили более двух тысяч на ближнем острове, из коих немалая часть увезена неприятелем.
….


Русская флотилия потеряла 5 гребных фрегатов, 5 шебек, 2 полупрама, 2 плавучие батареи, 7 шхун, 6 бомбард, 16 галер, 5 канонерских лодок, 3 больших и 4 малых бомбардирских катера. Потери в людях составили 7369 человек, в том числе 269 офицеров.

О том кто такой капитан Марчал будет ниже.
С.В. Тучков, который участвовал, в этом сражении, пишет, что ветер был такой силы, что «…канонерские лодки и другие гребные суда разбросал по берегам, так что некоторые попали к Сестробеку, оружейному заводу, неподалеку от Петербурга находящемуся».

Посмотрела - от Котки до Сестрорецка почти 170км. Неужели так далеко может ветром отнести?

Юхан Титрих Шульц. Битва при Свенксзунде 28 июня 1790





Комментарий П.В. Чичагова по поводу разгрома во втором Роченсальмском сражении:
Таковы были выгоды, которые Императрица добыла, поручив главное командование иностранцу, не только не имеющему понятия о характере русских, но еще и о ремесле, за которое он взялся. Вверенная ему флотилия находилась, таким образом, под начальством человека, ничего не понимающего в морском деле и окружившего себя сухопутными и гвардейскими офицерами, смыслящими не более его; этим людям, однако, он дал в командование суда и отряды. Экипажи также не были лучше составлены; к той части, которая участвовала в прошлой кампании и, следовательно, приобрела несколько привычку к службе, добавили, чтобы пополнить число, крестьян и наемных волонтеров. Собрание столь нескладное, не было сотворено для получения выгодных результатов. Надо ли удивляться в таком случае в произошедшем? Как только принц Нассау появился пред неприятелем, последний приготовился с большим искусством его встретить. Русская флотилия, кроме той невыгоды для нее, которая происходила от незнания местности и средств неприятеля, и в особенности от глупейшей самонадеятельности ее начальника, должна была бороться при отступлении с ветром, с трудным и стесненным проходом, с подводными камнями, удобными для уничтожения, батареями и канонерскими лодками, которые ее обстреливали со всех сторон. Фрегаты, как самые сильные и тяжелые суда флотилии, труднее всех поддавались к маневрированию, и далеко не помогая и не поддерживая друг друга, они затрудняли лишь и сцеплялись без конца. Поэтому они все и погибли.

Тучков пишет мягче, но смысл такой же:


Далее Тучков разъясняет читателю, чем служба на галере отличается от службы на парусных судах и почему иностранцы этого не понимают. Так как другая конструкция, другая оснастка, другой порядок плавания и проч. Даже якоря с галер бросают иначе. Тучков считает, что офицер всегда должен учиться. А также владеть математическими и другими науками, соединенными с морским искусством. Вот сразу видно, что С.А. Тучков артиллерист!

Юхан Титрих Шульц. Битва при Свенксзунде 29 июня 1790





Капитан Марчал и фрегат «Св. Николай»

П.В. Чичагов приводит письмо, которое в 1789 году получил его отец от Екатерины II:
Василий Яковлевич! По повелению нашему, полномочным нашим министром в Лондоне генералом-поручиком графом Воронцовым 19 апреля сего года приняты в службу нашу капитанами второго ранга из королевских великобританских морских офицеров Тизигер и Марчал, о которых способностях и достоинстве усмотрите из донесения помянутого генерала-поручика, с приложениями в копии у сего доставляемого. ….

К этому письму была приложена копия донесения графа Воронцова:
Адмирал Лорд Родней писал ко мне два письма, рекомендуя в службу вашего Императорского Величества поручиков Тизигера и Марчала, потом изустно он паки мне их рекомендовал и против своего обыкновенно малоречивого разговора превозносил их хвалами, говоря, что Марчал есть отменный офицер своею беспримерной храбростью, оказанной во многих случаях, как, например, когда, командуя одним брюлотом в прошедшую войну, он сжег 60 американских судов в Чезапиской бухте и что кроме сего он толь много оказал в разных случаях отличной храбрости и причинил толь много вреда американцам, что они его называли, взирая на тогдашнюю его молодость: maudit enfant sans barbe gue l’enfer a vomi (проклятый ребенок, изрыгнутый адом).
<…>
Марчала я достал позже, труднее и единственно по неусыпному старанию усердного к России Эчеса; ибо сей офицер имеет здесь знатную родню и имеет отца тоже знаменитого в морской службе старого капитана, который любим министерством и, будучи членом Адмиралтейства, оставил сыну своему выгодную комиссию, а именно команду транспорта, который имеет быть отправлен в Ботанибей и где ему дают на проезд 400 фунтов стерлингов жалованья. Но Эчес, будучи с ним дружен, уговорил его пойти в российскую службу и взять у адмирала Роднея ко мне письмо. Сей Эчес имел уже план, для исполнения которого нужна была необходимо отменная предприимчивость и храбрость Марчала, на что и подговорил его оставить все здешние выгоды и жертвовать славе, которой он может приобрести в исполнении сего плана, о коем чрез курьера подробнее донесу вашему Императорскому Величеству.


Кроме того было приложен перевод письма лорда Роднея к графу Воронцову о г-не Марчале от 7 мая 1789 года
Милостивый государь! Я не мог отказать в требовании лейтенанта Марчала, сына капитана Марчала, служившего многие годы под моим начальством и бывшего моим капитаном во время главного командования моего британскими силами в Ямайке. Сей молодой человек очень хороший мореходец, в рассуждении лет своих много служивший, весьма желает вступить в российскую службу. Я не могу не рекомендовать его отменно, как молодого офицера, способного принести существенную пользу службе. Имею честь быть с совершенным почтением и проч.

Далее П.В. Чичагов сообщает, что: «Капитан Марчал принял в командование фрегат «Св. Николай».

Роченсальмский пролив. Вид с острова Куусинен:



В 1948 году в Роченальмском заливе на глубине 16м был обнаружен корпус фрегата. Обнаружен фрегат был совершенно случайно. Во время Великой Отечественной войны советская авиация потопила немецкий корабль «Ниобе». После войны «Ниобе» мешал судоходству, его необходимо было убрать, освободить фарватер. Таким образом обнаружили занесенный илом 42-метровый корпус фрегата. В результате серьезной научной работы было установлено, что это гребной фрегат «Св. Николай», командовал которым капитан второго ранга Марчал.

Тогда в Финляндии еще не было закона об охране древностей. Поэтому сначала просто попытались отбуксировать из фарватера «Св. Николая». В результате он был разрушен. Некоторые его части и пушки были подняты на сушу. Несколько пушек сейчас находятся на Вороньем острове (Varissaari), на который можно попасть только летом.

В 1970 году был принято решение, о сохранении останков фрегата на месте, чтобы в будущем продолжить исследования. Если я правильно понимаю, после 1988 года никаких работ не проводилось. Сейчас запрещен дайвинг в радиусе 300 метров.





Всего было поднято около 2500 предметов. Финскими водолазами были подняты медные, серебряные и золотые русские монеты, огнестрельное и холодное оружие, ружейные кремни, штурманские инструменты, бронзовые иконки-складни, нательные крестики, фарфоровая и стеклянная столовая посуда, кухонная утварь. Большая часть из них хранится в государственном Морском музее в Хельсинки.

Много вещей экспонируется в Котке в Морском центре Велламо. К сожаленю, в помещении очень темно, фотографировать со вспышкой запрещено.








Пишут, что в Российском государственном архиве ВМФ сохранилась реляция Пьера Гарриса, премьер-лейтенанта фрегата «Св. Николай», в которой сообщается, что после боя продолжительностью 9 часов кряду «корабль пошел ко дну; капитан Марчал… сломал три шпаги в руке и был трижды ранен», был «сражен неприятельской пулей, утонул со знаменем в руке».
Из 400 человек экипажа спаслось 23 человека (по другим данным 12). Спасшиеся очевидцы сообщали, что Марчал крикнул «Мне не довелось подать вам пример, как должно побеждать, так я покажу как следует погибать».

Подробно о «Св.Николае» можно прочитать тут и тут .

На фрегате были обнаружены останки экипажа. Все останки моряков были подняты финскими водолазами в 1975 году. Похоронены они были торжественно с почестями в самом центре Котки на православном кладбище:





В 1998 году на Роченсальмском рейде была установлена скульптура (М. Аникушин):





Густав III воспользовался победой, одержанной шведским флотом, чтобы начать переговоры о мире. Мирные переговоры продолжались четыре недели. Они проходили при деревне Вереле на реке Кюммене. Верельский мир был заключен 3 августа 1790 года. В ходе переговоров российской стороной были отвергнуты все территориальные притязания шведов. Верельский договор подтвердил существовавшее ещё со времен Ништадтского мирного договора 1721 разрешение шведам покупать хлеб в трех прибалтийских русских портах на 50 тыс. руб. ежегодно без уплаты пошлин. Но главное, Густав добился желанной цели – освобождения от вмешательства во внутренние дела Швеции. Очевидно, Екатерина II убедилась в невозможности относиться к Швеции так, как она обращалась с Польшей. Агитация русских дипломатов в Стокгольме против монархической власти должна была прекратиться. Борьба против французской революции на некоторое время соединила потом Россию со Швецией. Немного спустя, в царствование внука Екатерины, возобновилась война из-за Финляндии, окончившаяся в пользу России.

Очень рада, что нам вместе с petite_nyctale удалось открыть для себя ещё один славный эпизод отечественной истории.

Tags: Выборгская губерния, Сестрорецк, Суоми-красавица
Subscribe

  • Неразобранное за 2017 год

    Закончился 2017 год. О чем-то я писала, о некоторых поездках еще только собираюсь написать, о чем-то писать не планирую. Я не подвожу итоги, просто…

  • Кумола (Лумиваара)

    16 августа 2014 Поселок Кумола получил название Лумиваара в 1945 по названию волости, центром которой он является. Название Кумола имеет…

  • По границе Ореховского мира 1323 года

    6 августа 2016, суббота В мае прошлого года в Финляндии у озера Торса (Торжеярви) мы самостоятельно нашли пограничный камень (Torsansalon…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments