Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Торжок. Музей Пушкина

Музей Пушкина находится в усадебном доме, принадлежавшем семье Львовых-Олениных-Балавленских на улице, ранее называвшейся Ямской, потом Петербургской. Сейчас эта улица почему-то Дзержинского.
Деревянный дом был построен в начале XIX века, с 1972 года здесь находится музей Пушкина:


Пушкин проезжал через Торжок 25 раз, видимо поэтому музей называется «пушкинским». Экспозиция семи залов музея посвящена, во-первых, поездкам по дороге Петербург-Москва в пушкинское время, во-вторых, помещикам, друзьям Пушкина, чьи усадьбы были расположены вокруг Торжка: Полторацким, Бакуниным, Львовым, Олениным и т.д.
В музей мы пришли в начале четвертого. Экскурсоводом у нас была замечательная дама в возрасте 30 плюс 30 плюс еще немного, рассказывала она с юмором, исторические анекдоты в её исполнении наполнили жизнью бездушные экспонаты. Экскурсия длилась полтора часа, а мне показалось, что пять минут, хотелось слушать еще и еще. На все мои вопросы, никакого отношения ни к дороге, ни к Торжку не имеющие («а какие неприятности у Кипренского были в Италии?», «а это тот самый Глинка, что служил в Олонце и писал стихи про Карелию?» и т.д.), подробно отвечала. Да, это была замечательная профессиональная экскурсия.
Прекрасное настроение омрачило хамское поведение других сотрудников музея. Экскурсия закончилась примерно без двадцати пять, музей закрывается в пять. У нас оставалось еще немного времени, чтобы еще раз пройтись по экспозиции, посмотреть на экспонаты (я не умею одновременно слушать и смотреть), пофотографировать. Но еще до того как экскурсия закончилась, смотрительницы стали выключать в залах свет (кроме нас в музее других посетителей не было), стало темно, подписей не видно, фотографировать тоже не получилось. Примерно без десяти пять мы ушли из музея, вслед за нами сразу же вышли недовольные задержкой на рабочем месте сотрудницы, заперли дверь и разошлись.

В этой записи фотографии мои и petite_nyctale, что успели до того как нас молчаливо выжили.

Экспозиция начинается с Петербурга. Петербург, как первая почтовая станция, представлен гравюрами и литографиями художников первой половины XIX века.

Помните, у Толстого: «В 1800-х годах, в те времена, когда не было еще ни железных, ни шоссейных дорог, ни газового, ни стеаринового света, ни пружинных низких диванов, ни мебели без лаку, ни разочарованных юношей со стеклышками, ни либеральных философов-женщин, ни милых дам-камелий, которых так много развелось в наше время, – в те наивные времена, когда из Москвы, выезжая в Петербург в повозке или карете, брали с собой целую кухню домашнего приготовления, ехали восемь суток по мягкой пыльной или грязной дороге и верили в пожарские котлеты, в валдайские колокольчики и бублики».

Вот сани, корзинку убирали под сиденье, дорожный сундук, валдайские колокольчики и бубенцы (так как свет нам отключили, то и я плюнула на правила и фотографировала со вспышкой):


Так выглядело рабочее место станционного смотрителя (станция – «ям», отсюда «ямщик», тот кто ездит от станции до станции):




Утварь того времени, в центре фотографии шайка-лейка:


У Даля: «шайка – 1) скопище дурных людей, ватага вольницы, грабителей, воров, мошенническое товарищество; 2) обручная посудинка в треть, четверть ведра, с ухом, особ. в банях».
Но изготавливались и шайки-лейки, которые можно было использовать и как шайки и как умывальник:



На гербе Торжка голуби с красными ошейниками, три голубя серебряных и три – золотых. Пишут, что герб придумал Франц Матвеевич Санти в 1720-х годах:


С гербами у нас смешная история. Никогда никаких гербов в России не было. Гербы были у европейских рыцарей. Вот встречаются два рыцаря на дороге и как им узнать кто есть кто, равнородны ли они, кто кому кланяться должен? А рыцари неграмотны, поэтому на щите есть картинки и сразу всё ясно и понятно. Сейчас-то с эти делом гораздо проще, например, встречаются на дороге два одинаковых лексуса. Как узнать кто главный? А очень просто – по номеру. Если у одного, скажем, номер «777», а у другого «529», то сразу ясно. Еще и буковки на номере значение имеют. Грамотные потому что все. А рыцари с гербами мучились. Потом буржуазия европейская когда с колен стала подниматься, то заявила, что они ничем не хуже рыцарей и тоже давай своим городам-республикам гербы придумывать. Хотя смысла в этом никакого не было, только гонор, города ведь не ездят по дорогам.
А потом наш Петр Алексеевич в Европу съездил, увидел как хорошо там люди живут: чисто и аккуратно, порядок есть. И стал он тамошнее всё подряд перенимать: в платье европейское всех нарядил, бороды сбрил. Чтобы у нас всё как в Европе стало, Петр Алексеевич пригласил геральдиста из Пьемонта, Франца Матвеевича Санти, который и стал придумывать городские гербы (герб Петербурга это тоже его работа).
А сейчас все смотрят на герб Торжка, и никто не знает, что эти голуби обозначают, к чему всё это? Выдумывают разные версии: и почему голубей шесть, и почему красные ошейники, и почему серебряные и золотые. А у Франца Матвеевича уже не спросить.


Разумеется, на экскурсии была затронута тема пожарских котлет. Изобретательницей рецепта котлет считается Дарья Евдокимовна Пожарская (1799-1854). На портрете она вместе с сыном князя Д. Волконского:


Экскурсовод с юмором изложила нам анекдот С. Т. Аксакова о том, как он вместе с Гоголем приехал в Торжок и по настоянию последнего попробовал знаменитые пожарские котлеты:

«Гоголь был тогда еще немножко гастроном; он взял на себя распоряжение нашим кофеем, чаем, завтраком и обедом. Ехали мы чрезвычайно медленно, потому что лошади, возившие дилижансы, едва таскали ноги, и Гоголь рассчитал, что на другой день, часов в пять пополудни, мы должны приехать в Торжок, следственно должны там обедать и полакомиться знаменитыми котлетами Пожарского, и ради таковых причин дал нам только позавтракать, обедать же не дал. Мы весело повиновались такому распоряжению. Вместо пяти часов вечера мы приехали в Торжок в три часа утра. Гоголь шутил так забавно над будущим нашим утренним обедом, что мы с громким смехом взошли на лестницу известной гостиницы, а Гоголь сейчас заказал нам дюжину котлет с тем, чтоб других блюд не спрашивать. Через полчаса были готовы котлеты, и одна их наружность и запах возбудили сильный аппетит в проголодавшихся путешественниках. Котлеты были точно необыкновенно вкусны, но вдруг (кажется, первая Вера) мы все перестали жевать, а начали вытаскивать из своих ртов довольно длинные белокурые волосы. Картина была очень забавная, а шутки Гоголя придали столько комического этому приключению, что несколько минут мы только хохотали, как безумные. Успокоившись, принялись мы рассматривать свои котлеты, и что же оказалось? В каждой из них мы нашли по нескольку десятков таких же длинных белокурых волос! Как они туда попали, я и теперь не понимаю. Предположения Гоголя были одно другого смешнее. Между прочим, он говорил с своим неподражаемым малороссийским юмором, что, верно, повар был пьян и не выспался, что его разбудили и что он с досады рвал на себе волосы, когда готовил котлеты; а может быть, он и не пьян и очень добрый человек, а был болен недавно лихорадкой, отчего у него лезли волосы, которые и падали на кушанье, когда он приготовлял его, потряхивая своими белокурыми кудрями. Мы послали для объяснения за половым, а Гоголь предупредил нас, какой ответ мы получим от полового: "Волосы-с? Какие же тут волосы-с? Откуда прийти волосам-с? Это так-с, ничего-с! Куриные перушки или пух, и проч. и проч.". В самую эту минуту вошел половой и на предложенный нами вопрос отвечал точно то же, что говорил Гоголь, многое даже теми же самыми словами. Хохот до того овладел нами, что половой и наш человек посмотрели на нас, выпуча глаза от удивления, и я боялся, чтобы Вере не сделалось дурно. Наконец, припадок смеха прошел. Вера попросила себе разогреть бульону, а мы трое, вытаскав предварительно все волосы, принялись мужественно за котлеты».


Тема Евгения Онегина на экскурсии не была раскрыта. Есть мнение, что: «В то время, когда А.С. Пушкин посетил Торжок, там жил портной Евгений Онегин, имевший вывеску на видном месте той же улицы, где находился и знаменитый трактир Д.Е. Пожарской». В том, что Евгений Онегин жил в Торжке никто не сомневается. Например, известный новоторский краевед А.А. Суслов в детстве видел сына Евгения Онегина, Николая Евгеньевича Онегина (1840-1910). В том, что вывеска была, кажется, тоже никто не сомневается. Краевед Н.А. Лопатина в своих публикациях доказывает, что Пушкин не мог видеть вывеску, потому что Евгений Онегин родился примерно в 1814 году, Пушкин начал писать «Евгения Онегина» в 1823 году, то есть мальчонке Жене Онегину было всего девять лет и вывески «Евгений Онегин, булочных и портновских дел мастер» тогда еще не должно было быть. Интересно, откуда тогда он взялся-то этот самый литературный герой Онегин? Я всю жизнь верила в «закройщика из Торжка», а тут вот оно как нехорошо получилось.

На этом «дорожная» часть экскурсии была закончена, и мы перешли к окрестным помещикам. Все они были родственниками и свойственниками, и все они дружили с Пушкиным, и я в них совершенно запуталась. Удивилась только, что революционер-народник, отсидевший кажется во всех европейских тюрьмах, М.А. Бакунин (1814-1876), из здешних Бакуниных.

Про Олениных нам рассказывали много, но это мне было не очень интересно, потому что я была в их усадьбе Приютино, рядом с Петербургом. В музее много акварелей с видами Приютина.



Алексей Николаевич Оленин был артиллеристом. Участвовал в Шведской войне 1788-1790, в Польской войне 1792 года. Вышел в отставку полковником в 1795. Занимался научной работой, археологией, возглавлял Публичную библиотеку. Интересно, что должность директора считалась почетной и не оплачивалась. В 1812 году готовил библиотеку к эвакуации, важнейшая часть библиотеки была спрятана в безопасном месте на Ладожском озере. Алексей Николаевич к Торжку никакого отношения не имеет, он был отцом Петра Алексеевича Оленина (1795-1868), которому посвящена отдельная экспозиция музея.



На Отечественную войну отправились двое сыновей Алексея Николаевича, девятнадцатилетний Николай и восемнадцатилетний Петр. Алексей Николаевич Оленин, провожая своих детей на войну, написал им наставление, которое я хочу привести здесь полностью:

Любезные дети Николай и Петр! Мы расстаемся с вами в первый раз и расстаемся, может быть на долгое время! В первый раз вы будете управлять собою без всякого со стороны нашей влияния. Итак, родительским долгом почитаем мы, то есть я и родившая вас, письменным вас снабдить наставлением, которое... будет сколько можно коротко, ибо на правду мало слов нужно... Если ваши деяния честны, человеколюбивы и не зазорны, то хотя бы и временное вас несчастье постигло, но рано или поздно святая и непоколебимая справедливость Божья победит коварство и ухищрение. Одно спокойствие совести можно уже почитать совершенною себе наградою. Будьте набожны без ханжества, добры без лишней нежности, тверды без упрямства; помогайте ближнему всеми силами вашими, не предаваясь эгоизму, который только заглушает совесть, а не успокаивает ее. Будьте храбры, а не наянливы, никуда не напрашивайтесь, но никогда не отказывайтесь, если вас куда посылать будут, хотя бы вы видели перед собою неизбежную смерть, ибо, как говорят простолюдины, «двух смертей не бывает, а одной не миновать». Я и сам так служил и служить еще буду, если нужда того востребует. Будьте учтивы, но отнюдь не подлы, удаляйтесь от обществ, могущих вас завлечь в игру, в пьянство и другие скаредные распутства, неприличные рассудительному и благовоспитанному человеку. Возлюбите ученье ради самих себя и в утешение наше. Оно нас отвлекает от всех злых пороков, которые порождаются от лени и возрастают в тунеядстве. Будьте бережливы, но не скаредны и в чужой земле берегите, как говорят, деньгу на черный день. В заключенье всего заклинаем вас быть всегда с нами искренними, даже и в сокровеннейших погрешностях ваших. Отец и любящая своих чад мать, как мы вас любим, единственные могут быть нелицемерными путеводителями детям своим. Если же они и слишком иногда строги, тому причина непомерное их желание видеть чад своих на высшей степени славы и благополучия. Затем да будет благословение наше на вас по конец дней ваших и в будущей жизни. Аминь.

P. S. Если вы будете к нам писать по возможности, то ни о каких политических делах не уведомляйте, нам только нужно знать о здоровье вашем, о выборе знакомства, о прилежании вашем к ученью, т. е. к наукам и художествам, буде вы на то можете употребить время от службы остающееся».


Петр и Николай Оленины:


Служили они в Семёновском полку. В Бородинском сражении Петр был тяжело контужен, долго не приходил в себя. Сначала думали, что он погиб. Несколько сослуживцев успели отправить родителям письма с печальным известием. Но, к счастью, всё обошлось. Петр Оленин дошел до Парижа. А вот Николай был убит на Бородинском поле, французское ядро пробило его навылет. Там же на Бородинском поле его похоронили.
У Олениных была традиция в Приютине сажать в честь рождения детей дубы. Дети вместе с родителями ухаживали за молодыми деревцами. Сейчас в Приютине сохранилось несколько тех самых дубов. Дуб, который посадил маленький Коля Оленин, засох на следующий год после его гибели. На месте этого дуба родители поставили кенотаф.

В 1831 году в Митине Пётр Алексеевич обвенчался с Марией Сергеевной Львовой (1810—1899), они были по Полторацким троюродными братом и сестрой. В 1832 году они жили с родителями Марии Сергеевны в Митине. Вообще, после свадьбы Пётр Алексеевич всю жизнь прожил под Торжком, ненадолго выезжая в Петербург или Москву. В 1834 году Оленин начал обустраивать собственную усадьбу, которая досталась ему по наследству от матери, Елизаветы Марковны Олениной (Полторацкой). Жену, Марию Сергеевну, Пётр Алексеевич называл Машук, поэтому усадьбу, в трех километрах от Прутни, он назвал в честь нее «Машук». Оленины переехали в Машук осенью 1835 г.

Петр Алексеевич и Мария Сергеевна Оленины:
<


Глаз не оторвать от вышивок Машук:









Слева портрет П.А. Оленина, который его сын заказал уже после смерти П.А., справа довольно известный портрет работы О. Кипренского 1813 года, на котором Петр Алексеевич изображен вскоре после контузии:


Бюро:



Одна вещь на этом бюро растрогала меня. После смерти Петра Алексеевича его сын поехал на Бородинское поле, нашел там картечь, заказал подставку из карельской березы. Вот лучший памятник подвигам отца:



Похоронили Петра Алексеевича и Машук-Марию Сергеевну на родовом кладбище Львовых на погосте Прутня рядом с могилой их двоюродной сестры Анны Петровны Марковой-Виноградской (Керн, Полторацкой).

И еще немного об усадьбе Машук. На экскурсии этого не было, потому что это не относится к пушкинскому времени. В 1897 году усадьбу Машук приобрёл новотор Иван Ильич Петрункевич (1843-1928). Тот самый основатель кадетской партии, партии Народной свободы, как она сначала называлась. Второй женой его была Анастасия Сергеевна Панина, мать графини Софьи Владимировны Паниной. Новоторжский уезд был в это время гнездом либерализма. Земской управой руководили Бакунины.
Я надеюсь, что когда-нибудь съезжу в бакунинскую усадьбу Прямухино. Пишут, что усадьба в прекрасном состоянии и там есть музей Бакуниных.
И.И. Петрункевич жил в Машуке до 1905 года. Сын Ивана Ивановича Петрункевича и Анастасии Сергеевны, Михаил Иванович был женат на Елизавете Ильиничне Бакуниной. После революции Михаил Иванович был сослан, потом вернулся, в 1942 году умер в блокаду. Сын его Михаил Михайлович в 1938 году сгинул в ГУЛАГе.
Из воспоминаний о 1918 годе: «В те дни председателем чека в Торжке был некто Клюев, как говорили, кокаинист, безжалостный и жестокий. Личность его была окутана какой-то тайной: откуда он и кто он был в прошлом, никто не знал. Вторым человеком, имя которого часто повторялось, был председатель Горисполкома Ананьин, недоучившийся гимназист, сын известного в городе купца, пьяница и полное ничтожество, вообразивший себя местным Маратом … Арестовывали обыкновенно ночью. Конная команда полупьяных чекистов разъезжала по уснувшему городу, производя обыски и забирая тех, кто был на очереди. Расстреливали за городом около тюрьмы, часто выбрасывая трупы просто на свалку, недалеко от того места, где еще этим летом мы, мальчишки, играли в городки». Здесь было всё как везде – расстрелы заложников, конфискации, грабежи: «Все деревни переполнены обломками утвари, награбленной в усадьбах».
В честь Ананьина сейчас в Торжке названа одна из площадей.


Вид на усадебный дом со стороны Тверцы


Вид на Тверцу со стороны усадьбы:

---------------------------------------------------------------------

Все записи о поездке в Торжок 19-21 апреля 2016 года:
Лихославль
Знаменское-Раек
Пятница-Плот
Арпачево
Никольское (Черенчицы)
Василево. Музей деревянного зодчества
Усадьбы Василёво и Митино
Музей в Борисоглебском монастыре. «Да будет в моем отечестве вкус Палладиев»
Исторический музей
Музей Пушкина
«Без пояса, что без креста…»
Усадьба Грузины
Монастыри и храмы
Торжок
Золотное шитье
О пожарских котлетах и не только
Тверь



Tags: Выставка, Тверь, Экскурсия
Subscribe

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • «Тайны ладожских шхер»

    Публикую отрицательный отзыв на тур «Тайны ладожских шхер» организованный турфирмой «Серебряное кольцо» с 8 по 10 июля 2016 года, гид Георгий…

  • Торжок. О пожарских котлетах и не только

    Наша поездка в Торжок была в некотором смысле гастрономической. Именно в Торжке были придуманы знаменитые пожарские котлеты, о которых упоминали…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • «Тайны ладожских шхер»

    Публикую отрицательный отзыв на тур «Тайны ладожских шхер» организованный турфирмой «Серебряное кольцо» с 8 по 10 июля 2016 года, гид Георгий…

  • Торжок. О пожарских котлетах и не только

    Наша поездка в Торжок была в некотором смысле гастрономической. Именно в Торжке были придуманы знаменитые пожарские котлеты, о которых упоминали…