Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Всеволожск

В прошлую субботу, 16 ноября, ездила в гости во Всеволожск.

Села утром в электричку в Орехове и доехала до Кушелевки, а там пересела на электричку Ладожского направления.

Станционные здания были построены в 1914 году:







Это сейчас с Финляндского вокзала можно уехать куда захочешь – хоть в Приозерск, хоть в Выборг или в Сестрорецк. Но такая возможность появилась только в 1930-е. А раньше конечная станция Ириновской дороги была там где сейчас Свердловская набережная. Дорога была частной, построена по инициативе барона Павла Корфа в 1892 году. У него была дача в Ириновке. Дорога шла через Приютино к Мельничному Ручью до Борисовой Гривы. Это была первая узкоколейная (750мм) железная дорога в России. Дорога строилась по упрощенной американской технологии. Скорость поезда была невысокой, поэтому были остановки «по требованию». Дачники могли выходить и входить там, где им было удобно. Такая железнодорожная маршрутка.



Во Всеволожске станция была там, где сейчас центральная площадь – угол Всеволожского и Октябрьского проспектов. После революции дорогу национализировали, в 1920-х перевели на стандартную колею, а во Всеволожске спрямили.

Раньше на станционном здании была табличка, что это памятник истории. Но потом дом вместе с табличкой разрушили.




Интересно, что там, где сейчас Колтушское шоссе, раньше петляла шведская дорога. Её начали строить ещё при Понтусе Делагарди, продолжили при его сыне Якове.

Всеволод Андреевич Всеволожский (1769-1836) приобрел мызу Рябово в 1818 году. Видимо за это ему поставили памятник пару лет назад:


Пыляев в книге «Замечательные чудаки и оригиналы» посвятил Всеволоду Андреевичу несколько страниц.

Мы уже не раз говорили о былой роскоши некоторых русских богачей начала нынешнего столетия. К числу таких петербургских крезов принадлежал В.А. В-ий; впрочем, этот богач считался не только одним из первых в России, но даже во всей Европе. Его знаменитые железоделательные заводы и соляные промыслы давали ему годового дохода более чем миллион рублей. В-ий был сын последнего пензенского воеводы, погибшего на службе в пугачевщину. Он первый в России устроил на Волге пароходы и первый совершил на одном из них поездку из своих заводов до Казани; он также первый ввел выделку железа английским способом, занялся разработкою каменного угля на Урале и открытием многих золотоносных россыпей, он не задумался рафинировать свекловичный сахар у себя на даче за Охтой и радовался, как ребенок, что в своем домашнем обиходе не употреблял ни фунта колониального сахара, сделанного из привозного песку. Когда в 1836 году в Петербурге учреждалось газовое общество, он устроил у себя на даче чугунолитейный завод, на котором отливал трубы, которые выходили наполовину дешевле выписанных английских.
Купив себе имение за Охтой, у обер-полицмейстера Эртеля, он в два года привел его в изумительный порядок, расчистил в нем рощи в виде парка и сделал в нем дорог более чем на 25 верст; его оранжереи стоили ему более полумиллиона рублей.
Он ежегодно поздравлял императрицу в день Нового года, по русскому обычаю, поднося на золотом блюде персики, сливы, виноград и ананасы. Его барский дом состоял из 160 комнат, расположенных в двух этажах. Гостиница для приезжающих гостей помещалась в двух больших флигелях; гостей к нему съезжалось в день его именин несколько сот человек и для всех были устроены особые помещения, причем приняты были меры, чтобы привычки каждого гостя не встретили ни малейшего стеснения, почему предварительно собраны были самые точные сведения от прислуги о привычках их господ и что для каждого нужно. Трудно теперь поверить, что одной прислуги у В-го было до четырехсот человек. Конюшни его вмещали до ста двадцати породистых лошадей; экипажей тоже было не менее ста. За стол, когда В-ий жил на даче, ежедневно садилось не менее ста человек. Крепостные музыканты, певчие, актеры и актрисы составляли у него довольно многочисленную труппу.
<….>
Праздники у В-го выходили очень оригинальные; в его именины в комнатах устраивалась «ярмарка» самая разнохарактерная: в залах между тропической зеленью были устроены лавки с разными товарами, также буфеты, в которых заседали разные народности, продавая произведения своей страны. Эти лавочки и импровизированные караван-сараи прихотливо освещались различными фонариками; там сидели китайцы, персияне, турки, армяне – все костюмы продавцов были строго выдержаны. Где дымились самовары и чайники, сидели китайцы и китаянки; где подавалось мороженое – сторожили последнее камчадалы, кутаясь в свои оленьи дохи. Персияне подносили фисташки и сушеные фрукты, турки разносили кофе, шербет и подавали дымящие кальяны и трубки с турецким табаком; ярославки и ярославцы, в своих национальных костюмах, потчевали гостей сбитнем, бубликами и медовым квасом. Все эти лавочки имели свои вывески; в составлении этих вывесок и надписей участником был сын В-го, известный каламбурист и острослов того времени. Замечательно, что талант его перешел и к его сыну, недавно умершему Н.Н. В-му.


В 1926 году дом сгорел:






Ровно пятьдесят лет назад поселок Всеволожский был переименован в город. Об этом радостном событии даже урны напоминают на каждом шагу:


В городе старые деревянные дачи соседствуют с новостройками.















Странный дом:


























Зачем теперь руины затягивают тряпками с нарисованным фасадом? Это что-то меняет? Всё равно ничего не делается, так как «нет денег»:






В городе повышенная концентрация заведений японской кухни:




Видимо сырая рыба русскому человеку не идет впрок, поэтому кроме центральной больницы, в городе есть масса медицинских центров и клиник. Филиала Боткинских бараков только не хватает.

























Tags: Ленинградская область, Пыляев
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments