Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Соловки. Монастырское хозяйство. Филиппова пустынь (Биосад)

Вокруг Соловецкого кремля сохранилось много хозяйственных построек принадлежавших только монастырю и использовавшихся для его нужд.

«Монастырь, построив для некоторых производств специальные здания, организовал заводы судоремонтный, кожевенный, кирпичный, известково-алебастровый, гончарный, лесопильный, смолокуренный, салотопный, мельницу, которая перемалывала покупаемое зерно (муку монахи не ввозили на острова), мастерские: карбасную, канатную, санную, корзино-экипажную, слесарную, столярную, переплетную, сапожную, портняжную и свечную. Была организована типография. При начальном училище была иконописная мастерская.

На острове Большой Муксалма монастырь имел молочную ферму на 80 голов крупного рогатого скота и овчарню на 150 овец. Первая в изобилии снабжала всевозможными молочными продуктами богомольцев и трудней, продукция второй разнообразила меню в скоромные дни тех же потребителей, а монахи и трудни всегда были тепло одеты в валенки и шерстяные одежды. Конюшня на 180 лошадей находилась вблизи кремля на северо-восток от него, где начинались монастырские огороды и пахотные земли, уходившие вглубь острова. На огородах выращивались картофель, капуста, свекла, морковь, лук, чеснок и другие огородные культуры в количествах вполне обеспечивавших на круглый год монахов и трудней. Благодаря большому парниковому хозяйству, в котором выращивалась рассада огородных культур, короткого лета хватало для получения обильных и качественных урожаев. Из злаковых монахи сеяли только ячмень.

Немалый доход давали соляные промыслы монастыря, расположенные как на островах так и в скитах Сумы и Кемь. Солеварни давали ежегодно до двух с половиной тысяч тонн поварской соли на сумму двадцать две – двадцать три тысячи рублей, поставляя соль на весь Север.

Имея рыболовецкий флот из весельно-парусных карбасов, имевших такие мореходные качества, что улов рыбы производился и далеко от берегов, Соловецкий монастырь для пропитания своего населения нуждался только в двух видах продуктов: зерне и растительном масле, которые завозились в монастырь. Всем прочим монахов обеспечивало их собственное хозяйство.

Общий доход монастыря в начале ХХ века от продажи товаров произведенных на монастырских предприятиях, как лесоматериалы, карбасы, продажи сена и ремонта судов компаний, составлял в год около 150 тысяч рублей, какая сумма с лихвой покрывала расходы на покупку зерна и растительного масла».


«В начале ХХ столетия монастырь построил гидроэлектростанцию у кремлевской стены почти на берегу бухты Благословения, использовав напор вод Святого озера, подававшихся на гидротурбину Френсиса каналом через лесопильную раму. Динамо-машина, мощностью в 25 киловатт подавала электроэнергию для освещения трех, построенных для богомольцев, гостиниц, двух двухэтажных деревянных и одной трехэтажной каменной, на берегах вокруг бухты Благословения.

Не отставая от прогресса, монастырь имел искровую радиостанцию для сношения с материком. Монах-радист в клобуке и подряснике отстукивал ключом точки и тире по азбуке Морзе, в то время как другой монах-электрик внимательно следил за показаниями приборов на распределительном щите гидроэлектростанции, регулируя напряжение в электросети лампочек в гостиницах для богомольцев. В келиях и храмах монахи довольствовались свечами и лампадами».


К востоку от Кремля находится Святое или Кремлевское озеро:


«Расположенных на разных горизонтах озера на Большом Соловецком острове были соединены сетью каналов со шлюзами для регулирования спуска воды в созданное руками монахов искусственное Святое или Кремлевское озеро. В сеть наполнявшую Святое озеро было включено 110 озер. Благодаря очень влажному климату в воде никогда недостатка не было, что позволило монахам использовать воду Святого озера не только для водоснабжения кремля, но и разность горизонтов Святого озера и Белого моря, как гидроэнергетический ресурс. В направлении берега бухты Благословения из Святого озера проложено под землей четыре канала, два едва прикрытых слоем земли и два на большой глубине с истоками в центре озера на его дне . Из первых двух один служит для наполнения сухого дока монастырского судоремонтного завода, второй подводил воду к пилораме для ее работы. Глубоко расположенные под землей два канала подходят под кремлевской стеной и служат для водоснабжения кремля. Вода одного из них, подходящего под юго-восточную стену вращала мельничные жернова водяной мельницы. Таким образом во время осады кремля монахи всегда были с водой и мукой из имевшихся у них запасов зерна.

Основные работы по использованию водных ресурсов острова и прокладки отличных дорог были сделаны в XVI веке при настоятеле Филиппе, впоследствии Митрополите Московском. При нем же был перекрыт пролив Железные ворота между Большим Соловецким островом и Большим Муксалмой полуторакилометровой дамбой с небольшим для пропуска приливных вод мостом».



Электростанция. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1915:


Так электростанция выглядит сейчас:



На плане красным обвела электростанцию (она южнее кремля) и три гостиницы. Пунктиром на плане обозначены каналы из Святого озера. Слева от гидростанции наливной док, справа - пилорама:


Эта гидроэлектростанция является первой на северо-западе, она была построена в 1912 году. Через пилораму по каналу вода подавалась на турбину гидростанции.

«Лесопильный завод работал с полной нагрузкой, поставляя в избытке пиломатериалы главным образом для продажи, даже за границу».



Один из двух глубоких каналов у гидростанции:


Как уже было сказано выше, вода из озера вращала и мукомольную мельницу, которая расположена всего в нескольких метрах на север от гидростанции, но уже на территории кремля:




С востока к мельнице примыкала портомойня. П.Ф. Федоров в своей книге Соловки так описывает процесс стирки в монастырской прачечной: «Из котлов через трубку с краном горячая вода наливалась в чаны с щелоком. В этих чанах белье «бучилось». После бучки, которая продолжалась от 6 до 12 часов, белье мылось в корытах в теплой воде с мылом, а затем прополаскивалось прямо в проточной быстрой воде канавы». В 1825 году у крепостной стены за мельницей была устроена братская баня.

Старые деревянные водопроводные трубы:




Рядом с гидростанцией в конце XVIII века был построен сухой док. Говорят, что это второй сухой док в России (первый в у нас в Кронштадте).

«Судоремонтный завод, обладая сухим доком, вмещавшим суда до полуторатысяч тонн водоизмещением, и вагранкой для чугунного литья, медеплавильной печью, кузнечным и механическим цехами с набором токарных, сверлильных и строительных станков, производил капитальный ремонт не только судов принадлежавших монастырю, но и судов пароходных компаний, имевших арктический флот. Карбасная мастерская строила карбасы не только для нужд рыболовства монахов, но и на продажу поморам всего Белого моря». .





При необходимости ремонта суда заводили в док, затем ворота закрывали, и вода из Святого озера по каналу заполняла док. После этого судно с помощью канатов заводили на стапеля, где можно было производить ремонт. Затем воду выпускали и судно оказывалось на суше.



Архангельская гостиница, построенная в 1836 г., пережила пушечный обстрел англичан при осаде острова в 1854 г. Гостиница предназначалась для женщин приезжавших на богомолье. Затем здесь был женбарак, на первом этаже были уголовницы, на втором женщины-политзаключенные. Сейчас здесь муниципальное жилье:




Петербургская гостиница, построенная в 1841 г., и Преображенская гостиница, построенная в начале 1860-х гг. Справа на фотоснимке 1949 года видна линия электропередач:


Преображенская гостиница была самой комфортабельной, предназначалась для состоятельных паломников. На втором этаже были хорошо обставленные семейные номера. В 1990-х морская часть, покидая монастырь, сожгла гостиницу. Петербургская гостиница предназначалась для малообеспеченных паломников.

Сейчас Преображенская гостиница выглядит так, а Петербургская хорошо отремонтирована:


Как уже было сказано выше для освещения гостиниц была построена электростанция:


Собственно на этом тема водоснабжения и освещения исчерпана. Когда у нас была экскурсия по монастырю, я очень надеялась, что нам расскажут про отопление и вентиляцию. Я мечтала увидеть печи, про которые мне рассказывали: «Большинство келий имеют размеры 8-9 квадратных метра и были рассчитаны на проживание двух монахов. Отопление печное – одна печь на две смежные кельи, с топкой из коридора. Со стороны келий печи облицованы кафельными плитками и занимают до половины смежной стенки келии. Особенность этих печей состояла в том, что они имели очень толстые стенки и большой объем. Топить их приходилось один раз в неделю большим количеством дров и максимум теплоотдачи печки приходился на четвертые-третьи сутки после топки. Вентиляция келий также очень своеобразна, но в то же время и эффективна. Форточки отсутствуют, но в верхней части среднего весьма широкого переплета обеих рам вырезаны круглые отверстия диаметром 6-7 сантиметров, которые затыкаются деревянным кляпом. Достаточно вынуть кляп, чтобы наступила быстрая вентиляция кельи. Скорость поступающего воздуха такова, что задувает свечу, стоящую у окна» . Увы, нам ничего этого не показали и даже об этом не упомянули! Когда мы были внутри кремля, я внимательно осмотрела все окна, но ничего похожего не увидела. Как же они теперь проветривают келии в старых зданиях? Просто открывают окна? Но тогда в холодное время года теряется много тепла. Описанный выше способ вентиляции очень эффективен – воздух мгновенно заменяется свежим, а потери тепла при этом минимальны.

Зато нам показали сушильню для зерна, под которой имеется огромная печная камера с каналами, по которым подавался теплый воздух в сушило.

Сушило – самое древнее сооружение южного дворика. Его постройка датируется XVI веком. Соловецкое сушило является одним из древнейших в России. Оно предназначалось для просушки и хранения привезенного с материка зерна. Уникальна его система отопления. Так же как в Трапезной палате теплый воздух поднимался здесь на верхние этажи из печи в подклете. В таком виде, как на Соловках, древние системы отопления больше нигде не сохранились. Существовавшие в других местах, были утрачены или значительно перестроены.





Очень бы хотелось посмотреть печь под знаменитой трапезной, но увы – даже в трапезную нас не пустили.

Напротив кремля, на противоположном берегу бухты Благополучия, на Сельдяном мысе сохранилось деревянное здание Салотопенного завода, 1842 года постройки, и валунный погреб для хранения сала:



На северо-западе от кремля на берегу Банного озера, примерно в пятистах метрах от монастырского причала, сохранилась белецкая баня 1717 года постройки. Баня предназначалась для трудников монастыря – «бельцов». «Чернецы» - монахи мылись в отдельной бане, расположенной в южном дворике кремля. Во времена концлагеря рядом с белецкой баней был организован карантинный пункт. Все прибывающие этапы сначала вели в баню, а вещи дезинфицировались.

Также на берегу Банного озера сохранилось здание кожевенного завода.

На плане обвела периметр карантинного пункта, подчеркнула баню и кожевенный завод:


Белецкая баня, 1717 года:






В четверг, 2 июля, после обеда наша группа уехала на экскурсию на Секирную гору и в ботанический сад. А я в одиночестве отправилась в противоположную сторону, чтобы посмотреть монастырский поселок и Филиппову пустынь, в которой в концлагерные времена находился «Биосад».

В отличие от большинства монастырей вокруг Соловецкой обители не было никакого поселка, потому что монастырь расположен на острове, который доступен для паломников только во время навигации.

На северо-востоке от монастыря была проложена вымощенная булыжником дорога, вдоль которой образовался монастырский поселок:


План монастырского поселка:


Самое древнее из монастырских зданий – это монастырская кузница, построенная в XVII веке. Сначала кузница была небольшой, но со временем потребность в кованых изделиях увеличивалась, соответственно увеличивалось количество горнов, кузнецов, а позднее и слесарей. Для новых работников требовались и новые келии. Свой окончательный вид монастырская кузница приобрела уже в конце XIX века:


Рядом с кузницей сохранилось деревянное двухэтажное здание Овощного корпуса. Именно там хранились монастырские урожаи:


На противоположной стороне улицы с начала XIX века сохранился деревянный Никольский корпус, предназначенный для проживания трудников-годовиков, работавших на монастырь по обету один год:




За Овощным корпусом стоит училище для годовиков и трудников. На первом этаже этого здания располагались учебные классы для юношей, которых родители присылали в монастырь для получения начального образования и обучения различным ремеслам:




Годовики:




Здесь были монастырские огороды:


Ремонт амбара XIX века:


На берегу Святого озера стояли парники и теплицы:


По сей день сохранились конюшни построенные по примеру поморских скотников. На первом этаже находились стойла, а на втором хранилось сено:


Высокий взвоз в сенохранилище:


На противоположной стороне улицы сохранились кирпичные амбары и погреб.



Погреб мясной валунный:






Кирпичный завод был основан в XVI веке игуменом Филиппом. Пишут, что глина на острове была довольно сильно запесочена, то есть с большой примесью кварца. Больше мне ничего не удалось выяснить о химсоставе глины. Кирпич был пережженным, что делает его влаго и морозустойчивым. Но при этом такой кирпич плохо вяжется с раствором. Если учесть, что в качестве вяжущего в то время использовалась известь, сроки схватывания которой достаточно велики, то понятно зачем в стены вставляли железные стяжки. Чтобы постройка не разъехалась в процессе схватывания.

Железная стяжка:


Кирпич был ручной формовки. Пишут, что прочность этого кирпича почти такая же как у базальта. Предел прочности на сжатие базальта доходит до 500 мПа (то есть выдерживает давление 5 тонн на один квадратный сантиметр). Я перед поездкой на Соловки видела фотографию помойки, на которую выбрасывают кирпич еще филипповских времен. Я думала найти эту помойку и привезти один кирпич на испытания. Но не нашла. А на помойке рядом с монастырской электростанцией был не тот кирпич, он был произведен уже в ХХ веке. Смысла не было брать. Хотя теперь жалею.

А вот это старый кирпич, формованный вручную, на нем сохранились отпечатки рук и ног мастеров изготовлявших кирпич:




«Во всем обширном многоотраслевом хозяйстве монастыря кроме трудников, работали и сами монахи, количество которых в разные века колебались от почти 500 человек в XVII веке (до разгрома монастыря) до 230 человек в начале ХХ века и до 115 человек в момент ликвидации монастыря летом 1930 года. Трудники в подавляющей массе составляли на предприятиях «рабочий класс» и выполняли все работы в сельском хозяйстве монастыря, в то время как многие монахи были высококвалифицированными специалистами в разных областях производства и выполняли работу мастеров. Так монахами был радист, электрик, механики, докмейстер, мастера литейного и механического цехов судоремонтного завода, мастера карбасного, кирпичного и других производств, слесаря и маячные сторожа, лоцманы и смотритель внутренней водяной системы, капитаны и механики на пароходах. Специалистов не монахов в монастырских хозяйствах не было».

«… организация в 1921 году лагеря особого назначений не только потеснила территориально монастырь, но и разрушило его многоотраслевое хозяйство, одновременно закрыв доступ богомольцев на Соловецкие острова. В противоестественном симбиозе Святого места с земным филиалом ада, где заключенные терпели муки физические и нравственные, Соловецкий монастырь в агонии просуществовал еще девять лет. Монахи, за исключением настоятеля монастыря, были зачислены, как специалисты, вольнонаемными сотрудниками концлагеря, с выдачей им пайка и зарплаты, вносимых ими в общий котел монастыря для пропитания и своего настоятеля. Обмундирование с кроваво-красными петлицами монахи не брали и донашивали свои подрясники, выполняя работу мастеров, маячных сторожей, кладовщиков и тому подобное. Захватив монастырь, лагерь не мог остаться без коммунальных услуг – воды, света, ремонта одежды и обуви заключенных, и чекисты оказались вынужденными оставить монахов на выполняемых ими работах, лишь заменив трудников рабочей силой заключенных. Агенты «карающего меча революции» обратились к проводникам «опиума народа.
Летом 1930-го года монастырь был окончательно ликвидирован. Под конвоем большую часть монахов с настоятелем монастыря вывезли на материк где они рассеялись, кто где нашел приют. Оставлены на Соловках вольнонаемными были монахи: заведующий внутренней водной системой, докмейстер, мастер карбасной мастерской, маячные сторожа, бригадиры рыболовецких бригад, на должности занимаемые вывезенными монахами, подобрали специалистов-заключенных. Процесс замены монахов специалистами-заключенными на этом не закончился и в следующую навигацию были вывезены и остальные монахи за исключением заведующего водной системой и маячных сторожей. Они оказались совершенно незаменимыми, так как никто не мог разобраться в сложной системе соединения озер и регулировки спуска воды, а маячных сторожей заменить заключенными просто побоялись, ввиду возможности побега заключенных с маяков, расположенных на Песьих островах далеко выдвинутых в море»
.


Монастырская улица закончилась, я остановилась у развилки. Если пойти на северо-восток (налево), то можно было подойти к Таборской часовне, где стояли табором стрельцы, а сейчас там аэродром. Я пошла на восток (направо), по дороге на Муксалму, в сторону Филипповой пустыни:


Здесь на канале, подающем воду в Святое озеро, несколько лет назад построили баптистерий:


Сначала вдоль дороги попадались старые дома:




В самом начале дороги к Филипповой пустыни (Биосад) с обеих сторон растут густые кусты. Они растут так плотно, что даже когда на них нет листьев, всё равно сквозь них ничего не видно:


Вскоре заросли кустов кончились, вдоль дороги был лес. От этого места идти до Филипповой пустыни около километра. Вдоль дороги сохранились старые верстовые столбы:


Я шла не спеша, на дороге никого не было, только птицы в лесу щебетали:


Местами дорогу снова пересекали каналы соловецкой гидросистемы, питающие водой Святое озеро:




Стенки канала выложены сравнительно небольшими камнями, а в том месте где дорога пересекает канал, там выложено большими валунами:


У нас лесной жасмин отцвел уже месяц назад, а здесь еще только начал цвести:


Снова дорога пересекает канал:


Наконец я вышла к Игуменскому озеру, значит идти осталось уже совсем недалеко:


План пустыни:


На старой литографии вид пустыни какой она была еще в начале ХХ века. Вид со стороны Игуменского озера:


Филипповская пустынь находится в двух верстах от кремля. Названа в честь святителя Филиппа (Колычева) игумена Соловецкого монастыря с 1548 по 1566 год. Еще будучи простым иноком Филипп любил приходить в это уединенное место. Здесь, по преданию, Филиппу было видение Христа в терновом венце и оковах, с ранами от истязаний, обагренного кровью. На месте чудесного явления из земли забил ключ. В 1565 году игумен Филипп поставил над святым источником часовню и вырезал деревянное изображение Христа, сидящего в темнице. Позднее на месте келии святителя Филиппа была построена деревянная часовня. В 1839 году в Филипповой пустыни на месте обветшавшей деревянной часовни была возведена новая, больших размеров. Позднее она стала церковью в честь Иконы Божией Матери «Живоносный Источник». По обеим сторонам храма симметрично были поставлены небольшая звонница и сень. Пишут, что в начале 1930-х храм сгорел. Предполагаю, что это случилось позднее 1933 года.

Храм в честь Иконы Божией Матери «Живоносный Источник»:


Паломники возле часовни (не сохранилась) в Филипповой пустыни. Фото В. Якубовский, 1912:


Часовня в Филипповой пустыни ( не сохранилась):


Единственным сохранившимся на территории пустыни зданием является келейный корпус, построенный в середине 1850-х. Во время концлагеря здесь располагался «Биосад». В помещении келейного корпуса была химическая лаборатория, в которой проводились исследования по вопросам птицеводства, звероводства и и акклиматизации растений. Проводился микробиологический анализ почв, а также анализы для Пушхоза, который располагался на островах Долгой губы.

Мне говорили, что сейчас пустынь обитаема, но я там никого не встретила. Я постояла, посмотрела на окна, на сирень цветущую у крылечка, повернулась и пошла в обратную сторону.



Мне рассказывали, что в своё время между Биосадом и Кирпзаводом была тропинка в лесу. Поэтому я думала, что по этой тропинке я дойду до Кирпичного завода (сейчас на этом месте гостиница), а уже оттуда вернусь в кремль. Но я не нашла там никакой тропинки, возможно она уже заросла. Поэтому возвращалась обратно по той же дороге.



Вскоре показался кремль:


Я присела на камушек на берегу Святого озера, передохнула и пошла в монастырь:


В монастырской лавке я приобрела наборы открыток, магнитик и карманный путеводитель. Еще хотела купить иконку архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). Но увы, в лавке этой иконки не оказалось. Что очень странно, ведь он здесь был в конце 1930 – начале 1931 года. Казалось бы где как не здесь должны его помнить и почитать. Я читала и светскую биографию Войно-Ясенецкого и житие архиепископа Луки, но упоминание о том, что некоторое время он был соловецким узником, стыдливо пропущено.
В лавке подала поминание на 28 июля, в церковь не заходила. Вышла из кремля и ненадолго зашла в музей ГУЛАГа.

Мой маршрут до Биосада:


Tags: Моя семья, Соловки
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments