Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Сайма (3). Линия Суворова. Суворовские сайменские каналы

Сотрудница музея сказала нам, что экспозиция, посвященная суворовским каналам, находится в желтом здании во дворе upstairs, другими словами на чердаке вот этого сарая:


Оказалось, что экспозиция посвящена не только суворовским каналам на Сайме, а вообще всей фортификационной деятельности Суворова в Финляндии. Представлены чертежи крепостей, каналов, зданий. Всё это сопровождается подробным пояснительным текстом исключительно на финском. Поэтому, если посетитель не владеет этим языком и не представляет, что и для чего делал Суворов в Финляндии, если не видел своими глазами Роченсальмских укреплений, Кюменегорода, Фридрихсгама, Вильманстранда, Давидова и т.д., то вряд ли ему стоит лезть по крутой лестнице на чердак.



Очередная Шведская война закончилась в 1790 году Верельским миром. Екатерина II совершенно не доверяла своему кузену, шведскому королю Густаву III. Границу с Швецией надо было укреплять. 25 апреля 1791 Суворов получил повеление: «Граф Александр Васильевич! Я желаю, чтоб Вы съездили в Финляндию до самой Шведской границы для спознания положений мест для обороны оной. Пребываю Вам доброжелательная Екатерина».

Суворов тотчас отправился в Финляндию. Местность была ему знакома, он был здесь перед этм 17 лет назад.
По письмам и докладным Суворова можно проследить его трехнедельный маршрут: Петербург – Осиновая Роща – Нейшлот – Кексгольм – Вильманстранд – Фридрихсгам – Выборг – Бъорке – Систербек – Петербург.
Он разъезжал в таратайках по диким захолустьям русско-шведской границы . 2 мая письмо из Нейшлота: «Милостивый государь мой Петр Иванович! … Здесь снег, грязь, озера со льдом, проезд тяжел и не везде; против желания поспешить неможно …». И в тот же день уже в Кексгольме! Последнее письмо 15 мая с указанием «На Биорке к Систербеку» заканчивается уведомлением о намерении «на малое время» остановится в Систербеке.
Видимо там, в Сестрорецке, был составлен «План оборонительных мероприятий в финляндии, составленный А.В. Суворовым на случай войны со Швецией». В то время в Выборгской губернии было всего пять городов: Выборг, Вильманстранд, Кексгольм, Сердоболь, Фридрихсгам и крепость Нейшлот.
«Нейшлот – отделенный, сам себя обороняющий пост, будучи запасен всем потребным, должен выдержать блокаду…
На Сордоваль знатные неприятельские предприятия не могут быть… Для прекращения набегов неприятельских к стороне Олонца, должно там иметь небольшой легкий отряд.
Кексгольм – будучи снабжен довольным количеством провианта и запасов и имея принадлежащий гарнизон, отвлечет от важных каких на себя покушений.
К основанию плана оборонительной войны иметь:
А. Капиталями: Выбург и Фридрихсгам, они же депотные посты и при них главные резервные войски.
В. Центральные посты – Вильманстранд, а по обстоятельствам и Давидов.
С. Передовые оборонительные посты суть: Пардакоски, Ярвентайпал, Утти, Ликкола и Кюменеград, последнему иметь укрепленную гавань для гребной флотилии, чрез что берега наши защищены будут от неприятельских.
D. Резервы имеют их дирекции на центральные пункты и к передовым оборонительным постам по переменяющимся обстоятельствам.
Е. Корволантам быть: первому между озеров Имала и Саймы, защищает дороги Пуммольскую и Нейшлотскую; F. - другому при Вильманстранде, где пристань для Саймской флотилии, или по обстоятельствам при Давидове, которому надлежит иметь свои движения на все стороны для подкрепления наших передовых постов и для сопротивления неприятельским покушениям.
Магазейнам быть: G. – в Кексгольме, в Выбурге, в Фридрихсгаме и в Вильманстранде; проходящим H. – в Ситтоле и в Давидове; такие ж между Выбургом и Фридрихсгамом в Сакъярви и в Пюттерлаксе».




Неизвестно, сколько дней пробыл Суворов в Систербеке и когда передал свой проект укрепления границы Екатерине II. Рескрипт императрицы последовал 25 июня:
«Граф Александр Васильевич! Вследствие учиненного Вами по воле нашей осмотра границы нашей с Шведскою Финляндиею, повелеваем полагаемые вами укрепления построить под ведением вашим, употребя в пособие тому войска, в Выборгской губернии находящиеся. Деньги на сие вообще потребные выданы будут в распоряжение от генерала графа Салтыкова из суммы, на чрезвычайные расходы к нему отпускаемой, так как он же снабдит вас чинами инженерными и другими, да и всякое пособие, от него зависящее, вам подать не оставит. Равным образом предписано от нас к генералу графу Брюсу, по управлению его в помянутой губернии, дабы и от земли всевозможная помощь учинена была… Пребываем вам благосклонны. Екатерина » .

В тот же день, 25 июня 1791 года, Суворов рапортовал Салтыкову о своем отъезде в Финляндию и просил выдать десять тысяч рублей «подполковнику и кавалеру Штейнгелю».

Строительное ремесло и способы укрепления крепостей были знакомы Суворову. В своё время его отец перевел на русский язык трактат Вобана «Истинный способ укрепления городов». По книге Вобана А.В. изучал французский язык, и знал как перевод, так и тектс оригинала практически наизусть.

Линия Суворова
В плане Суворова было предложено защитить Петербург тройной цепью крепостей. Речь шла как об уже существующих, так и постройке новых крепостей на перекрестках ведущих в Петербург дорог.
Надо было заново укрепить Кронштадт, Орешек, Выборг и Кексгольм (первая линия). Вторая линия – Фридрихсгам, Давидов и Вильманстранд. Последняя линия – форты на Финском заливе, Кюменегород, Лииккала, Утти, Ярвитайпале, Кярнакоски, Партакоски и Нейшлот. Кроме того предстояло построить грандиозную морскую крепость Роченсальм.



За короткий летний сезон 1791 года была проделана огромная работа. «Государева служба мне здесь несказанно тяжела, по святости усердия невероятно успешна, прибавление вящее практики по инженерству. Но резерв превеликий трудов на будущий год, даже много попечения и на будущую зиму, чего ради, хотя бы дозволено было мне в Санкт-Петербург, токмо по долгу оттуда быть непрестанно сюда подвижным. Будущее ж лето большая отлучка, коли те ж обстоятельства. Божию милостью мир, где ж доброволию упражняться и начатое совершить неблагоразумно ли? Благоволения, доверенность, ежемгновенное конфирмованье всего, новые предпорученности, утешное бремя! Нельзя помышлять, чтоб положение мое могло взять долго иной какой вид» .

В сентябре войска в основном ушли на зимние квартиры, однако работы продолжались. Суворов занимался составлением отчетов о проделанной работе, потраченных средствах, ведомости «сколько потребно добавить артиллерии и какого калибра» ; контролировал доставку в Роченсальм и Кюменегород кирпича и извести, выплату жалованья. На Сестрорецком оружейном заводе заказаны «прочные инструменты» .

В октябре из Вильманстранда: «Время очень поздает, не успею донкишотить на Олонец, хоть бы из Нейшлота поверить Сардовалу <…> Еще мне не очень досуг вас, Дмитрий Иванович, с любезною Наташею видеть. Разве сами пожалуете ко мне на салакушку, чтоб я спросил, зачем Бог принес?».

В конце 1791 года с удовлетворением пишет: «Недоверенность – мать премудрости. Я сомневался в себе, но нахожу всюду успех выспреннее вообразительного; многие артикулы кончены и, даст Бог, в будущее лето граница обеспечится на 100 лет. По пунктам до марта дела мало или нет, как и мне всеподданнейшему. Скоро паду пред освященнейшими стопами».

В январе 1792 года Суворов был назначен командующим Финляндской дивизии: «считалось по штатам в войсках 44 164 человека; из них не доставало до комплекта 9 633, в отлучках и госпиталях было 4 267, больных всех категорий состояло при полках 3 408; здоровых находилось на лицо 26 856».

За полтора года были усилены укрепления Фридрихсгама, Вильманстранда и Давидстада; исправлен и усилен Нейшлот; на важнейших дорогах из шведской Финляндии к Фридрихсгаму, Вильманстранду и Савитайпале сооружены новые форты: Ликкола, Утти и Озерный. При Роченсальме на нескольких островах возведены форты, а на сухом пути заложена крепость Кюменегород. Таким образом Роченсальм сделался главным укрепленным пунктом южной части границы. Екатерина лично благодарила Суворова за то, что он «подарил ей новый порт». Суворов считал делом своей чести – поднять кейзер-флаг в Роченсальме. 26 августа 1792 года императрица сообщила ему, что повелела выслать кейзер-флаг и штандарт для Роченсальмского порта. После того Суворов при всяком удобном случае старался прогулятся по Роченсальму и полюбоваться на свое произведение: «Массивнее, прочнее и красивее строениев тяжело обрести, так и все пограничные крепости».

Чертеж дока в Роченсальме (сейчас парк Сапокка, Котка):






Нейшлот тоже был его гордостью. Маскируя свое удовольствие, говорил: «знатная крепость, помилуй Бог, хороша: рвы глубоки, валы высоки, лягушке не перепрыгнуть, с одним взводом штурмом не взять».

План Нейшлота:




Форт Утти:




Строительство линии Суворова растянулось почти на двадцать лет. Работы стоили дорого и требовали огромного количества материалов, было задействовано 44 164 человека. В строительстве участвовали пехотные войска, казаки и местное население. Также привозили заключенных из Выборга и Петербурга.


Сайменская флотилия
В 1788 году капитан-лейтенант А. Смирнов провел обследование условий судоходства на Сайме. Затем туда для строительства лодок были отправлены два мастера – галерный и парусный. Туда же были отряжены десять канонерских лодок по типу шведских со всем такелажем и артиллерией. Лодки перевезли «зимним путем» в 1790 году. Лодки шведского типа имели небольшую осадку и невысокие борта, могли передвигаться и на веслах и под парусами, были легки в управлении.
Строились также новые лодки, которые были короче шведских, чтобы ими было легче управлять в узких протоках. Длина лодок была около тридцати метров, ширина около четырех, осадка – чуть больше метра. Лодки имели две или три мачты и 12-30 пар весел. Для каждого весла требовалось двое гребцов. Лодки оснащались одной 24-пудовой или двумя 18-пудовыми пушками, расположенными на корме и на носу.



21 января 1792 последовал рескрипт о передаче Суворову Сайменской флотилии: «Граф Александр Васильевич. Состоящую на озере Сайме флотилию в одном катере и двадцать одной канонерской лодке предписали мы Адмиралтейской нашей Коллегии, укомплектовав по штату морскими служителями, предоставить в точную вашу команду, соизволяя, чтобы вы учинили распоряжения, дабы та флотилия, по наступлении удобного времени, могла производить обыкновенную экзерцицию. Пребываем впрочем вам благосклонны. Екатерина».

Таким образом Суворов стал главнокомандующим Финляндской дивизией, Роченсальмским портом и Сайменской флотилией.
Большая часть гребной флотилии находилась в шхерах, меньшая – на озере Сайме. Так как Суворов никогда не бывал номинальным начальником, то изучил морское дело, был отэкзаменован и выдержал удовлетворительно испытание на мичмана.

К 1795 году в состав флотилии уже входило 88 судов, в том числе катер «Иосиф», девять больших канонерских лодок, переделанных из лодок местных жителей, семь построенных в Петебурге канонерских лодок, пятнадцать построенных в Вильманстранде канонерских лодок по шведскому типу и шесть малых десантных судов.

Базами флотилии были Вильманстранд, Кярнякоски и Нейшлот. Обслуживали флотилию около тысячи человек – матросы, гребцы, артиллеристы, штурманы, а также мастера по строительству лодок.

В время Шведской войны 1808-1809 годов все суда флотилии активно использовались для переброски войск и припасов по Сайме.

Суворовские каналы
Граница между Россией и Швецией здесь проходила таким образом, что западная часть Саймы относилась к Швеции, а восточная, с Нейшлотом, к России. Вильманстранд на юге, а Нейшлот на севере, служили базами Сайменской флотилии. Ещё в августе 1791 года, в рапорте императрице, Суворов писал: «Между Нейшлота и Вильманстранда, водою все суда проходящие, должны при Пумазунде шведской таможне платить пошлину, в военное же время между обоих сих крепостей водяная коммуникация должна пресечься или с большою опасностью пробиваться под пушками, во избежание чего на весьма удобных места прожектированы три небольшие канала, посредством которых имеет быть всегда свободная коммуникация, не касаясь шведской границы» На данном рапорте – резолюция: «Августа 6 дня 1791-го года соизволила ее императорское высочество указать упоминаемые три канала сделать и требуемую на то сумму 6 000 р. Графу Суворову-Рымникскому отпустить».



Проекты каналов были разработаны инженер-генералом П.К. Сухтеленом. Сейчас каналы называются Суворовскими, хотя сам Александр Васильевич называл их Лаубевыми, поскольку именно Ивану Юрьевичу Лаубе Суворов поручил строительство «будущих сих новых полезных Саймских к Нишлоту каналов».

Все каналы строились по одному принципу: сначала прокапывалось русло, затем берега укреплялись бревенчатыми сваями и обкладывались природным камнем. Летом 1791 года «одежду у каналов берегов, вместо бревен, булыжным камнем на мху … положили». Ширина и глубина всех каналов была примерно одинаковой. В устьях были построены бревенчатые волнорезы. Все каналы были бесшлюзовыми. При необходимости каналы закрывали деревянными воротами или перегораживали цепями. В заливах неподалеку от входов в каналы на дно были заложены подводные препятствия из камней, которые в случае нападения усложнили бы проход вражеским судам.

Каналы сыграли важную роль в ходе последней Шведской войны 1808-1809 годов. После войны каналы имели хозяйственное значение, они хорошо сохранились до наших дней и по-прежнему используются.

В 1792 в ходе работ возникла целесообразность проведения ещё одного канала. 18 июля 1792 года Суворов: «Лаубевы каналы, коли бог изволит, поспеют сие лето. На будущий год для сокращения пути, паче для внутреннего отдаления от шведской границы, остается 4-й канал до 60 сажен» . К ноябрю каналы были проведены и, сообщая об этом, Суворов одновременно посылает смету: «сколько потребно суммы на открытие трех построенных и четвертого начинаемого каналов и на очистку фарватеров».


Кутвелентайпольский канал (Кутвеле)
Строительство канала было начато в 1791 году. Канал имел длину 130 метров, ширину – по дну 10, по поверхности – 17 метров. Канал обошелся в 15 000 рублей. Через канал не было моста, дороги к каналу не существовало. На берегах были построены караульная, магазейн, около двадцати казарм, из них около десяти для солдат, остальные – для обер- и унтер-офицеров.
Судя по количеству казарм, на строительстве каналов работали около двухсот человек.
На карте в концевой части канала обозначены волнорезы – «деревянные контрафорсы для волн». Значительные колебания уровня воды в Сайме и суровые зимы вызывали обвалы берегов канала.



Канал был углублен в 1892-1897 годах. В 1980-х канал был значительно расширен, что сделало его пригодным для сплава леса. При этом были утрачены все конструкции суворовского времени. Во время Второй мировой войны недалеко от канал затонул немецкий самолет. Примерно в двух километрах от канала проходит линия Салпа, которая по своим масштабам лишь немногим уступает линии Суворова.

Кявкенсильдской канал (Каюхкяя)
Этот канал можно условно разделить на три части: оба конца канала образованы узкими заливами, средняя часть действительно является прорытым каналом. Длина средней части составляет 50 метров, а если мерить от одной «большой воды» до другой, длина канала увеличивается до 260 метров.
Строительство этого канал шло трудно: плотины, которыми перегораживали устья канала, прорывало, мешали подземные фонтаны и горная порода.
23.08.1792 Суворов: «Не разбирая причин, видите, сколько Лаубевы каналы в немугузнайстве дремлют!» 27.09.1792 : . «Мне очень недосуг, и Лаубе тремя его каналами мне накопил заботы пуще трех баталиев. У одного приходящего к окончанию прорвало плотину, воды на шесть кубических сажен, прибавило работы на три дни и непрестанно донной плитник. Отчаяния же нет».

Этот канал имел большое значение, так как через него проходили выборгская дорога в Швецию, а также дорога к Кукотайпальскому каналу. Через канал был построен разводной мост, рядом с которым стоял «таможенной надзирательской дом». Кроме того на карте обозначены: «казарма, кладовая, сарай и конюшня; баня».


Кукотайпальской канал (Куконхарью)
Строительство канала началось в 1794 году, продолжалось четыре года и стоило почти 31 000 рублей. Это самый длинный, самый технически сложный канал. Длина канал – 800 метров, ширина – около 13 метров, глубина – метр-полтора. На прорытии Кукотайпальского канала, работала тысяча человек. На каждые две сотни солдат приходилось примерно по десять офицеров.
На карте показаны: «прежняя рязанского полка временная церковь; казарма к содержанию караула и цейхгауз; казарма к содержанию разных людей; кузница; ветхие казармы; малые казармы для жительства обер и унтер офицеров; временные печи обнесенные срубом под крышею; баня; ветхие и разваливающиеся землянки; бобыльская изба»:


Казармы для офицеров были небольшими, примерно 20-30 кв. метров.
На карте: «L – казармы, выстроенные маркитантами». Предположительно, все маркитанты были русскими. У маркитантов приобретались товары из тех, что не предусматривались снабжением от казны. При раскопках на месте дома купца были сделаны находки, подтверждающие зажиточность владельца - были обнаружены остатки фарфоровой посуды.
Охраной канала занимался Рязанский пехотный полк.
Частично канал прорублен в скале. Считают, что здесь впервые при строительстве канала применялась техника «сверления и рвания порохом».

Телетайпольской канал (Телатайпале)
Канал начали строить в 1791 году, закончили только в 1798.
«Длиною оный до 250 сажень широтою восемь сажень глубиною от 10 до 14 фут по состоянию нынешней воды».


При обоих устьях канала по обе стороны от входа вбиты сваи, перевязанные сверху брёвнами. Вдоль берега и с заходом в озеро сделаны из брёвен срубы, в них и между берегом навалены камни. Во всю длину канала по обе стороны берега выложены камнем.





Над каналом не было моста, дороги к каналу тоже не было. Здесь были казармы, помещение для караула, «таможенный дом с кладовой», кухня и бобыльская изба. После завершения строительства на канале остался отряд человек 10-15 и таможенник.



Поздней осенью 1792 года Суворову было поручено командование Екатеринославской армией, в Крыму и на вновь присоединенных территориях. Через три года, в 1795 году, Суворов, по просьбе императрицы, инспектировал русско-шведскую границу. Позже Екатерина II писала: «… вернулся вполне довольный своей поездкой, так как там не осталось ни одного уголка, куда бы шведы имели проникнуть, не встретив сильного сопротивления».

Военные каналы Суворова - первая в Финляндии доведенная до конца большая работа по прокладке каналов. Эти четыре открытых канала просуществовали почти спокойно в течение более чем 200 лет, и сейчас с помощью реставрационных работ сделана попытка обеспечить сохранение каналов и приканальных регионов. Одновременно в этих регионах распространяются информационные материалы и предпринимаются меры по развитию культурного туризма. Каналы музеефицированы как имеющие государственное значение ландшафтные достопримечательности.



Инженер-генерал П.К. Сухтелен, профессор математики, вступивший на русскую службу в 1783 году, известен прежде всего тем, что без боя взял Свеаборг в 1808 году. Пишут, что шведский король, когда ему сообщили, плакал. Выдающиеся военные и дипломатические успехи Сухтелена также широко известны. В 1795 году он представил Екатерине план развития цепи укреплений, возведенной Суворовым. Крепость Утти была демонтирована, на её месте была построена другая, имеющая радиальную планировку. Велись работы в Роченсальме и Керне. Кюменегород был срыт и в 1803 году Сухтелен построил на этом месте новую крепость по капонирной системе. В плане крепость круглая, диаметр 800 м.



Граница между Швецией и Финляндией, закрепленная Фридрихсгамским договором в 1809 году, была предложена Сухтеленом ещё в 1803 году. Ф.В. Булгарин сообщает следующий анекдот:
«Что с этих пор у нас уже думали о Финляндии, доказывает анекдот, рассказанный покойным графом Павлом Петровичем Сухтеленом Николаю Ивановичу Гречу, а им сообщенный мне. Около этого же времени отец графа Павла Петровича, граф Петр Корнилиевич Сухтелен, инженер-генерал, пользовавшийся особенной милостью императора Александра, почел себя оскорбленным поступком с ним одного из самых приближенных лиц к государю, и пожаловался его величеству. Государь выслушал милостиво графа Сухтелена, но, не желая выводить дела наружу, сказал ему ласково: "Брось это, Сухтелен!"
- Но чем же это кончится, государь! - возразил граф.
- Посердишься и - забудешь, - отвечал государь, шутя, и тем дело кончилось.
Вскоре после этого прекратился спор со Швецией за граничную черту; но как войску дано было повеление двинуться, то государь и воспользовался этим случаем, чтоб укомплектовать его, привести в военное положение и вооружить флот для предосторожности не от Швеции, а от Франции, которой тогдашний правитель, Наполеон Бонапарт, будучи еще пожизненным консулом, сильно хозяйничал в Западной Европе. Между северными державами уже переговаривались о союзе для удержания в пределах честолюбия счастливого полководца, принявшего бразды правления во Франции. Император Александр часто собирал в своем кабинете для совещания людей, пользовавшихся его доверенностью, и в одно из этих собраний государь, смотря на карту Европы и указывая на нашу старую границу с Швецией, обратился к графу Петру Корнилиевичу Сухтелену, и сказал: "Где бы ты думал выгоднее было для обоих государств назначить границу?" Граф Сухтелен, не говоря ни слова, взял со стола карандаш и провел черту от Торнео к Северному океану.
- Что ты это! Это уже слишком много! - сказал государь, улыбаясь.
- Ваше величество требовали выгодной границы для обоих государств - и другой выгодной и безопасной черты нет и - быть не может, - возразил граф Сухтелен.
- Но ведь мой свояк, шведский король, рассердится, - сказал государь, шутя.
- Посердится и забудет, - отвечал граф Сухтелен, повторив при этом случае ответ государя на жалобу его на одного из его приближенных. Государь погрозил пальцем графу Сухтелену, дав этим почувствовать ему, что он понял применение, и этот разговор не имел дальнейших последствий. Очевидно, однако, что еще перед Тильзитским миром император Александр уже помышлял об утверждении Русской границы на большем расстоянии от Петербурга».




На этом осмотр музейной экспозиции был закончен. Мы пошли гулять по усадебному саду.







В музее есть уютное кафе – есть чай, кофе, выпечка. Чаевничать можно либо в гостиной, либо в саду. Мы расположились в тени деревьев. Пили чай, болтали. Вдруг смотрительница музея принесла нам поднос с кофейниками, чайниками и т.д. Какая любезность! Она была очень мила и приветлива. Закончив пить чай, попросили её вызвать нам такси. Она удивилась, что мы не на машине и вдруг оказались в такой глуши. Мы поблагодарили сотрудницу, расписались в журнале посетителей, попрощались.


В 13:30 за нами пришла машина. Нам нужно было в Лаппеенранту, но по дороге мы сделали остановку в Лауритсале.

Ссылки на все записи о поездке
Пешком вдоль старого Сайменского канала
Музей Сайменского канала
Линия Суворова. Суворовские сайменские каналы
Лауритсала. «У Майорши». Прогулка по Сайменскому архипелагу
Круиз по Сайменскому каналу
Выборг


Tags: Выборгская губерния, Сестрорецк, Суоми-красавица
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments