Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

О спецпоселенцах

Из воспоминаний Яковлева Владимира Всеволодовича (http://iakovlev-vv.livejournal.com/20410.html )

Постепенно численность заключенных в Пушсовхозе уменьшилась за счет освобождавшихся из концлагеря уголовников и бытовиков. Новые этапы поступали редко, были малочисленны и состояли из инвалидов, потерявших свое здоровье на непосильном принудительном труде на стройках социализма ведомых концлагерями ОГПУ. Их присылали на «легкие» работы, какими считались сельхозработы, а физически крепких, еще не перемолотых машиной каторги, посылали во вновь открывающиеся концлагеря на север и северо-восток, а если и попадали в Белбалтлаг, то этапы с ними шли на стройки Туломы, Нивы и Сегежского целлюлозно-бумажного комбината.

Нехватка рабочей силы с началом посевной кампании 1936 года вынудило начальство ББК обратиться к использованию «спецпоселенцев». Под таким хитрым названием от непосвященных были укрыты самые несчастные, самые обездоленные крестьянские семьи, так называемых, кулаков. Прилагательные «специальный», «особый» неразрывно связаны со всей историей большевизма с момента захвата власти. Этими с виду безобидными определениями зашифровывались все чудовищные злодеяния проводимые верхушкой правящей партии и органы предназначенные для их проведения. «Грузы спецназначения» на наглухо закрытых товарных вагонах, в которых перевозили заключенных, скрывали от населения массовость репрессий. Той же цели служили надписи «Спецстройка» на заборах территорий, внутри которых закапывали трупы заключенных и производились массовые расстрелы. «Часть особого назначения», более известные в сокращении ЧОН были войска ОГПУ-ВЧК для расправы с населением. «Особый отдел» в частях Красной армии и флота осуществляющий слежку за личным составом и карательные мероприятия в войсках. И таких примеров можно привести много.

В период насильственной коллективизации крестьянских хозяйств в 1929-30 годах было произведено массовое выселение из деревень семей, так называемых, кулаков. Везли их с плодородных земель Поволжья, Украины, Дона и Кубани в неотапливаемых товарных вагонных и даже на открытых железнодорожных платформах огороженных колючей проволокой с малыми детьми под дождем и в стужу за тысячи километров на медленную смерть в лесах Севера. В девственном лесу им отводились делянки и до весны на семью выдавался мешок картофеля. Хочешь ешь, хочешь сажай весной. Семья должна была свались лес, выкорчевать пни, живя на участке, питаясь тем что уродит отведенный участок. Спецпоселенцы жили в выкопанными ими самими землянках. Сначала расчищали снег, затем оттаивали кострами промерзлую землю и счастливы были те кому дали возможность захватить с собой из разоренного дома лопату. Остальные рыли землю сучками. Холодные голодные спецпоселенцы вымирали семьями, в первую очередь дети, что и требовалось для выполнения лозунга «ликвидация кулачества, как класса». Бежать с детьми в мороз было невозможно, летом засасывали болота. На дорогах стерегли патрули войск ОГПУ и возвращали обратно в лес. Если кто и добирался до населенных пунктов, их, лишенных паспортов, вскоре обнаруживали и также возвращали в лес.

Только немногие выжили благодаря черноземной силе впитанной хлеборобами в течение многих поколений, благодаря своему трудолюбию унаследованному от предков, приумножавших наследственное достояние, которое и погубило пострадавших, вызвав зависть односельчан раздутую большевицкой пропагандой классовой ненависти. Я видел в Пушсовхозе этих молодых изможденных героинь, похожих на старух, и старух высохших в мумии, голодных костлявых детей, похожих на затравленных волчат, глаза которых выражали немой упрек за беспощадное отнятие детства, за непоправимо сломанную почти с пеленок жизнь. Около 50 спецпоселенок с уцелевшими одним, двумя детьми, а некоторые и потерявшие в тайге детей, были поселены на сплошных двухъярусных нарах в отведенном им бараке. Их кормили наравне с заключенными на общей кухне, выдавая ту же норму хлеба и сахара, что и заключенным. Паек полагался и на детей. За крышу над головой, за питание удерживалось из их заработка, причем в таком размере, что имевшие двух детей не могли заработать на троих, отказываясь от третьего пайка, оставаясь втроем на двух пайках. И все же они были очень счастливы попав в концлагерь, переселившись из землянки в барак, с голодного рациона на полусытый. В концлагере они постепенно становились людьми, дети начинали играть, концлагерь оживился детскими голосами и стал не похож на самого себя.

О спецпоселенцах-мужчинах я слышал еще на Соловках от моего «однодельца» Холопцева, который по своей работе на рыболовецком карбасе побывал на острове Жужмуй на Белом море. Там принудительно работали донские и кубанские казаки на тяжелой работе по драгированию йодистых водорослей, которые сушились, затем сжигались и из полученной золы добывался йод. Они были сосланы, как спецпоселенцы на остров пожизненно и это само сознание пожизненности ссылки, помимо тяжелой работы, еще более разрушало их психику. Всякий заключенный, даже десятилетник, всегда старался иметь надежду окончить срок и выйти на волю. И признака надежды на освобождение, на соединение со своими семьями погибающими в дебрях карельских лесов, у этих несчастных не было. Свою пожизненную ссылку психически женщины воспринимали легче. Им некогда было об этом задумываться, глубина этого ужаса как-то не доходила до их сознания занятого одной думой выжить, только выжить и спасти своих детей умиравших от лишений на их глазах. И тогда я ощутил весь ужас положения спецпоселенцев. До этого я считал заключение в концлагерь, тем более для политзаключенных, самым большим несчастьем (кроме расстрела) какое может случиться с человеком при диктатуре большевиков. На поверку оказалось, что мы, политзаключенные, были еще не на низшей ступени жизни – на низшей стояли спецпоселенцы, вот кто действительно был в последнем кругу сталинского ада! Нам спецпоселенцы могли безусловно завидовать!
Tags: Карелия, Моя семья, Соловки
Subscribe

  • Млёво

    8 июля 2017, суббота Млёво – древнее новгородское поселение - стоит на Мсте. Торговый путь по Мсте имел для Новгорода огромное значение. Нестор…

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • У дома с мезонином

    В 1893 году Левитан познакомился с владельцем усадьбы «Островно» В.Н. Ушаковым. Летом того же года Левитан в сопровождении Софьи Петровны…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments