Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Генерал Мин и учительница из Гостилиц Коноплянникова

7-го декабря 1905 года в Москве началось восстание. Для подавления восстания в Москву был отправлен Семеновский полк. Командиром полка был Георгий Александрович Мин. Восстание было подавлено чрезвычайно жестоко. Погибло много случайных людей. После восстания революционеры заочно приговорили Г.А. Мина к смерти. Учительница из Гостилиц, Коноплянникова Зинаида Васильевна, привела приговор в исполнение. 13 августа 1906 года она пятью выстрелами в спину застрелила генерала. Мина похоронили в церкви Семеновского полка, что была на Загородном напротив вокзала. Введенский собор в 1930-х уничтожили, нет и могилы Мина. Коноплянникову судили, 29 августа 1906 года её повесили в Шлиссельбурге. Она была единственной женщиной казненной в крепости, недавно во время археологических раскопок были обнаружены её останки. И кто теперь помнит о Мине и Коноплянниковой?

В «Ниве» были опубликованы фотоотчеты без комментариев. В №1 за 1906 «Кровавые дни в Москве», а в №35 «К убийству свиты Его Величества генерал-майора Г.А. Мина, в Новом Петергофе, 13 августа с.г.»



На сайте «Газетные старости» есть сводки за декабрь 1905 года . Можно почувствовать что творилось в те дни.

Сегодня в Москве получено известие со станции Иваново Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги, что там убита дочь московского врача Ольга Генкина и ее подруга. Как говорят, убитые занимались среди фабричных Ивановского района революционной пропагандой и за это были убиты раздраженной толпой фабричных.

Сегодня сообщение между Петербургом и Москвой снова прервано. На станции вывешено объявление: Международный телеграф закрыт. Продажа марок и приемка заказных писем прекращена.

"Сын Отечества" передает, что в Царском Селе на днях состоялся митинг офицеров, расположенного там гарнизона. Была вынесена резолюция, что в случае вызова войск для подавления беспорядков, отказаться стрелять в мирную толпу.

Представители социал-демократической партии и партии социал-революционеров организовали поход против лекторов, придерживающихся в своих лекциях умеренных взглядов. Решено "срывать" лекции таких ораторов. Первая проба была сделана на лекции проф. Фортунатова в Введенском народном доме.

Сегодня на станции Перово, Московско-Казанской железной дороги воры ограбили 50 товарных вагонов. Жандармы и сторожа оказались бессильны.

Вчера на Остоженке открыта фабрика бомб и взрывчатых веществ. Пироксилин, глицерин и порох, найденные в квартире, опечатаны. Делавший бомбы арестован.



7 декабря забастовка началась. В Москве остановились фабрики и заводы, прекратилась подача электроэнергии, остановились трамваи, закрылись магазины.

В два часа местные власти получили распоряжение об объявлении Москвы на положении чрезвычайно охраны, и хотя об этом еще не опубликовано в городе, но уже принят целый ряд предохранительных мер и войскам приказано быть наготове. В манеже расположены кавалерия и пулеметы. По всему городу разъезжают патрули.

Вчера состоялось экстренное собрание совета рабочих депутатов. Решено объявить сегодня с 12 часов дня всеобщую политическую забастовку. Все железные дороги, фабрики, торговые и промышленные заведения должны приостановить свою деятельность. Все газеты должны быть приостановлены.

Сегодня много магазинов закрыто; в владельцев, не желающих закрывать их, революционеры стреляют. Толпа снимала служащих в казенных учреждениях, угрожая револьверами. Городская бойня работает и намерена дать вооруженный отпор. Газовый завод также работает, поддерживая минимальное давление, чтобы трубы от мороза не испортились. Население требует открытия ломбардов.



8 декабря
Забастовки дают себя чувствовать. Многих продуктов нет в виду отсутствия железнодорожного подвоза. Нет совсем молока, не хватает вообще и других молочных продуктов.

Среди народа заметно сильное движение против забастовщиков. Так, сегодня на Хитровской площади было сделано нападение на забастовщиков, ходивших с пением марсельезы. На Сухаревской площади избили одного оратора, а двух курсисток буквально раздели. Были вызваны на площадь жандармы и полиция, но уже было поздно.


Забастовка коснулась и учебных заведений. Группа мальчиков из одной частной гимназии обходила все другие учебные заведения и заставляла кончать занятия.


Наиболее подготовленная и хорошо вооружённая дружина была организована Николаем Шмитом на его фабрике на Пресне. Шмит был близким родственником Саввы Морозова, который сам активно помогал революционерам. Удивительно, зачем миллионеры фабриканты помогали революционерам. На самом деле ничего удивительного нет. Они были старообрядцами. То есть денег было очень много, а власти не было. Можно было бы перейти в православие, но не все умеют торговать совестью. Поэтому в тот момент их интересы совпадали с интересами революционеров, так как только путем изменения законодательства и смены власти можно было добиться влияния и власти, и, следовательно, стать ещё более богатыми.





МОСКВА, 11 декабря. В Москве вся жизнь замерла. На улицах пустынно. Говорят, что много убитых и раненых и не мало жертв из публики, случайно находившейся на улице. Драгуны и казаки, целую неделю находясь в седле, озлоблены вследствие утомления и стреляют по толпе, где бы она не собиралась, при малейшем подозрении, что в толпе есть дружинники.

В городе все закрыто и войскам сегодня труднее справляться, так как баррикады разбросаны в разных частях. Артиллерия разбивала их гранатами, а пожарные команды жгли деревянные части и увозили железные. На баррикадах оказалось много саней, отобранных революционерами у извозчиков.





В типографии Сытина во время печатания "Известий совета рабочих депутатов" произошел такой инцидент. С явившегося агента сыскной полиции сняли фотографию, предупредив, что он будет присужден к смертной казни, если кто-нибудь будет арестован.

В этом сообщении интересно, что революционеры угрожают приговорить полицейского к смерти. То есть предполагается, что они будут судить человека заочно, без защиты, без адвоката. Заранее известно, что будет вынесен смертный приговор. Другими словами, это обычное убийство, оправданное демагогическими аргументами. При этом либеральная пресса шумела о незаконных действиях полиции и войск во время подавления восстания. Нет ли в этом двойных стандартов?

12 декабря
Сегодня на рассвете сгорела типография Сытина на Валовой улице. Типография эта представляет огромное роскошное по архитектуре здание, выходившее на три улицы. Со своими машинами она оценивалась в миллион рублей. В типографии забаррикадировались до 600 дружинников, преимущественно рабочих печатного дела, вооруженных револьверами, бомбами и особого рода скорострелами, называемыми ими пулеметами. Чтобы взять вооруженных дружинников, типографию окружили всеми тремя родами оружия. Из типографии стали отстреливаться и бросили три бомбы.
Артиллерия обстреливала здание и гранатами. Дружинники, видя свое положение безвыходным, зажгли здание, чтобы воспользовавшись суматохой пожара, уйти. Им это удалось. Они почти все спаслись через соседний Монетчиковский переулок, но здание все выгорело, остались только стены. В огне погибло много людей, семьи и дети рабочих, живших в здании, а также посторонних лиц, живших в этом районе. Понесли потери убитыми и ранеными войска, осаждавшие типографию.




Иностранная печать сначала поддерживала борцов за демократию, но затем появились такие сообщения:
Русское правительство стоит на страже порядка и национальной безопасности, революционеры же своими действиями отняли у себя право говорить от имени прогресса и свободы.



В течение дня артиллерии пришлось обстреливать целый ряд частных домов, из которых бросали бомбы или стреляли в войска. Во всех этих домах образовались значительные бреши. <...>
Защитники баррикад держались прежней тактики: давали залп, рассыпались, стреляли из домов и из засад, и переходили в другое место.






Общественное мнение было шокировано военной операцией. Конечно, среди восставших были профессиональные провокаторы. У революционеров были вполне определенные задачи, они вооруженные бандиты, стремившиеся захватить власть. Но! Это не может служить оправданием массовых расстрелов мирных людей. Среди жертв были дети. Из Москвы Семеновский полк вернулся деморализованным.




Георгий Александрович Мин (1855-1906) был сыном генерал-лейтенанта А.Е. Мина. Окончил первую гимназию (о гимназии писала здесь ). После гимназии поступил рядовым на правах вольноопределяющегося в Семеновский полк. Поразительно! Сын генерала, дворянин, добровольно служит два года рядовым! Через два года выдержал офицерский экзамен, получил чин прапорщика Семеновского полка. Прапорщик Мин (22 года) принимал участие в русско-турецкой войне. В 43 года Мин был отправлен в Среднюю Азию для участия в борьбе с чумой. В 1904 году получил в командование Семеновский полк. Имел репутацию честного и щепетильного человека. Два года рядовым не прошли даром. Любой солдат мог обратиться к нему напрямую. Эту практику Мин сохранил и тогда, когда уже был генералом.

Мин был заранее уведомлен о том, что ему вынесен смертный приговор. Правительством ему была предложена охрана, также ему предложили временно отойти от дел и уехать за границу. Но Мин был смелым человеком, он отказался.

После восстания народу были даны кое-какие свободы, была созвана Дума, которая довольно быстро скатилась к демагогии и анархии и была распущена. Было покушение на Столыпина.

14 августа газеты сообщили:
13 августа вечером в Новом Петергофе на перроне вокзала убит пятью пулями командир л.-гв. Семеновского полка свиты Его Величества ген.- м. Г.А.Мин. Стрелявшая в него женщина арестована. Тут же на перроне оказалась бомба, которую преступница признала своею и предупредила, чтобы бомбу не трогали, потому что она может взорваться. <...> При аресте преступница отказалась назвать свое имя.



О З.В. Коноплянниковой (1878-1906) известно не очень много. Зинаида Васильевна родилась в Петербурге в семье унтер-офицера и крестьянки. В 1896 году поступила в учительскую семинарию, которую успешно окончила, получив звание учительницы начального народного училища. Сначала её отправили работать в Эстляндию. А с 1900 года она работала в Гостилицком земском мужском училище. Об условиях жизни и работы она рассказала на суде:

Условия здесь были таковы: перед школой жил жандарм, позади школы урядник, на соседней горе поп, рядом с ним псаломщик, и все четверо писали на меня доносы. Заведу ли беседы и чтения для народа невинного характера, псаломщик доносит инспектору, что "учительница занимается сторонними школьными занятиями, беседами и толкованиями", поп пишет по своему ведомству, что учительница секты насаждает, толстовщину распространяет, юношество развращает.
Займусь ли народными спектаклями, выступают на сцену со своими доносами урядник и жандарм... По доносам меня вызывали то инспектор, то училищный совет, то губернатор. Два с половиной года поучительствовала я в этом «богоспасаемом» селе, наконец, меня училищный совет выкинул из учительства. Под влиянием пройденных мной жизненных перипетий я убедилась в следующем: я не могу делиться с народом и теми скудными знаниями, какими я сама обладаю, не могу открывать ему глаза на его положение, не могу указывать ему на настоящие причины его бедствий.


Зинаида Васильевна видимо не считалась с реальным положением дел, она хотела изменить мир сразу, резко. Но её не поняли. В январе 1902 года Зинаида Васильевна писала в обращении в Петергофский уездный училищный совет:
«Не думайте, что мне очень нравится сидеть в Гостилицах. Два с половиной года работала я в них из-за принципа, что порядочный человек должен работать там, где труднее, два с половиной года просидела в таком местечке, где школа являлась единственным лучом в этом поистине темном царстве, два с половиной года боролась с этим царством тьмы и чиновного произвола...»

Еще в Гостилицах она занималась пропагандистской деятельностью. В декабре 1902 года Гостилицах были обнаружены брошюры и листовка революционного содержания. Лесничий имения Гостилицы, Артур Августович Лобах, донес полицейскому уряднику. Всех, кого указал Лобах, арестовали и допросили.

Сохранились протоколы допросов некоторых местных жителей, среди которых Коноплянникова распространяла нелегальную литературу, проводила беседы на политические темы.
Из показаний крестьянина Михаила Ширина: «Коноплянникова, прибыв в село Гостилицы, начала пропаганду среди нас не сразу. Сначала она старалась свести знакомство с нами и поближе сойтись вообще с населением. Такому сближению ее с народом главным образом послужили устраиваемые ею спектакли. Особенно усилилась ее деятельность в этом направлении в течение 1902 года. В это время ближайшими ее знакомыми и сотрудниками по части распространения запрещенных книг и листков являлись я, Эрнест Каппель, арендатор водяной мельницы, чиновник Вальтер, учитель села Мишелово Дмитрий Малов, Николай Новожилов, Николай Волков... Отношения Коноплянннковой к Каппелю были так близки, что в селе стали говорить, что они жених и невеста, но мне хорошо было известно, что любовных отношений между ними не было».

Из показаний Эрнеста Каппеля: «...Коноплянникова производила на меня сильное впечатление тем, что она живо, с любовью и энергией относилась к делу школьного обучения, и я после нескольких встреч и разговоров с нею стал к ней неравнодушен, почти что влюбился. Коноплянникова отвечала мне так же -- симпатией, ввиду чего я и решил жениться на Коиоплянниковой. Когда я ей об этом сказал -- это было летом 1901 года, она отказала мне, так как цель ее жизни -- служение народу, в жертву коему она готова принести себя».

Посидев месяц в тюрьме, Каппель изменил показания: «Давая предыдущее свое показание, я все-таки еще не отрешился окончательно от своих социалистических убеждений, а потому рассказал обстоятельства дела, скрыв некоторые подробности. Теперь я, просидев в заключении и прочитав довольно много книг по общественному вопросу, изменил свои взгляды и нахожу, что те взгляды, которым я начал сочувствовать под влиянием Коноплянниковой, доказывавшей необходимость борьбы с существующим политическим строем России, -- не выдерживают критики и в результате не дают тех благ для народа, о которых так много шумят пропагандисты этих взглядов. Нахожу, что они даже вредны, так как вносят беспорядок и нарушают обычное течение общественной жизни».


Это здание, в котором располагалась когда-то гостилицкая школа. Но в этом ли здании работала Коноплянникова или нет, никто точно мне сказать не мог:




27 апреля 1903 года Коноплянникова была арестована. При обыске у нее обнаружили революционные издания, рукописи и принадлежности множительного аппарата, талонную книжку Санкт-Петербургского комитета РСДРП.

Выводы полиции: «Бывшая учительница земской школы в селе Гостилицы Петергофского уезда принадлежала к РСДРП, вела революционную пропаганду среди населения Петергофского уезда. Вообще Коноплянникова представляет из себя тип вполне убежденной, энергичной и решительной революционерки».

Её перевели в Трубецкой бастион. Через год её освободили под надзор полиции. Она тайно выехала за границу, став профессиональной революционеркой.

Из полицейских документов известно, что в 1905 году «прибыла в город Саратов 25 августа, посетила книжный магазин Мешкова, что на Московской улице. В Саратове встречалась с Дмитрием Константиновичем Гороховым... Арестована 12 сентября на вокзале Московско-Брестской железной дороги в городе Смоленске под фамилией Левиной Надежды Семеновны... При обыске обнаружены взрывчатые вещества... 14 сентября доставлена в Москву и заключена в губернскую тюрьму».

Тут её совершенно неожиданно освободили - манифест от 17 октября 1905 года повелевал освободить всех арестованных, находящихся под следствием.

Произошла ошибка: генерал-губернатор распорядился об этом, не поставив в известность градоначальника и охранное отделение. Уже 19 октября в Петербург была послана телеграмма: «Вчера в числе прочих лиц содержавшихся в губернской тюрьме освобождена Зинаида Коноплянникова. Меры к розыску ее и учреждению наблюдения приняты». Но до августа 1906 года напасть на ее след не удалось.

Позже, на суде Коноплянникова объяснила мотивы своего поступка: «...Всем памятны декабрьские дни я Москве, где Мин и Риман действовали так, как будто это была неприятельская страна. ...Много об этих днях говорилось и писалось в газетах и журналах, есть специально по этому поводу написанные книги. Сотнями считали убитых в Москве. За что, спрашивается, убивали московский народ?.. Я убила Мина как убийцу тех невинных, кровью которых орошены улицы Москвы».
Следствием было установлено, что Коноплянникова поселилась вблизи дачи, снимаемой Мином, под именем Софьи Ивановны Ларионовой. Обедала у сына крестьянина Петра Матвеевича Мосоляйне, дом которого находился напротив дачи Мина. У Коноплянниковой была возможность исполнить приговор в деревне или по дороге на станцию. Но тогда смерть полковника, возможно, захотели бы объяснить обычным грабежом. И Коноплянникова убивает на глазах у многих людей.





Вся страница:



Заседание суда проходило в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, от защитника Коноплянникова отказалась. В ночь с 28 на 29 Коноплянникову заковали в кандалы и отправили в Шлиссельбургскую крепость. В 9 часов 26 минут утра она была казнена.

Из протокола: «Коноплянникова держала себя до последней минуты с полным самообладанием, последней своей воли не заявила, от напутствия священника отказалась»

Революционер В.М. Шулятиков (1872 – 1912) писал, что ее последними словами были: «Я умру с одной мыслью: прости, прости, мой народ! Я так мало могла тебе дать - только одну свою жизнь. Умру же я с полной верой в то, что наступят ...те дни недалекие, когда трон, пошатнувшись падет, и над русской равниной широкою ярко солнце свободы взойдет».

В 1906 году все желающие могли съездить на экскурсию в Шлиссельбургскую тюрьму. Об одной такой экскурсии был очерк в «Ниве».
Из воспоминаний: «однажды кто-то из надзирателей помоложе, расчувствовавшись, вспоминал, как ему привелось быть очевидцем казни Зинаиды Коноплянниковой.
— Привезли ее, понимаете, сюда... Молодая, красивая, а уж одета как нарядно! Так жаль, так жаль... — повторял надзиратель, сокрушенно качая головой. — Ботиночки, понимаете, на ней шикарные!.. Так жаль...
Слушатели не сразу поняли, что «так жаль!» относится не к страшной казни Коноплянниковой, не к ее молодости, а к шикарным ботиночкам, которые то ли пропали, то ли достались кому-то, да вот — «так жаль!» — не рассказчику!»



Мин предчувствовал, что его убьют. Он завещал, чтобы его похоронили в полковой церкви рядом с нижними чинами, что и было исполнено.




Публицист Меньшиков Михаил Осипович (1859-1918, расстрелян чекистами) в очерке «Красные иезуиты» писал:

Что касается темных масс, то помраченье совести их слишком объясняется "властью тьмы". С величайшей снисходительностью, как в отношении детей, мы должны ставить народ в условия здоровой и разумной жизни. Но никакого снисхождения не заслуживает тот слой интеллигенции, который преступность народную делает орудием своих партийных целей, который разжигает черные инстинкты масс, чтобы путем разбоя овладеть властью. Пожар великое бедствие, но вся низость зла принадлежит не огню, а поджигателям. Простой народ, невежественный до жалости, не знает, что творит, но отлично знают, что делают, те бессовестные вожди движения, что бросают лозунг: "все позволено". Если и на этот раз политическая свобода наша потонет в преступлениях, то история обвинит в этом не народ. Простонародье громит усадьбы Рюриковичей с тою же яростью, как лавчонки евреев. Народ, поверивший агитаторам, идет в разбой, воровство, убийство. Но кто нашептал народу эту ярость? Кто внушил -- прямо гипнозом каким-то, что отныне преступление -- добродетель, что предательское насилие -- героизм? Кто разбудил неутолимую зависть у бедняков, чувства мщения и гнева за обиды давно забытые или чисто мнимые? Кто старался оклеветать одну часть нации перед другой, кто под предлогом "раскрыть глаза" народу, вылил в воображение народное целые потоки грязи?
Есть преступные люди и преступные партии. Самою тонкою преступностью отличаются не те, что с диким отчаянием идут на грех, а те, что, сохраняя высокую корректность, посылают подставных убийц. Длинный ряд молодых людей, подростков с неустановившимися мозгами, длинный ряд экзальтированных девушек с револьверами и бомбами -- это лишь актеры бунта, редко опытные, чаще бездарные. За кулисами скрываются более тонкие режиссеры; они не срывают рукоплесканий райка, зато загребают кассу.


Tags: Гостилицы, Ленинградская область, Московская часть, Нива, Шлиссельбург
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments