Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Орехово. Жизнь на границе

Начала подготовку к поездке в Питерлакс прошлой зимой. Дело в том, что хожу я плохо, медленно, быстро устаю. Поэтому, чтобы правильно рассчитать время, мне важно было понять как долго я могу идти без остановки, какая средняя скорость, как часто надо делать привалы. Зимой ходила дважды в неделю по 4 километра. Но одно дело ходить в городе по асфальту и совсем другое дело ходить по лесу, по холмам. Чтобы проверить свои возможности я дважды ходила пешком от станции Сосново в «Долину Смерти» . Это было в мае. А 19 июня решила пройти от станции Орехово (до 1948 г. Раасули) до платформы 67 км (до 1948 г. Нуйяла). Сначала я поднялась на высокую гору, на которой находится взорванный ДОТ КаУР’а, потом прошла к пограничной речке Смородинка, оттуда к старой деревне Орехово (Прасуля, Raasuli), затем спустилась вниз к платформе 67 км.

Железную дорогу от Петербурга до Хийтолы открыли в январе 1917 года. Между станциями Раасули и Нуйяла проходила граница между Россией и Великим Княжеством, после 1918 года это была граница между СССР и Финляндией, затем граница из государственной стала административной – между Приозерским и Всеволожским районами Ленинградской области. Лет десять назад, а может чуть раньше граница изменилась, теперь станция Орехово находится на территории Приозерского района.

Станция Орехово относится к Приозерскому району, а вот безобразная грунтовая дорога принадлежит Всеволожскому району:


За знаком «Приозерский район» начинается прекрасная асфальтированная дорога. Дорога ведет в наш дачный поселок Орехово, в котором находится около 5500 участков.


Зато участок этой дороги длиной 1,5 км от Приозерского шоссе до станции никто не ремонтирует. Дорога находится в ужасном состоянии. Конечно, частники за свои средства нанимают грейдер, но это не сильно улучшает проезд. Понять администрацию Всеволожского района можно, этот кусок дороги жителям их района не нужен, они этой дорогой не пользуются. А мы, которым эта дорога жизненно важна, платим налоги Приозерскому району.
Было бы разумно присоединить этот кусок к Приозерскому району. Но видимо тот, кто взял линейку в руки и провел на карте новую границу, не подумал о последствиях.

В своё время у жителей волости Рауту, к которой относилась деревня Раасули, сформировался особый диалект, в котором присутствовало значительное количество слов, заимствованных из русского языка.
Можно сказать, что по этой toroku можно проехать только на telekat:


Пошла по этой дороге до развилки с Приозерским шоссе:


Здесь, перед развилкой, повернула направо и стала подниматься по тропинке. На верху виден ДОТ:


Поднимаюсь вверх по крутой тропинке:


Карельский перешеек – примечательное место с точки зрения фортификации. Здесь, на маленьком пространстве, друг против друга стоят остатки некогда очень мощных линий обороны, оставшихся со Второй мировой войны. Линия Маннергейма до сих пор у всех на слуху, а вот наш Карельский укрепрайон, сокращенно КаУР, знают пока только специалисты. Строили его также в тридцатых годах, стремясь защитить Ленинград с севера. Граница-то проходила всего в 32 километрах от Смольного!
Свою роль КаУР реально сыграл лишь во время Великой Отечественной войны, став фактическим северным рубежом обороны города. Это единственный укрепрайон, входящий в так называемую линию Сталина, который не был взят врагом.




Артиллерийский полукапонир № 3 (восточный) передового рубежа, впоследствии вошедший в состав Карельского укрепрайона. Строился по программе 1938 года. Двухамбразурный, одноэтажный. Расположен на склоне высотки, которая на старых военных картах обозначена как 178,0. Задачей этого АПК был обстрел промежутка между Коркиомякским и Кирьясальским узлами обороны и огневая связь с Кирьясальским. По некоторым данным, был взорван в конце 1950-х годов (после 1954 года), взрывали 4 раза..














Внизу под горой видно Приозерское шоссе


Вид со стороны шоссе:


Часто приходится слышать, что в 1941 году финские войска остановились на своей старой границе. Так вот это ложь. И ещё пишут о Маннергейме как о «спасителе» Ленинграда. Дескать, мог бы и до Ленинграда дойти. Ещё одна ложь. Они не смогли пройти, их остановили бойцы, оборонявшие КаУР. В районе Раасули (Орехова) финские войска перешли границу на несколько километров. ДОТ, что я сфотографировала, расположен примерно в километре к югу от бывшей государственной границы. Этот ДОТ защищал передовой рубеж. Южнее, в районе Лемболова, находится основной оборонительный рубеж КаУР’а («Лемболовская твердыня»). Финские войска прошли на юг от границы примерно на 7-8 км и дальше не смогли прорваться. Но они построили южнее Кирьясало передовой рубеж своей ВТ-линии. Там можно обнаружить противотанковые рвы, взорванные ДОТ’ы, «зубы дракона».

Карта Карельского укрепрайона. Черной точкой отметила этот артиллерийский полукапонир № 3:


Итак, я пересекла Приозерское шоссе и пошла вдоль него, по старой дороге. Кстати, не помню, писала или нет – это очень старая новгородская дорога, которая соединяла Господин Великий Новгород и Кирьяж ещё в XIII (да, ещё в тринадцатом) веке. Наша дорога старше так называемой «королевской» дороги, которая соединяла Ниеншанц, Выборг и Або.
Слева старое шоссе, справа видно новое. Дорогу расширяли и спрямляли в 1980-х:


Прошла немного по старой дороге и повернула налево, чтобы по тропинке выйти к реке Смородинка. Река Смородинка имеет длину 15 км и впадает в реку Волчья. Река Волчья раньше называлась Сая (Saijanjoki). По этой реке проходила граница между Швецией и Новгородом. У нас, в Орехове, кого хочешь разбуди среди ночи и спроси про Ореховецкий мир (1323 г.), так сразу скажут «…от Сестрее мох, середе мха гора, оттоле Сая река, от Сае Солнычныи камен…». Сая была пограничной рекой триста лет. Но шведам было тесно, экспансия продолжалась, и уже в 1585 году граница пошла по Смородинке (Tungelmanjoki). Потом Петр Алексеевич границу передвинул. А с 1811 года снова Смородинка стала пограничной, она разделяла Россию и Великое княжество. Сейчас по Смородинке проходит административная граница между Приозерским и Всеволожским районами.





Вот здесь, из болота берет начало Смородинка. Этой пограничной речке повезло, в неё никогда не сливали отходы, её не осушали, здесь не было мелиорации. А сейчас здесь природоохранный заказник «Долина реки Смородинки». Место уникальное, здесь бобры строят плотины -поэтому берега заболочены. Считается, что это единственная в Ленинградской области речка, в которой есть форель.



Внезапно погода испортилась, небо затянула туча, пошел дождик. Решила, что мне лучше повернуть обратно, к шоссе.







Подошла к деревне Орехово, которая раньше называлась Раасули.


Деревня эта старинная, она упоминается ещё в окладных книгах новгородской Водской Пятины в 1500 и 1539 годах. В 1500 году: «Волостка Прасольское противу немецкие волости Нурмервы. <…> Угодья у тое волостки озеро Коскич, а ловят в нем рыбу белую удами да сетьми и котцы ». Финское название Раасули является искаженным русским словом «прасол», что означает «оптовый торговец, перекупщик рыбы, рассольщик».Так как сочетание согласных в начале слова было в финском языке невозможным, то «прасол» превратился в «раасули». Упомянутое в окладной книге озеро Коскич, потом стали называть Коскиярви. Сейчас это прекрасное озеро называется Большое Борково. В 1539 году в Прасолье жили Тимошко Патрекеев да Костко Тиунов. Были дворы Савки Белого, Онашки Тимошкина, Мишки Петрова. Также проживал Петрушка кузнец.
При шведах православные бежали в Россию, здешние места были заселены финнами-лютеранами, которых шведы сюда пригнали из Финляндии.

О жизни в Раасули рассказывает интересный сайт «Rautu ja rautulaiset» (Рауту и его жители ). Сайт на финском, но если контекст понятен, то с помощью автоперевода разобраться можно. В любом случае, всегда интересно посмотреть старые фотографии.
Рауту была пограничной волостью, а Рааусули была пограничной деревней. Здешние жители, православные карелы и лютеране финны, всегда жили бок о бок с русскими. Поэтому сформировался у местных жителей диалект, в котором было много заимствований из русского языка.

Крестьяне волости Рауту жили торговлей с Петербургом. Граница никак не повлияла на жизнь. В Рааусули были две «sastovaa», русская и финская.

Здание таможни (слева) и дежурная будка (справа) в Раасули, 1914 год:


Рядом с таможней была будка (putka), в которой стоял дежурный (tisuri).

Tisurputkan:


Во время торговых поездок крестьяне усваивали необходимые русские слова. Словарного запаса хватало, чтобы справляться с торговлей. В Рауту шутили: «Каждый мужик по-русски говорит, но только тот, кто говорит, держа руки в карманах, русский язык знает» (Сообщает Сирпа Тереска в работе «Заимствованные слова русского языка в диалекте Рауту»). Можно сказать, что каждый крестьянин, который имел лошадь, ездил иногда в столицу. В результате этого в Рауту пользовались больше русскими рублями (rupla), чем финскими марками.
Самым важным товаром было молоко, масло и liuhki - (с)ливки, которые molosniekka в белых peretniekka собирали по домам и возили в город. Молоко и сливки собирали в бидоны, которые местные жители называли manerkka, хотя в русском языке манерка – котелок солдата. Наверно от tisuri слышали это слово.
В Рауту жили parisniekkoja (барышники), которые скупали у крестьян дичь, ягоды, грибы (morsky – сморчоки, белые – poroveikka и sirajeski, которые шли только на продажу, сами не ели), ивовую кору, цыплят, поросят, телят, лошадей, сено, камни. Часто это все продавалось на Сенном рынке (Sennoi rintka). Зимой ездили на санях, летом – на telekat. Зимой продавали jolkka. Один человек по имени Matiksi занимался изготовлением и продажей metla (березовых веников), поэтому в Рауту его стали звать Metla-Matiksi
Ездили на сезонные работы, например, во время maaslitsa катали горожан на санях.
Женщины ездили в Петербург и привозили с собой подкидышей, за заботу о которых получали каждый месяц определенную сумму (до 10 лет -1,50 р., старше 10 лет - 1 р.). В середине ХIХ века в семьях Рауту жило около 800 таких детей. Дважды в месяц петербургские чиновники проверяли, как выглядят дети, здоровье и чистоту. Таких чиновников местные жители называли «motru» или «metru» от слова «(с)мотреть».

Конечно, из Петербурга везли не только подкидышей. Везли kauruska (коврижки), kolotsu (калачи), orehka (пряники с орехами), paraski (баранки), prenikka, pulkka, saikka, siitnova, puolpielai (полубелый). И конечно возили sorokoska (сороковка) vodka. Кстати, рядом с границей было несколько tsainoi, где можно было выпить чай (saju, saiju, tsaju, tsaiju). Стоило это удовольствие 5 копеек, при этом кipetkua можно было брать сколько влезет. Три копейки стоила булочка, пять копеек selontka (селянка). На упомянутом выше сайте пишут, что эти tsainoissa были самым ярким событием во время поездок. Там стоял невообразимый шум, суматоха, дым коромыслом и запах алкоголя. Если я правильно понимаю, то уже тогда финляндское государство трепетно относилось к ввозу алкоголя в страну. На сайте есть дивные истории про musikka, которые напившись, пытались вернуться домой. Но силы их покидали и они падали в придорожную канаву, не доходя буквально несколько метров до sastovaa.

Всех проезжающих, а иногда и проходящих, проверял таможенник, которого местные жители называли sossikka (сыщик):



Местные жители ходили друг к другу в kuosti, играли в turakka, пили kiisseli, ели piirakka и kaassa, пекли lini (блины), у них была kalpassi и vodka. Всё было harasoo.
В 1918 году граница закрылась. Вечерами на облаках отражается свет города, но туда уже нельзя ездить. Первые пару лет граница охранялась слабо. Контрабандой (kanterpantti) жители Рауту занимались всегда, но в 1918-1920 годах она резко усилилась. В Россию возили спички (pitska), в Финляндию – людей.

Вообще тема контрабанды в Раасули неисчерпаема. Тут можно вспомнить записки большевика Буренина, владельца усадьбы Кирьясало, который занимался контрабандой оружия и нелегальной литературы. Потом Кирьясало стала столицей непризнанной республики Северная Ингерманландия, которую возглавлял Георгий Евгеньевич Эльвенгрен.

Но это в другой раз. В Кирьясало надо было идти на юг, а я шла на север.

Домики в деревне Орехово





Тетка-parisniekkoja продавала клубнику по 500 рублей за килограмм. Безумная цена:


В Орехове на скошенных обочинах живут страшные звери:


Тут внезапно перед моим изумленным взором возник знак «Приозерский район». Знак стоит в центре деревни. То есть половина деревни относится к Всеволожскому району, а половина - к Приозерскому. Это если верить знаку. Еще лет десять назад этот знак стоял рядом с ДОТом. Когда его сюда перенесли? По закону Орехово целиком находится на территории Приозерского района. Тот, кто поставил знак в середине населенного пункта – идиот. Вот так потом и начинаются конфликты, потом войны, затем переговоры. Наверно это коварные всеволожцы под покровом ночи перетащили сюда знак, увеличив территорию своего района.

Безобразие! Эта земля всегда была нашей! Не отдадим ни пяди Всеволожскому району! Все на защиту исконной границы Приозерского района!



Только в лесу немного успокоилась.



Распогодилось, солнышко стало пригревать. Даже жарко стало, а когда из дома выходила было только 12*.



Жители Раасули называли эти цветочки ramaska:


Деревня Орехово находится на горе, высота которой 170м. Рядом находится наивысшая точка Ленинградской области 205м. Всё это дает нам полное основание смотреть на окружающих свысока:





Отсюда до Ладоги совсем sut-sut, всего около 20 км. В ясную погоду Ладогу хорошо видно на горизонте.


Спустилась вниз к платформе 67 км. На этом месте раньше была деревня Нуйяла, которая в окладных книгах Водской пятины 1500 и 1539 годов называется «Деревня под горой», а в 1569 году Подгорье: «Деревня под горою на Прасольску Нефедко Федков, Грихно да Тимоха Онтифовы, Теренко Фофаноф, братанич его Смешко». Интересно, что по шведской переписи 1631 упоминается всего два двора Мартена Нийпя и Андерса Нийпя. Значит все карелы и русские отсюда вынуждены были бежать.



Мой маршрут. Черной линией обозначила старую границу, красной линией – новая граница между районами. Красная точка- ДОТ. Прошла 6,5 км. Шла полтора часа, немного устала.


В 1948 году Раасули переименовали в Орехово. Мне говорили, что это потому, что севернее лещина уже не растет. Орешника действительно очень много, как следствие – дикое количество белок. Ни мне, ни моим соседям ни разу в жизни не удалось полакомится орехами! Белки успевают всё собрать, однажды у себя на участке обнаружила в укромном месте склад орехов. Те же орехи, что остаются на ветках – пустые. Как белки знают, что их не надо собирать?!

Белка у меня на участке:

Tags: Выборгская губерния, Ленинградская область, Орехово
Subscribe

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • Слобода Тобале́нец

    8 октября 2017, 9:15-14:30 История слободы Тобаленец восходит ко второй половине XVI века. В 1547 году тут на, так называемых, Синичьих горах,…

  • «Осударева дорога»

    23 июня 2016, 21:30 – 23:59 После ужина мы решили поехать в Повенец к Беломорско-Балтийскому каналу. Собирались ехать все вместе, но в последний…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • Слобода Тобале́нец

    8 октября 2017, 9:15-14:30 История слободы Тобаленец восходит ко второй половине XVI века. В 1547 году тут на, так называемых, Синичьих горах,…

  • «Осударева дорога»

    23 июня 2016, 21:30 – 23:59 После ужина мы решили поехать в Повенец к Беломорско-Балтийскому каналу. Собирались ехать все вместе, но в последний…