April 5th, 2020

ApplesBee

«Мнимые французы» в селе Вятское в 1812 году

Рассказ записан Л. Трефолевым со слов Евграфа Ивановича Невского, чиновника Ярославской Духовной Консистории:

Мы, ярославцы, не видали в 1812 году других неприятелей, кроме пленных. Пригоняли их к нам, словно стадо баранов, целыми сотнями. Военные действия происходили почти за 200 верст от самой крайней точки южной границы Ярославской губернии; следовательно мы, лично, не слыхали как гремят пушки, как трещат барабаны, а все-таки страдали: в минуты общей беды, общего, так сказать, государственного горя, можно ли не страдать? Да притом, нечего греха таить: ярославцы побаивались и за себя, смекая, что двести верст – рукой подать для неприятеля, который привык к быстрым маршам.



И так, легко можно представить себе волнение всего северного Поволжья, а Ярославской губернии в особенности, когда мы известились от московских беглецов, что матушка-Москва находится «под Наполеоном». <…> Ярославцы думали, что изрядная часть неприятельского войска двинется из Москвы к северу, чтобы овладеть сокровищами Троицко-Сергиевской Лавры, понятно, сокровищами мирскими: до небесных, духовных французы не очень лакомы. От Троицы же далеко ли до Переяславля и древнего соседушки его, Ростова? А забравшись в Ростов, незваные гости всеконечно сделают визит и ярославцам. Ведь не дурни же они, французы: чай снюхали заранее, при помощи полячков, что и Ярославль – лакомое блюдо?
Так, повторяю, думали ярославцы, если не поголовно, то многие; и молва о приближении неприятеля росла с каждым часом в нашем крестьянстве; и стали ярославские мужики готовиться к встрече с супостатом. Наши попы одобряли их за сие, в том числе и мой отец, священник разумный, как увидите дальше.
Collapse )