Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Ксендзовский Михаил Давыдович (1886-1963)

29 сентября на страничке (не на официальном сайте) театра Музыкальной комедии появилось сообщение:
«Сегодня в фойе театра открывается выставка фотографий к 130-летию Михаила Давидовича Ксендзовского — человека, без которого, возможно, не существовало бы нашего театра. Будущий артист оперы и оперетты родился 29 сентября (11 октября) 1886 г. в городе Балта Балтского уезда Подольской губернии (ныне Одесская область, Украина). В 1901—1903 пел в хоре Одесского народного дома. Одновременно брал уроки пения у певца Л. Образцова. Позже совершенствовался в Италии у педагога Борера. По возвращении в Россию, поступил в хор итальянской оперной труппы, выступавший с гастролями в Одессе. Позже поступил в Саратовскую оперу (антреприза Н. Собольщикова-Самарина) также на должность хориста. В 1910 дебютировал в этой антрепризе в партии Синодала (Демон), был зачислен в группу солистов и уехал на гастроли по украинским городам: Харьков, Киев, Одесса. В 1912 получил приглашение в петербургский театр Пассаж (оперетта В. Пионтковской). Здесь дебютировал в партии Яна в оперетте Нищий студент. <…> С 1928 по 1932 гг. М. Ксендзовский находился в заключении на Соловках, по видимому, за какие-то финансовые нарушения, так как по его делу проходил бухгалтер петербургского Михайловского театра по фамилии Коппе. <…>
Современники считали, что оперный театр много потерял, отпустив Ксендзовского в оперетту, потому что артист обладал очень красивым голосом исключительно мягкого тембра и незаурядным актерским дарованием. Был одним из самых популярных артистов петербургской оперетты. Записывался на грампластинки на фирмах: Граммофон, Бека, Сирена, РАОГ и Пате. Из оперных записей певца были выпущены в свет следующие: песня певца за сценой (Рафаэль А. Аренского), ария Чешко (Громобой А. Верстовского), а также несколько русских и итальянских народных песен».



После того, как Ксендзовского арестовали, труппу «Музыкальной комедии», руководителем которой он был, назвали театром Музыкальной комедии.
В.В. Яковлев вспоминал: «Ксендзовский был посажен вскоре после меня, но не по 58-й статье. Он был чистейшей капли бытовик и при другом режиме, конечно, не изведал бы лагеря. Ленинградская оперетта, руководителем которой он был, официально числилась трудколлективом, но в действительности, как потом мне рассказал Ксендзовский, это было его собственное предприятие, он был антрепренером. Чтоб поменьше платить государству налога, который и так был минимальным, как с доходов трудколлектива, Ксендзовский при помощи своего брата, который был администратором оперетты, завышал расходы путем фиктивных ведомостей в получении актерами баснословных сумм заработной платы и на костюмы. Актеры расписывались в ведомостях на всю сумму, будто выдаваемых денег, а на руки получали меньшие суммы, но по повышенным ставкам. Получающуюся разницу делили на троих, двух братьев Ксендзовских и жену артиста Ксендзовского, артистку Орлову. Афера была вскрыта, когда в ведомости на получение денег на костюмы оказались и рабочие сцены и даже кочегары. Администратор Ксендзовский получил срок в десять лет концлагеря, артист Ксендзовский пять лет, и его жена Орлова три года заключения» .

О том, какими способами чека пыталась вернуть «украденные» Ксендзовским у государства деньги, написано, в эмигрантской парижской газете «Возрождение» (№ 1501, 12 июля 1929):


Об аресте жены Ксендзовского, Изабелле Михайловны Орловой, есть заметка в газете «Возрождение» (№ 1895, 10 августа 1930):


Сначала Михаил Давыдович находился в Медвежьей Горе, о чем сообщает в своих воспоминаниях Д.С. Лихачев: «Недалеко, помню, был топчан бывшего бухгалтера Михайловского театра в Ленинграде немца Коппе. У него была даже мясорубка. Федя часто обращался за хозяйственными предметами к «Коппочке», как он его называл. В том же бараке я видел певца Ксендзовского».

Затем Ксендзовского за какую-то провинность отправили на Соловки, о чем упоминает В.В. Яковлев: «В лагере артист Ксендзовский, если не считать измены его жены с начальником лагеря, за что она была досрочно освобождена, жил неплохо, был все время на материке, но на Беломорканале впал в немилость начальства и, как штрафник, в конце 1932 года попал на Соловки» .

Итак, в 1932 году М.Д. Ксензовский попал на остров и в том же году его жена И.М. Орлова была освобождена. О. П. Грекова-Дашковская в книге «Старые мастера оперетты» пишет: «Летний сезон 1932 года молодой коллектив, возглавляемый А. Феона и Н. Дашковским, открывал в Саду отдыха опереттой «Мадам Фавар» Ж. Оффенбаха. В роли Жюстины Фавар, актрисы, выручающей своего мужа, революционного поэта, из всех бед, проявила большое комедийное дарование актриса старшего поколения Изабелла Михайловна Орлова, вошедшая с летнего сезона в труппу. Роль большая и сложная. Она изобилует всевозможными переключениями: то Жюстина появляется переодетой мальчиком, то старухой. Орлова с огромным мастерством перевоплощалась, показывая в каждом изображаемом ею персонаже новый интересный тип. В финале второго акта Фавар-Орлова приезжала на бал переодетая старухой и, «тряхнув стариной», пела куплеты, веселые и грустные в одно и то же время».

К чести Орловой надо сказать, что она не только на сцене играла роль «актрисы, выручающей своего мужа из всех бед», но и в жизни тоже. Она ездила хлопотать в Москву к Калинину.

М.М. Розанов («Соловецкий концлагерь в монастыре») пишет, что ему «в 1932 году, соблазненному афишей, удалось побывать на концерте и послушать Ксендзовского, бывшего директора Музыкальной комедии… В 1931 и в 1932 годах он обслуживал два театра: управленческий в Кеми, и соловецкий в кремле, без конца путешествуя с материка на остров и обратно. Театральная энциклопедия высоко оценивала «исключительно красивый тембр голоса популярнейшего артиста петербургской оперетты», но после лагеря Ксенлзовский отошел в тень и зарабатывал хлеб в концертном ансамбле».

В газете «Новые Соловки» поэт Юрий Казарновский опубликовал дружескую эпиграмму:


Совершенно другое впечатление ария продавца из оперетты «Продавец птиц» произвела на В.В. Яковлева: «В Соловецком театре после рабочего дня участвовал и я, выполняя обязанности осветителя. Работа в театре захватила меня, приобщив к миру искусства, и приносила мне много удовлетворения в общении с артистическим миром, с которым на воле я не был знаком. Так произошло мое близкое знакомство с опереточным артистом, любимцем ленинградской молодежи времен НЭПа, Ксендзовским, возглавившим соловецкую труппу в 1932 году. Первый раз на Соловках я его увидел из окошечка осветительной будки на сцене во время концерта. Сначала я подумал о своей ошибке, но когда Ксендзовский запел без слов, пользуясь своим большим еврейским носом, как резонатором, свой коронный номер, арию «Мой любимый старый дед» из оперетты «Птицелов», все сомнения отпали. В антракте, спустившись из будки на сцену, я горячо поблагодарил за доставленное мне удовольствие.
В 1933 году он освободился и, желая заработать денег на дорогу, дал концерт в городском театре г. Кеми, где и я был в это время. К моему великому сожалению я был лишен возможности еще раз послушать Ксендзовского, так как заключенные не могли ходить в городской театр».



Об освобождении Ксендзовского сообщила эмигрантская газета «Возрождение» (№ 3019, 7 сентября 1933):



«25 апреля [1942 г.] во время артиллерийского обстрела был ранен в лицо актер Государственного ансамбля одноактной оперетты М. Д. Ксендзовский. По счастью, попали в него не снарядные осколки, а кусочки штукатурки, дерева. Врач, удалявший их, записал в карточку: «42 инородных предмета». Мало кто надеялся, что Ксендзовский сможет выступить в премьере «Сильвы», назначенной на 1 мая. Однако за пять дней врачам удалось подлечить актера, а сам он настолько искусно загримировался, что никто из зрителей, так и не узнал, что случилось с этим человеком всего несколько дней назад. Премьера прошла с успехом» (Буров А. В. Блокада день за днем).
За годы Великой Отечественной войны М.Д. Ксендзовский сделал около 3000 концертов и спектаклей, работая в тяжелых условиях на фронтах, блиндажах, землянках и на кораблях. Награжден медалями За оборону Ленинграда, За боевые заслуги, За победу над Германией в Великой Отечественной войне, За доблестный труд в Великой Отечественной войне. Скончался 22 ноября 1963 г. в Ленинграде, похоронен на Богословском кладбище.

Tags: "Новые Соловки", Соловки
Subscribe

  • Неразобранное за 2017 год

    Закончился 2017 год. О чем-то я писала, о некоторых поездках еще только собираюсь написать, о чем-то писать не планирую. Я не подвожу итоги, просто…

  • Кумола (Лумиваара)

    16 августа 2014 Поселок Кумола получил название Лумиваара в 1945 по названию волости, центром которой он является. Название Кумола имеет…

  • По границе Ореховского мира 1323 года

    6 августа 2016, суббота В мае прошлого года в Финляндии у озера Торса (Торжеярви) мы самостоятельно нашли пограничный камень (Torsansalon…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments