Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Кемь. Храмы

25 июня 2016, 15:35-16:00

Западная сторона Белого моря называется Русское Поморье. Побережье от Кандалакши до Кеми называется Карельский берег, а далее от Кеми до города Онега – Поморский берег. Новгородцы пришли в эти места давно, почти тысячу лет назад, говоря поморским выражением – при царе Капыле, когда грибы воевали с опёнками. Новгородцы не только выжили в этом суровом краю, но и создали здесь свою самобытную поморскую культуру.
Летописи очень рано отмечают роль Новгородского севера в деревянном строительстве. Когда в 1016 новгородцы с Ярославом пошли на Святополка Киевского, киевляне презрительно называли их «плотниками»: «Воевода Святополчь, именем Волчий Хвост, ездя подле реку, укаряти нача Новгородци: почто приидосте с хромчем тем? А вы плотници сущее, а приставим вы хором рубити» , что указывает, что киевляне издавна пользовались услугами Новгородцев при хоромном деле. Замечу тут же, что зря тогда святополковский воевода, Волчий Хвост, дразнил новгородцев. На следующий день был бой жестокий, Святополк бежал в Польшу с малым числом людей, его союзники, печенеги, ушли в свои степи. Догоняя их, воины Ярослава многих побили. Русских же Ярослав велел не побивать, ни даже пленить, но велел всем им идти в Киев в свои дома. Потому что он был Мудрый князь. Ярослав пришел в Киев и принял престол отчий. Было же тогда Ярославу 38 лет.

С.В. Максимов, побывав в Кеми, описал увиденные церкви («Год на Севере», 1859 год):
«Соборная церковь города, с главным храмом во имя Успения и приделами: Зосимы и Савватия (левым) и Николая Чудотворца (правым), построена в 1714 году. Поразительная по своей ветхости, церковь имеет расположение в форме креста, края которого образуются главным храмом, приделами и папертью. В окнах ее, до сих еще пор, видится слюда. В самой церкви замечательны два креста с вырезанными изображениями молитв, а на одном из них – с резным изображением Спасителя и вида св. града Иерусалима внизу. Некоторые относят работу этих крестов ко временам Марфы Посадницы, при которой будто бы поставлены и другие три креста бывшего соловецкого подворья, невдалеке от соборного края. Сходная архитектурой церковь на Леп-острове, во имя Иоанна Предтечи, построена в 1682 году. Кладбищенская [Троицкая], в мой проезд, обводилась забором; но все три церкви находятся в запущенном, полуразрушенном состоянии, с ветхими ставнями у окон, обращенных к северной стороне, с плесенью по крышам, с желтизной по всем стенам. Причина тому, как известно, заключается в том, что бо́льшая часть жителей города заражена расколом».

Успенский собор, 2015 год:


«Кемский деревянный собор построен из «рудового» леса. Рудовым лесом называется такое дерево, где «пинда» наружный, непрочный слой) очень тонкая, а сердцевина очень толстая. Такой лес растет в более низменных местах, около ельника. На пригорках же или в рыхлой почве растет лес с толстым слоем пинды и потому не так прочен. Этот лес называется «малек» или «малежник», от слова – малый» (Суслов В.В., 1888 год).

Все жилые и нежилые деревянные сооружения на севере возводились из плохо просушенного леса, преимущественно хвойного. Опыт научил, что из такого леса можно возводить строения рядами или «венцами» из бревен, положенных горизонтально. При ссыхании они не дают щелей, надавливая друг на друга. Соединение венцов производилось при помощи вырубки в концах соответствующих бревну полукруглых углублений, причем неизбежно приходилось оставлять выпущенные «концы». Такое соединение называлось «в обло», т.е. по округлому. Это соединение самое примитивное, допускающее работу наиболее простым инструментом – топором.



Другой способ соединения уже не по округлому, а «в зуб» или «в лапу», по старинному «в шап», причем выпускных концов нет, а самые концы бревен должны быть так вырублены, чтобы схватиться друг с другом как бы зубами или лапами. Такой способ соединения сложнее, употребление его вызывалось или неизбежной необходимостью или роскошью. Надо помнить, что тогда плотники не пользовались пилами, которые появились на севере только в конце XIX века. Всё вырублено исключительно топором. Причем поперечная рубка, т.е. перпендикулярная слою дерева – самая трудная.
На первый взгляд кажется, что концы обпилены, на самом деле они обрублены:


Ряды так или иначе соединенных венцов назывались «стопами» или «срубами». Вполне оборудованные помещения с косяками для дверей и окон, с полом и потолком – назывались «клетями».

Суровость климата, при обилии атмосферных осадков, вызвало высокий подъем кровель – шатровое. Такая кровля, крытая тесом, легко выдерживает сильный ветер. Причем надо помнить, что раньше о железных гвоздях не было и помину.



Главы и шеи покрывались особой деревянной чешуей, называвшейся «лемехом». Первоначально в лемехе стремились, по-видимому, воспроизводить черепицу, покрывавшую первые каменные храмы, но позже этот способ покрытия приобрел совершенно самостоятельное значение и стал неотделим от деревянной церкви. Лемех стругали обыкновенно из осины, тонкими узкими дощечками, наружные концы которых вырубались в виде крестов. Такая кровля не только издали, но даже на близком расстоянии производит впечатление серебряной или посеребренной.



Кокошники, крытые лемехом:


Приготовить из срубленного бревна простую доску было сложно, так как не имея пилы, нужно было посредством клиньев расщепить бревно на слои и затем обтесывать каждый слой со всех сторон. Поэтому декоративные украшения, состоявших из пришивных висячих досок – «причелин», использовались в редких случаях.



В то время, когда строилась Успенская церковь, идеалом «преукрашенности» и выражением величия являлась значительная высота храма. При устройстве крутого подъема кровли строители столкнулись с тем обстоятельством, что чем круче кровля, тем ближе подвигаются к стенам ее сливы, что за отсутствием желобов плохо отражалось на нижнем основании, подвергавшихся быстрому гниению. Стремление устранить этот недостаток заставило изобрести особую форму окончания верхних частей восьмериков, которая называется «повалом», от слова повалить. Повалы образуются от постепенного удлинения верхних венцов, то есть венцы как бы сваливаются со стены, образуя дуговой выгиб, что и будет «повалом»:


Когда появился первый шатровый храм нельзя сказать даже приблизительно. Известно, что когда в 1490 году в Великом Устюге сгорела соборная церковь «весьма велика», то стали рубить не по старине, а «крещатой», что устюжанам стало нелюбо и они о том били челом великому князю. В результате поставили «круглу, по старине», то есть восьмериком. Известно также, что перед тем в Устюге стояла церковь тоже «велика», построенная в 1292 году. Здесь интересна борьба между народной формой храма и «крещатой» формой, навязываемой духовной властью.
До середины XVII века на севере были две основные формы храмов – клетские и шатровые – каждая из которых получила свое развитие. Во второй половине XVII века на севере получила распространение новая, третья, форма – «четверик на четверике» или «восьмерик на четверике».
Именно эту форму, ставшую на севере традиционной, мы видим в Успенской церкви, где сначала срублен четверик, а над ним - восьмерик:



Эта многочисленная группа великорусских храмов относится к ветви малороссийской архитектуры, вследствие теснейшего сближения с Малороссией в середине XVII века. В начале XVII века с Украины, Галиции и Прикарпатской Руси началось массовое бегство священников и монахов, гонимых упорным преследованием доминиканцев. Эти гонения, особенно сильные в первой четверти XVII века, несовсем прекратились и с занятием в 1633 году Киевской митрополичьей кафедры, знаменитым Петром Могилою, усердным ревнителем православия и непримиримым врагом унии. Киевский воевода Ян Тышкевич, ярый ненавистник православия, доставлял немало хлопот Могиле, когда последний задумал вновь отбирать от униатов захваченные ими в свое время монастыри и церкви, в числе которых был и Киевский Софийский собор. Петр Могила (1596-1647) изображен на памятнике «Тысячелетию России» в группе просветителей.
Но не одни только беглецы монахи и низшее духовенство потянулись в московскую землю, а появились и представители высшего духовенства. Все центральные и южные кафедры обыкновенно были заняты, почему им приходилось подниматься дальше на крайний север, в Поморье, Архангельский край. В течение первых четырех десятилетий XVIII века, например, в Холмогорах и Архангельске архиереи были исключительно из южноруссов и западноруссов. Они говорили и писали на языке своей родины, и их резолюции пестрят латинскими фразами и такими выражениями, как «шкода», «чым», «з памяти вибылося», «зайшло в забвение» и т.п. Они окружали себя своими земляками и вносили даже в совершение самого богослужения обычаи своей родины, образовавшиеся в свою очередь под влиянием католицизма. Преосвященному Варсофонию (1649-1759) – первому Архангелогородскому архиерею из великорусов – приходилось потом настойчиво искоренять некоторые отступления и предписывать службу «чинить по обычаю восточной церкви» .
Если архиереи не останавливались перед изменением некоторых обрядовых сторон в литургии, то еще более понятно их тяготение к тем архитектурным формам, с которыми они свыклись у себя на родине, а как раз прием восьмерика на четверике занимал одно из самых видных мест в зодчестве Украины.

Таково устройство Успенского собора, состоящего из главного центрального шатрового храма – восьмерика на четверике – и двух таких шатров с северной и южной сторон, которые производят впечатление как бы самостоятельных храмов, независимых от центрального. В 1714 году закончилось строительство первого придела – Зосимо-Савватиевской церкви. В августе того же года освятили Успенскую церковь. Последним построили и освятили Никольский придел. Таким образом, окончательно строительство Успенского собора было завершено триста лет назад - в 1717 году. Северный, Зосимо-Савватиевский придел и Успенская церковь рублены «в лапу», южный Никольский – «в обло».

В второй половине XIX столетия Успенская церковь подверглась неизбежной участи всех деревянных церквей – была обшита тесом, из-за чего потеряла свое обаяние, зато стала выглядеть по-городскому «напомаженной». Растесали окна, исчезли кокошники у основания восьмериков. Еще одним нововведением стали огромные круглые окна, которые появились на главном восьмерике.




Рисунок Суслова В.В., 1888 год:


В каждом храме повторяется освященный троечастный плановой прием устройства– алтарь с востока, помещение для молящихся и притвор или трапеза, прирубленная с запада. Первое помещение – это трапеза или трапезная, т.е. помещение для трапезы. Трапеза, выросшая из простых сеней, постепенно заняла очень важное место в приходской жизни северян. При отдаленности приходов друг от друга, стекавшимся с разных сторон богомольцам приходилось собираться в путь еще с вечера и часто подолгу дожидаться начала заутрени. Явилась надобность в особом от церкви помещении, где бы они могли быть защищены от холода. Особенно много народа стекалось в храмовые праздники, когда в складчину устраивались братские пиры, или так называемые братчины. В храмах устраивались «кануны», когда всем обществом «варят пива́ и брагу» и распивают тут же подле храма.
Трапеза, при таких условиях, должна была быть отделена от главного храма стеной. В большие праздники, когда народу стекалось много, почему не все могли поместиться в самом храме и многим приходилось стоять службу в трапезе.



К.К. Случевский писал, что в соборе «трехъярусный иконостас и весьма древние иконы, несомненно, более древние, чем сам собор; иконы эти, быть может, даже новгородские, из каких-нибудь прежних исчезнувших церквей; имеются два придела, в каждом по иконостасу резному, деревянному, с очень характерными царскими вратами: краска с них лупится, позолота потерта. … в старом соборе их [икон] много, и если не озаботиться о перенесении их или починке крыши, то предстоит неминуемое и скорое разрушение, так как дождевые потоки уже разрисовали сиротеющие стены храма своими сталактитными изображениями. От стен веет сыростью, несмотря на широкий доступ сквозному ветру в храме» («По северо-западу России», 1897 год).





В кладовой Успенского собора Суслов обнаружил две большие медные лампады чеканной работы, несколько мелких и «тощая свеща» (т.е. деревянный круглый подсвечник) с железной накладной лампадой XVII столетия. В 1926 году А.П. Иванов исследовал архив Успенского собора, который хранился в Кеми лишь с XVIII века; более старые документы, относящиеся к XV веку были вывезены в архангельское архивохранилище архиереями и губернаторами. Среди архивных документов был один очень интересный – секретный указ архангельской духовной консистории от 23 мая 1846 о проведении расследования среди раскольников. Протоиерей кемского собора через три месяца отправил свой ответный «рапорт», из которого следует, что православное духовенство скрывало истинное количество раскольников из корыстных целей, а также, что местные старообрядцы являются настолько «закоренелыми», уверенными в правоте своего вероисповедания, что нет никакой надежды на успех в их среде пропаганды даже единоверия, о православии речь вообще не шла. Протоиерей кемского собора указывал на недопустимость принудительных мер, не призывал на головы раскольников полицейских санкций, считая, что употребление сильных мер против раскола будет безуспешно, а рекомендовал «усилить училищные заведения» и открыть «новопредполагаемые» приходы. (Н. Виноградов. Старообрядчество в Кеми в половине XIX столетия. «Карело-Мурманский край», 1927 №2).

В 1876 году Успенский собор был закрыт «за ветхостью», из него вынесли всю утварь и украшения. Но так как строительство нового собора затягивалось, старый собор решили отремонтировать. Тогда заменили часть бревен, поставили сжимы, разобрали первоначальный тябловый иконостас (тябло – полка для икон), прорубили круглые окна, обшили снаружи тесом.

Вид Успенского собора в 1910 году:



При советской власти собор не закрывался. В 1930-х годах Успенский собор, как памятник старинной архитектуры находится в ведении Главнауки. В 1939 году СНК РСФСР выделил 50 000 рублей на ремонт собора с резолюцией: «Не подлежит сносу». С 1951 по 1960 год под руководством А.В. Ополовникова проводилась реставрация: здания полностью освободили от наружной обшивки, восстановили крыльцо и отреставрировали интерьеры. В августе 1960 года собор был поставлен на государственную охрану как объект культурного наследия. При этом собор никогда не закрывался для верующих, службы проводились. В 1976 – 1982 годах собор реставрировался под руководством архитектора Е.В. Вахрамеева, были проведены работы по химической защите деревянных конструкций, заменили лемех на главках и тес на крышах, установили сжимы на аварийных участках стен. На главках всех трех церквей установили молниеотводы. Сейчас собор принадлежит Соловецкому монастырю. Вновь начались работы по комплексной реставрации. В июне 2016 ставили леса. Нам сказали, что собор планируют полностью разобрать. Заменить гнилые бревна. Работа проводится за счет средств федерального бюджета. Предполагается, что работы будут завершены в 2018 году.



В настоящее время в соборе сохранился только деисусный ряд. В нем осталась 21 икона, каждая высотой 2 м и шириной 0,8-1,5 м. Все они нуждаются в срочной реставрации.




Кроме Успенского собора, Суслов В.В. описал старинное кладбище: «привлекает внимание старинная кладбищенская церковь и надмогильные памятники. Последние имеют вид красиво обработанных столбиков, в верхней части которых, под большими выступами двухскатных крышек, находятся различных форм крестики и образочки. Столбики покрыты изящною пестрою резьбою и раскрашены различными тонами. Памятники эти делаются в Кеми исключительно одним мастером, из раскольников, чтимым между ними – Зосимою».

Кладбищенская Троицкая церковь,1696 года постройки, была разобрана в конце 1930-х годов. Её изображения сохранились на рисунках И.Я. Билибина и Н.М. Маковской.



Интересно, что Троицкая церковь, так же как и Успенский собор, является шатровой, «восьмерик на четверике». С XVII века, при патриархе Никоне, начала усиленно проповедоваться форма «освященного пятиглавия», как единственно приличествующая православному храму. Её настойчиво рекомендовали для замены шатра, казавшейся, вероятно, недостаточно церковной, слишком произвольно и народной формой. Несмотря на фактический запрет на шатры, в Кеми продолжали строить шатровые храмы.



Фотография староверческого кладбища в Кеми, сделанная британским офицером в 1919 году:


«Удивительное кладбище с редчайшими крестами, которые обладают, по открытию кемской молодежи, свойством особенно хорошо гореть на кострах, дало возможность увековечить еще сохранившиеся старые кресты-теремки, на смену которым идут совершенно простые и грубые… К сожалению, нет учителя, который бы сумел использовать энергию и удаль местных подростков, подчас проявляющих себя совершенно непристойно» (Д. Золотарев. Поездка в Карелию. Вестник Мурмана, 1924 №13; профессор Д.А. Золотарев был арестован в 1930 году, затем на Беломорканале, умер в Сиблаге в 1935 году на 50-м году жизни).



«Канун» - поминальный обряд у старообрядцев. «Кануны (каноны) читать» - значит читать через начетчиков или начетчиц молитвы в память умершего. На картине изображено чтение канонов старообрядческими старицами на кладбище перед дубовою «домовиною».

В 1870-х в Кеми строилась Зосимо-Савватьевская церковь. Строилась она как единоверческая. Возможно поэтому она была построена в ставшем традиционном для севера стиле – шатровая, восьмерик на четверике. Строительство было закончено в 1879 году. Так как Успенский собор был ветхим, Зосимо-Савватьевская церковь была освящена как православная. Как было модно в то время, церковь была обшита тесом. В церковь был перенесен нижний ряд иконостаса из Успенского собора. «В Зосимо-Савватьевской церкви имелись богослужебные книги XVI и XVII веков» (Архивные богатства нашего севера. А. Иванов. «Карело-Мурманский край», 1927 №3).

Зосимосавватьевская церковь. Фрагмент фотографии К. Инха, 1894 год:


Фрагмент фотографии Прокудина-Горского:


Зосимосавватьевская церковь не пользовалась популярностью у прихожан («балаган из фанерок, и тот на „задворках“»). Церковь сгорела в 1935 году «от неустановленных причин».

В 1876 году началась постройка каменного Благовещенского собора на замену обветшавшему Успенскому. «Собор в Кеми как-то очень долго строился, на деньги (кажется, 60 000 рублей), пожертвованных частным лицом. Объясняли это тем, будто и в самой постройке не было необходимости, так как старый [Успенский] собор вовсе не ветх; говорили тоже, что большинство населения Кеми, и в особенности заправилы, - раскольники; что поддерживать собора они не хотели. Верно то, что старый собор вовсе не так ветх, как о нем толковали; хотя он строен 185 лет тому назад, но он еще прочен и при некоторой поддержке мог бы служить еще очень долго.
Новый, недостроенный собор не может выдержать сравнения со старым: это – заурядная небольшая церковь, скорее комната, чем церковь, имеющая сени, отделенные перегородкою, и украшенная очень немногими иконами»
(К.К. Случевский «По северо-западу России», 1897 год).



В Кеми в то время проживало 2150 человек, большинство из которых были староверами, совершенно незаинтересованными в строительстве нового православного храма. После 1882 года строительство по разным причинам, в том числе из-за растрат, было приостановлено. Но власти проявляли настойчивость в вопросе распространения православия, почему строительство было продолжено за казенный счет, заодно освятили Зосимосавватьевскую церковь как православную. Достраивал собор уже Соловецкий монастырь. Наконец, в ноябре 1904 года был освящен северный придел. Благовещенский собор и Зосимосавватьевская церковь находились примерно в двухстах метрах друг от друга.

Фрагмент фотографии Прокудина-Горского


Благовещенский собор. Фотографии неизвестного британского офицера, 1919 год:



В 1930 году в газете «Новые Соловки» была опубликована заметка об изъятии собора у верующих. Верующие, которым раньше дела не было до этого храма, выступили с резким протестом. И борьба продолжалась довольно долго. В 1935 году храм был закрыт. Но верующие не сдавались. В 1936 году они обратились во ВЦИК с просьбой защитить их от «насилия Горсовета» и «хозяина города тов. Муханова», а также выразили намерение бороться и дальше – не отдадут «без бою собора», «ждали год — будем ждать еще десять лет».
На это было дано следующее разъяснение: «В гор. Кеми имеется всего 3 молитвенных здания: Благовещенский собор, Успенский и Зосимо-Савватиевская церковь, не считая часовен. Успенский собор, как памятник старинной архитектуры находится в ведении Главнауки. Благовещенский собор и Зосимо-Савватиевская церковь находятся в арендном пользовании культа верующих. Уже одно это обстоятельство, т.е. наличие 2 х молитвенных зданий в ведении одной группы верующих противоречит существующим законоположениям, т.к. согласно постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 IV — 29 г. «О религиозных общинах» в ведении одной группы верующих может быть только одно молитвенное здание.
По количеству верующих в группе (192 чел.) Зосимо-Савватьевская церковь вполне удовлетворит потребности в молитвенном здании культа верующих в г. Кеми, для проведения всякого рода религиозных обрядов ее достаточно. Означенная церковь расположена по Каменевскому пр. рядом с д. № 1, т. е. в самом центре города, примерно в 100–150 метрах от Благовещенского собора. Размеры Зосимо-Савватиевской церкви: длина 22 м, ширина 7 м. Общая площадь 170 кв. м, внутренняя площадь 140 кв. м, что дает, считая на все верующих группы, по 0, 75 кв. м площади на человека; однако никогда нет такого положения, чтобы в церковь пришли все верующие, обычно собирается несколько человек, в лучшем случае несколько десятков человек. Таким образом по площади указанная церковь более чем достаточна для полного удовлетворения потребности имеющейся в Кеми одной группы верующих. Состояние церкви удовлетворительное: церковь деревянная, на каменном фундаменте, построена из бревен отборного качества, обшита тесом и окрашена, что предохраняет от разрушающего действия атмосферных влияний. [Указанная] церковь имеет около 80 лет со дня постройки, следов. не является старой или непригодной. Для сравнения достаточно указать, что Успенский собор тоже деревянный, построенный в 1713 г., т.е. имеющий 222 года со дня постройки, еще стоит и не пришел в негодность. Если и требуется Зосимо-Савватиевской церкви незначительный ремонт, то он вполне может быть проведен силами группы верующих, так как материал для его ремонта — лес — может быть заготовлен на месте, в то время как для ремонта Благовещенского собора нужна известь и т. п., чего культу верующих не удалось получить в течении 3х лет и нельзя рассчитывать, чтобы удалось получить и в будущем»
.
Далее совершенно справедливо указывалось, что Благовещенский собор регулярно посещают только 20-30 «старух», зимой собор не отапливается и богослужения в нем не производятся, что вызывает его преждевременную порчу. И далее: «Исходя из этого следует признать, что с точки зрения целесообразного использования государственного имущества Кемский Благовещенский собор подлежит безусловному изъятию из ведения культа верующих для использования его под звуковой кинотеатр. Означенное изъятие не будет противоречить закону о религиозных объединениях, поскольку в ведении культа верующих остается второе молитвенное здание — Зосимо-Савватиевская церковь — вполне достаточное по количеству состава культа и вполне могущее удовлетворить их потребности в молитвенном здании» .
В ответ на это верующие писали жалобы о нарушении их законных прав. Потом 27 мая 1935 года церковь Зосимы и Савватия сгорела «от невыясненных причин», что дало верующим полное право заявить, что у них осталась последняя церковь (Благовещенская), в которой им не дают проводить службы. НКВД проводило расследование, пытаясь найти виновников поджога, подозревали верующих, но так ничего не обнаружили. 20 декабря 1935 года в деле была поставлена точка – Благовещенский собор был закрыт.

Сейчас Благовещенский собор принадлежит кемскому мужскому Благовещенскому монастырю во имя Новомучеников и Исповедников Российских. В 2015 году деньги на реставрацию собора выделил глава «Роснефти».


В Кеми наша группа посетила только Успенский собор. Потом все уехали на Попов остров (сейчас Рабочеостровск) любоваться берегом Белого моря. А мы вместе с Наташей остались в Кеми. Через час, в 17:00, мы должны были ждать наш автобус в районе Вегеракши.
Оставшись одни, в первую очередь мы спустились от Успенского собора вниз, на берег порожистой Кеми. Мы стояли и смотрели на остров, где когда то стоял мощный кемский острог, где была крошечная церковка Рождества Иоанна Предтечи, построенная в 1682 году.
Когда-то это был не островок, а мыс Лепострова, но потом география изменилась, почему добраться до церковки можно было только во время прилива. В 1933 году еще можно было наблюдать, как под управлением монаха, стоящего на корме лодки и веслом направляющим лодку мимо торчащих из воды камней, лодка с людьми и грузами благополучно шла к острову.
Потом церковь, похожую на часовню, разобрали. Башня, что осталась от острога, была разобрана еще в начале ХХ столетия.

Но на фотографии 1894-го года К. Инха есть и остатки башни и церковь Рождества Иоанна Предтечи:


А на фотографии Прокудина-Горского 1916-го года башни уже нет:


Я сфотографировала с того же места, с какого фотографировал Прокудин-Горский. Ровно сто лет спустя:


******************

«от Онего до Белого моря»
23 июня 2016
Интерпоселок. Важеозерский монастырь
Кончезерский завод и Кончезерские Марциальные воды
Гирвас
«Осударева дорога»

24 июня 2016
Станция Медвежья Гора (1)
Надвоицы (1). Могила китайских бойцов
Надвоицы (2). Заброшенный рудник
Надвоицы (3). Вокруг ББ канала
Сорока (1). Устье Нижнего Выга
Сорока (2). Савватий, Герман и Зосима

25 июня 2016
Беломорские петроглифы
Кемь. Семужий и жемчужный промыслы
Кемь. Храмы
Кемь. «Лондон»
Станция Медвежья Гора (2)

26 июня 2016
Кивач. Петрозаводск

Tags: Карелия, Нива
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…