Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

«Чудо от иконы «Знамение» и «Видение пономаря Тарасия»

2 февраля 2017, Великий Новгород

В новгородском музее мы были на выставке икон XI-XIX веков. Экскурсия по выставке была обзорной, то есть нам дали общее представление о коллекции. Так как я к этому времени уже достаточно устала, впечатлений после посещения Волотова и Антониева монастыря и так уже было много, то на выставке икон была практически не в состоянии что-либо воспринимать. Но на то экскурсия и обзорная, чтобы потом можно было приехать сюда специально, на целый день, внимательно осмотреть всю выставку.
Но несмотря на усталость, две иконы я рассмотрела внимательно, запомнила, а что забыла – о том позже прочитала на сайте новгородского музея .
Это иконы XV века “Чудо от иконы «Знамение» (битва новгородцев с суздальцами)» и XVI века “Видение пономаря Тарасия».
Обычно мы видим на иконах изображения Богородицы, Спасителя, святых. Но эти две иконы не обычные. Они повествуют об исторических событиях, случившихся когда-то в Новгороде. Я думаю, что эти две иконы были написаны в назидание потомкам.



Чудо от иконы «Знамение» (битва новгородцев с суздальцами)
На иконе художник изобразил осаду Новгорода в 1170 году.
По смерти Юрия Долгорукого в 1157 году начались войны за престол Киевский между князьями Черниговскими и Северскими. Войска князей Муромских, Полоцких, Северских, Переяславских, Рязанских взяли приступом Киев и три дня грабили город. Летописец писал: «Наказа Бог киевлян за грехи их…». Пока Южная Россия, измученная минскими соглашениями внутренними раздорами и кровавыми войнами за наследственное право, самоистреблялась, на севере возникло новое, сильное великое княжение суздальское и владимирское. Рязанские, муромские, смоленские и другие князья фактически стали вассалами владетеля Суздаля, сына Юрия Долгорукого, Андрея Боголюбского. В 1169 году Андрей взял Киев и отдал его в удел своему брату Глебу. До этого звание старшего князя было нераздельно соединено с обладанием киевским столом. Андрей впервые отделил старшинство от места, заставив признать себя великим князем всей Русской земли, не покидая своего Суздаля. Таким образом, княжеское старшинство было оторвано от места. Вместе с тем изменилось и положение Суздаля.

А тем временем новгородцы в 1168 году указали путь Святославу Ростиславичу и пригласили на княжение Романа Мстиславича (Галицкого). Роман разорил союзников Андрея Боголюбского – сначала полоцких князей, затем сжег Торопец, потому что они перед этим разорили новгородские земли – Торжок и Великие Луки, жители которых бежали в Новгород и требовали справедливого возмездия.
Великий князь Андрей Боголюбский, разделавшись с Киевом, решил, что настало время смирить Великий Новгород. Тем более, что вся Русь тогда ненавидела, а правильно сказать – завидовала богатым новгородцам. По всей России, во всех княжествах стали притеснять новгородских купцов, приезжавших по торговым делам. Купцов ловили, грабили, заключали в темницы, где многие умерли.
И вот Андрею Юрьевичу донесли, что новгородская дружина числом 500 человек ушла на Белозеро собирать дань. Андрей Юрьевич послал к ним 7000 человек. Новгородцы разбили суздальцев, потерявших убитыми 1300 человек. Узнав о поражении своего войска, Боголюбский объявил Великому Новгороду войну; князья рязанские, полоцкие, смоленские, муромские, черниговские стали собирать дружины, чтобы вместе с Андреем идти на Новгород. Летописец говорит, что против Новгорода «поднялась вся земля Русская». И все летописи согласно говорят, что в этом войске было семьдесят два князя! Мысленно они уже грабили город, делили между собой землю новгородскую, готовя Новгороду участь Киева.
Зимой 1170 это войско вступило в землю Новгородскую. Андрей по болезни оставался дома во Владимире. Войском руководил его свирепый сын Мстислав, за год перед этим покоривший Киев.
Новгородская дружина еще была на Белозере, войско в городе было малочисленным. Новгородцы с ужасом ожидали приближение врагов. На вече было принято решение защищаться в городе. Готовились к осаде: укрепляли валы и детинец, выжгли перед городом все посады, не щадя даже церквей, чтобы не дать врагам удобности к осаде. Наконец, 22 февраля 1170 года, явились войска суздальцев. Новгородцы не собирались сдаваться, все, кто мог носить оружие, вооружились. Старики, женщины, дети всю ночь молились в храмах. Спасти город могло только чудо.



В городе распространилась молва, что в ночь на 24 февраля архиепископ Иоанн-Илья, молясь перед иконой Спасителя, слышал глас: «иди в церковь Святого Спаса на Ильинскую улицу, возьми там чудотворную икону Богоматери, вознеси ее на городскую стену и узриши спасение граду!»
Илья послал за иконой архидиакона, но последний, возвратясь, поведал, что он и другие бывшие с ним никак не могли стронуть икону с места, что икона нейдет! Тогда архиепископ Илья в сопровождении народа пошел крестным ходом в Спасскую церковь. Там начался молебен. Икона заколебалась, архиепископ принял икону, облобызал и понес в детинец.


В верхнем регистре представлена сцена моления новгородского архиепископа Иоанна-Илии в церкви Спаса на Ильине перед образом Богоматери и перенесение иконы на Софийскую сторону:


Справа изображена одноглавая церковь Спаса, перед которой стоят архиепископ Иоанн-Илия, держащий икону за древко, и помогающие ему два диакона и священник:



В центре представлена процессия с иконой, идущая по мосту с Торговой стороны на Софийскую сторону через Волхов к детинцу и возглавляемая прислужником с крестом. Слева святыню встречают новгородцы, выходящие из ворот детинца и падающие перед ней на колени:



На следующий день были переговоры. Суздальцы, уверенные в своей победе, потребовали, чтобы новгородцы сдались. Новгородцы гордо отказались и вернулись за стены детинца. Суздальцы стали трубить атаку. На город посыпались стрелы как дождь проливной: «пускаше стрелы, яко дождь мног». Стрела попала в образ Богоматери: «стреливши неразумни», попал во Святую икону и тем самым уязвил сердца и души Новгородцев! Тогда, по словам летописца, сотворилось чудо: икона повернулась к городу и источила слёзы на фелонь архиепископа.

Во втором регистре изображены переговоры послов; суздальцы обстреливают город и укрепленную на стене икону Богородицы.



Переговоры новгородских послов и суздальцев:


Атака началась:


Стрелы летят, попадают в икону:



Вдруг тьма покрыла вражеское войско. Суздальцев охватил ужас. Неприятели перемешались, дрались между собою и убивали друг друга, не успевая отличить своих от чужих. Целые сутки, 25 февраля, новгородцы преследовали обратившихся в бегство врагов, били, резали. Битва стала настоящим убийством, но более того брали в плен, потому что целые неприятельские отряды бросали оружие и сдавались. Три дня тому назад многочисленное войско осаждало Новгород, и вдруг оно исчезло, как бы истребленное всемогущим промыслом Божьим.
Новгородцы недолго преследовали врагов, они спешили вернуться домой, торжествовать победу и делить богатую добычу. По словам летописцев, пленных было так много, что новгородцы не знали что с ними делать и куда их девать, потому не дорожили ими и продавали задешево на своих рынках – за десять пленных давали одну гривну.

В нижнем регистре представлена битва новгородцев и суздальцев:


Тьма накрыла врагов, стали они истреблять друг друга:


Выезжающая из ворот башни новгородская конница, возглавляемая святыми воинами Борисом, Георгием и Глебом, пришедшим на помощь новгородцам. Четвертого воина в доспехах и в шлеме обычно отождествляют с князем Александром Невским:


Убитые в бою:



Чудо спасения Великого Новгорода приписали тогда заступничеству иконы Богоматери, которой дали с того времени название Знаменской или Знаменья, то есть чуда и которое установили торжествовать не в самый день события, т. е. 25 февраля, а 27 ноября (10 декабря по н.с.) в день памяти Святого Мученика Иакова Персянина, так как это был день ангела одного из главных спасителей Новгорода, посадника Якуна. Это был лучший для него памятник признательности народной.
Узнав о чуде, вся Россия укоряла суздальцев за их святотатство. Андрей Боголюбский и не помышлял о мщении Новгороду.

Но ничего хорошего эта победа Новгороду не принесла, потому что торговля остановилась. Члены ганзейской торговли, другие иностранные купцы бездействовали, ожидая участи своей фактории. Тогда во всей новгородской земле случился голод – кад ржи продавали за четыре гривны. Никто не знал, что может предпринять Андрей. Новгородский князь Роман Мстиславович оказался плохим политиком, ему указали путь и он уехал на Волынь. Зато архиепископ Илья и посадник Якун оказались хорошими политиками и заключили мир с Андреем Юрьевичем, который проявил большую уступчивость и согласился на все новгородские условия (он тоже был хорошим политиком). Более того, новгородцы стали дружить с Андреем Юрьевичем, хотя по мелочам он продолжал гадить, но уже политическими средствами. Благодаря его проискам в 1171 году новгородцы не избрали посадником Якуна, на архиепископа Илью Андрей организовал ложный донос, Илью осудили на изгнание. Потом, правда, опомнились и извинились. А Якун так и остался с обыкновенным титлом Старого посадника. Хитрый Андрей Юрьевич добился, чтобы новгородцы избрали князем его сына Юрия Андреевича.

Смерть Боголюбского в 1174 году лишь на время отложила падение Великого Новгорода. Андрей Юрьевич был предтечей Иоанна III Васильевича, покорившего, после нескольких лет войны, в 1478 году Новгород окончательно.

Икона «Чудо от иконы «Знамение», которую мы видели новгородском музее, происходит из церкви святого Николы Кочанова. Она была написана незадолго до 1478 года, чтобы напомнить новгородцам о чудесном избавлении от врагов триста лет назад, о борьбе за независимость.

Святая София:



Видение пономаря Тарасия
В 1506-1508 годах, почти через тридцать лет после покорения Новгорода Иваном Васильевичем, на Новгород обрушились страшные бедствия: эпидемия моровой язвы и страшный пожар в 1508 году.
От эпидемии чумы в Новгороде только в 1508 году умерло 15396 человек: «При великом князе Василье Ивановиче всея Руси и при архиепископе новгородцком, владыце Серапионе, бысть въ Новегороде мор велми велик железою, паде же и людеи безсчислено, и того бысть по три осени. Последнюю же осень, лета 7016 (1508), паде людей, мала и велика, мужеска полу и женьска, 15000 душь и 400 безс-четырех голов».
Во время страшного пожара в 1508 году, как свидетельствуют новгородские летописи, сгорела вся Торговая сторона города, и погибло 3315 человек. По словам летописца, «загорелось на Славковой улице в Окуловом дворе… У Логиновой жены Катерины в клети от свечи…». Огонь охватил Торговую сторону и сопровождался образованием огненных смерчей, которыми речные суда бросало в огонь, а деревья вырывало с корнем! Летописец добавляет «утопших же и згоревших в пепел число бог весть, а горело день да нощь да на завътрее до полуден».
Сейчас эти два бедствия объяснили бы с материалистической точки зрения: несоблюдением санитарных норм и нарушением правил противопожарной безопасности. Но в XVI веке люди думали иначе. Тогда был распространен жанр «видение» или, другими словами, притча, пространно рассказывающих о наказаниях людей за их грехи.

Главным святым заступником Новгорода был преподобный Варлаам Хутынский, еще в конце XII века основавший Преображенский монастырь вблизи Новгорода на правом берегу Волхова. Икона происходит из Спасо-Преображенского собора Хутынского монастыря. Сюжет иконы основан на трагических событиях в Новгороде 1505-1508 годов, когда город пострадал от опустошительного пожара и моровой язвы. Считается, что эта икона была написана около 1580 года.

Содержание видения пономаря Тарасия таково. Однажды в 1505 году пономарь церкви Спаса Хутынского монастыря, который расположен в семи километрах от Великого Новгорода, «некия ради потребы церковныя» был «в полунощи» в церкви. Тарасий увидел как в церкви сами собой зажглись свечи, паникадила и церковь наполнилась благоуханием ладана. Увидел Тарасий не во сне, а наяву, как преподобный Варлаам Хутынский (умер в 1192 году) поднимается из гроба и начинает молиться. Окончив молитву, Варлаам подошел к Тарасию и сказал, что Господь хочет погубить Новгород. После чего попросил Тарасия подняться на крышу собора и посмотреть на город: «Брате Тарасие, хощет господь бог погубити Великий Новъград; взыде, брате Тарасие, на самый верх церковный и узриши пагубу Великому Новуграду, что хощет ему господь бог сотворити».
Оттуда пономарь увидел знаки будущих несчастий: огненное облако пожара, поднявшиеся воды озера Ильмень и летящие на город стрелы болезней.




Тарасий поднимался на крышу храма трижды. В первый раз он увидел озеро Ильмень, нависшее над Великим Новгородом и готовое потопить его. Затем перед ним явилось множество ангелов, стреляющих в новгородцев огненными стрелами, которые несли смерть от моровой язвы: «на множество народа людскаго, на мужи и жены и на дети их». А около каждого человека стоял его ангел-хранитель с книгой в руках. И если человек был «написан в живых», то ангел окроплял такого человека «кистию из сосуда, приемля мира небесного», и тот исцелялся. Если же человек был записан «ему же умерети», то ангел, «не помазав его миром», отходил от него, и человек этот был обречен на гибель.
Наконец, пономарь увидел над Новгородом огненную тучу – указание на грядущее через три года опустошение Новгорода огнем.
Пономарь рассказывал преподобному Варлааму о своих видениях, а тот объяснял их и непрестанно молился Христу и Богоматери, умоляя избавить от всех этих напастей. Наконец, он сказал пономарю, что Богородица со святыми умолила избавить город от потопа, но мор и пожары все равно произойдут. Так и случилось.
Эти события укрепили дух новгородцев, показали силу заступничества Богоматери и Варлаама Хутынского



Тарасий поднимается на крышу собора:





Бедствия: потоп, мор и пожар:


Самое интересное, что на иконе топографически точно изображена панорама Новгорода. Мы видим детинец, Св. Софию, звонницу, Антониев монастырь, другие церкви, некоторые из которых уже не существуют.
Видим жителей Новгорода, занятых повседневными делами: рыбаки ловят рыбу на Волхове, всадники скачут на мосту, кузнецы куют, кто-то молится, кто-то завещание пишет. Рядом с каждым есть его ангел-хранитель.








Ангелы-хранители читают в книге о судьбе каждого:









В верхней части иконы изображена св. Троица с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей. Ниже изображен Варлаам Хутынский:


Сейчас внутри кремля всё уже по другому, только Св. София и звонница прежние:



Символ могущества и независимости Великого Новгорода Св. София и Тысячелетие России:


Tags: Выставка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments