Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Госпитальеры в России

В сентябре 2015 года Петербург посетил 79-й Великий Магистр Суверенного Военного Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты Фра Мэтью Фестинг.
К визиту Великого Магистра была приурочена выставка в Эрмитаже «Мальтийский орден. История Ордена в произведениях из собрания Эрмитажа» . Кроме того, Великий Магистр посетил выставку, посвященную истории Мальтийского ордена, в Приоратском дворце в Гатчине.
Не часто к нам приезжают представители Мальтийского ордена, а тем более сам Великий Магистр. Предыдущий визит орденского посланника случился более двухсот лет назад, сразу по воцарении императора Павла. В тот раз - за деньгами. Интересно, а сейчас зачем? Вопрос риторический.

Мы тоже посетили обе выставки. Эрмитажная выставка была в обычном теперь эрмитажном стиле – если посетители ничего про Мальтийский орден не знали, то и дальше ничего знать не будут. Собственно, это была выставка только для одного посетителя, который и так все прекрасно знает.
На гатчинской выставке не могло быть представлено таких экспонатов, как в Эрмитаже, зато выставка давала ответы на следующие вопросы: кто такие госпитальеры; как и зачем они появились в России; почему император Павел стал Великим Магистром Мальтийского ордена.

Ж.Ф.К. Гаттенбергер. Посвящение Павла I в Гроссмейстеры Мальтийского ордена, 1799 г.:
new-1


Из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона:
Иоанниты — Иерусалимский орден св. Иоанна, члены которого назывались сперва Иоаннитами, затем родосскими и мальтийскими рыцарями. Это древнейший духовно-рыцарский орден, возникший в половине XI в. Основателем его считается богатый купец Мавр, из Амальфи, который, вместе с несколькими другими, подкупом добился у египетского халифа разрешения построить в Иерусалиме для паломников убежище и при нем капеллу в честь св. Марии. Для совершения служб сюда были присланы бенедиктинские монахи, получившие название Иоанниты (Johannitae), или госпитальной братии св. Иоанна (Fratres hospitalis St. Johannis). После взятия Иерусалима Готфридом Бульонским госпитальная братия была отделена от церкви св. Марии. Папа Пасхалий II в 1113 г. утвердил устав нового учреждения. Богатые дары, как деньгами, так и землей, вскоре посыпались на госпиталь Иоаннитов; в различных странах Европы у него оказались поземельные владения и ряд второстепенных учреждений. Раймон Дюпюи, избранный, в 1118 г., в ректоры Иоаннитов, первый соединил братию в определенную замкнутую общину, обязал ее принести обет бедности, целомудрия и послушания и дал членам общины особое орденское одеяние: черный плащ, с белым полотняным крестом с левой стороны. Вскоре он прибавил к монашеским обетам еще обязанность биться с неверными и таким образом пересоздал братство, по образцу тамплиеров, в духовный рыцарский орден. Вместо простого креста он ввел восьмиконечный (символ восьми рыцарских доблестей или восьми блаженств, ожидающих праведника в загробной жизни); для войны (с XIII в.) введен был красный плащ, носившийся над бронею.


Мальтийский орден. — История мальтийского ордена, члены которого прежде назывались иоаннитами и родосскими рыцарями, начинается с 1530 г., когда рыцари получили от императора Карла V в ленное владение Мальту с двумя соседними островами, Гоццо и Комино, обязавшись охранять Средиземное море и его побережья против турок и африканских корсаров. Мальтийский орден явился как бы аванпостом христианских держав против Оттоманской империи, достигшей в то время апогея своего могущества.

Сразу после своего прихода на Мальту рыцари устроили госпиталь в Биргу, но в 1574 году было принято решение построить новый госпиталь в только что возведенном главном городе Ордена Валлете. Место для госпиталя было выбрано в юго-восточной части города недалеко от форта Сент Эльмо. Госпиталь (Сакра Инфермерия) был построен в конце XVI века, но на протяжении XVII и XVIII веков его постепенно расширяли и все больше благоустраивали.

В Приоратском дворце представлен двухметровый макет госпиталя (Сакра Инфермерия):
P1360184

Путешественники, побывавшие на Мальте в XVI-XVII веках, оставили восторженные отзывы о Сакра Инфермерии. Их поражали размер палат, красота здания, чистота и благоустроенность, высочайший уровень медицинской помощи и ухода за больными. В Большой палате, рассчитанной на 64 места, у каждого пациента была кровать с балдахином, рядом с кроватями находились индивидуальные туалеты в нишах, в помещении существовали вентиляционные отверстия, выходящие во внутренний двор. Балдахины над кроватями были сделаны разных цветов: зеленого, голубого, красного и желтого.

P1360182

На территории мальтийского госпиталя устроили небольшой сад с лимонными и апельсиновыми деревьями, чтобы больничные палаты наполнялись благоуханием цветущих растений. За пациентами ухаживали сами члены Ордена, еда подавалась на серебряных блюдах. Каждую пятницу сам Великий Магистр обходил палаты вместе с главами орденских подразделений. Госпиталь на Мальте по многим параметрам превосходил подобные учреждения, существовавшие в то время в Европе. В конце XVIII века количество больных, проходивших лечение в Сакра Инфермерии, доходило до 4000 в год, а смертность составляла 8%.



Здание Сакра Инфермерии сохранилось на Мальте и используется в настоящее время в качестве резиденции Средиземноморского конференц-центра.



По воцарении императора Павла Чрезвычайный посол Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Юлий Помпеевич Литта (1763-1839), явился в Петербург с просьбою возвратить мальтийскому ордену доходы с острожского приорства на Волыни, которое по второму разделу Польши перешло к России, причем и доходы (120 тыс. злотых в год) были обращены в пользу казны.
В 1609 г. последний князь Острожский, Януш (Рюрикович по происхождению), учредил майорат в пользу своей дочери Евфросинии, бывшей замужем за Александром Залавским, с тем, чтобы, в случае прекращения рода, майорат образовал командорство Мальтийского ордена. Вопреки этому завещанию, майорат, в конце XVII в., перешел в род князя Сангушко и оставался за ним, несмотря на неоднократные протесты ордена. Януш Сангушко большой руки кутила, не обращая никакого внимания на завещание своего предка, и дарил, и продавал, и закладывал имения, входящие в состав «острожской ординации», так что по смерти его, в 1753 году, мальтийским рыцарям не досталось ровно ничего из завещанного им князем Янушем Острожским. Наконец в 1775 году сейм постановил отпускать в пользу Мальтийского ордена ежегодно 120 000 злотых из государственных доходов, между тем как имения, отобранные в казну от тех, кому продал и раздарил их Сангушко, давали в год дохода 300 000 злотых. Но при происходивших в Речи Посполитой смутах и эта назначенная ордену сумма выплачивалась крайне неисправно. С переходом в 1793 году под власть России Волыни, где находились имения «острожской ординации», вопрос об удовлетворении претензии ордена был поставлен в зависимость от русского правительства, принявшего на себя уплату известной части долгов Речи Посполитой.
Только вмешательство Екатерины II, вызванное ходатайством уполномоченного ордена, Саграмозо, привело к решению дела в пользу рыцарей и учреждению в Польше великого приорства ордена. Вслед за тем ордену были уступлены бывшие владения иезуитов в Польше.
Но возвратить доходы Ордену Екатерина не успела. Павел I не только возвратил Ордену доходы (120 тысяч), но увеличил их до 300 тысяч злотых, считая злотый не по 15, а по 25 копеек, утвердил существование Ордена в России и учредил российское великое приорство ордена из 10 командорств, которые никому не могли быть жалуемы, кроме русских подданных.


В Приоратском дворце представлена аллегория на первый раздел Польши. Неизвестный художник, Германия (?), конец XVIII века:
P1360206

На аллегории в сатирической форме изображены (слева направо): императрица России Екатерина Великая, король Польши Станислав Август Понятовский, император Австрии Иосиф II и король Пруссии Фридрих II. Каждый из них указывает на желаемые части на карте Польши, которые они хотят получить в результате раздела Польши в 1772 году.


После Великой французской революции Орден находился в трудной ситуации, потеряв значительные территории и доходы. В 1798 году Наполеон Бонапарт оккупировал Мальту, и госпитальеры покинули остров.


Неизвестный гравер по оригиналу Т.Ш. Ноде. Изображение захвата Бонапартом острова Мальта, начало XIX века:
new-8

На это последовала быстрая реакция в России. 26 августа 1798 года в «замке мальтийских рыцарей» (Воронцовский дворец на Садовой) собрались кавалеры Великого приорства российского. Они протестовали против захвата Мальты Бонапартом, осудили Великого Магистра барона фон Гомпеша за сдачу острова без боя и объявили о его низложении. Тут же постановили обратиться к Павлу I с просьбой принять Орден Святого Иоанна под свой патронаж.




Тронное кресло Великого Магистра и напрестольные светильники из Мальтийской капеллы (рядом с Воронцовским дворцом). Конец XVIII века. Резчик Т. Бонавери по рисункам Кваренги:
new-14


Алтарь Мальтийской капеллы. Кваренги, 1800:
new-13


13 ноября 1798 года Павел I объявил о своем согласии принять титул Великого Магистра Мальтийского ордена. Граф Литта был пожалован лейтенантом (помощником) Великого Магистра. 29 ноября 1798 года в Тронном зале Зимнего дворца император надел корону Великого Магистра. Затем Литта поднес меч, которым Павел крестообразно осенил себя. Это был знак присяги в соблюдении орденского устава. В этот момент все мальтийские рыцари обнажили мечи и подняли их вверх. Церемония закончилась прочтением графом Литтой акта об избрании императора Великим Магистром, а коленопреклоненные рыцари принесли присягу в верности и послушании новому Великому Магистру.

Е.П. Карнович в «Мальтийские рыцари в России»:
«После этих речей Литта возложил на императора поднесенную его величеству от имени мальтийских рыцарей кольчугу, а император, взяв сам с подушки древний крест великого магистра Ла Валета с изображением на нем лика Палермской Богоматери, надел на шею этот крест, прикрепленный к старинной золотой цепи. В таком уборе с накинутою поверх императорскою порфирою Павел Петрович пришпилил на левое плечо императрице, преклонившей пред ним колено, бант из черной ленты с белым финифтяным крестом. По окончании этой церемонии, исполненной государем с выражением глубокого благоговения, подошел к трону, без шпаги, наследник престола великий князь Александр Павлович и преклонил колено перед императором. Государь снял с себя корону и, спустив с плеч порфиру, надел поданную ему треугольную шляпу и, обнажив свою шпагу, сделал ею плашмя три рыцарские удара по левому плечу великого князя, после чего, вручив ему его шпагу, возложил ему на шею знаки большого креста и затем трижды облобызал как нового брата по ордену».



С.С. Щукин (?). Портрет императора Павла I, 1799:
new-9


Затем последовало широкое внедрение Мальтийского ордена в государственные организации, жизнь столицы и российскую геральдику. Гвардейские полки получили новые знамена с мальтийским крестом; 1 января 1799 года на одном из бастионов Адмиралтейства был установлен «мальтийский павильон», открытие которого сопровождалось 33 орудийными залпами; дворцовая прислуга получила ливреи красного цвета – цвета костюма мальтийских рыцарей.
С 11 января 1799 года Кавалергардский корпус становится гвардией Великого Магистра. Кавалергарды носят красные супервесты с белым мальтийским крестом, занимают внутренние караулы во дворце, а один гвардеец стоит за креслом Великого Магистра во время торжественных обедов, в театре и на балах. Им жалуют штандарт особого типа.

Штандарт корпуса Кавалергардов, 1799:
new-15

Штандарт Лейб-Гвардии Кавалергардского полка, 1800:
new-11


Начиная с 1798 года стали праздновать день Святого Иоанна Крестителя – 23 июня – в летней резиденции императрицы Марии Федоровны в Павловске. Подробное описание этого события дает Е.П. Карнович в «Мальтийские рыцари в России»:

«На находящуюся перед дворцом площадь приехало несколько возов с дровами, хворостом и ельником, и из этих материалов рабочие стали складывать, по указанию одного из членов орденского капитула, большие костры. Костры были вышиною аршина в два, а в длину и ширину имели полтора аршина. Поверх их были положены венки из цветов, а бока их были убраны гирляндами из ельника. Таких костров было приготовлено девять. В некотором от них расстоянии разбили палатку из полотна с черными, белыми и красными полосами. Около пяти часов вечера приведены были на дворцовую площадь гвардейские полки, которые и выстроились по трем сторонам площади. В этом строю особенно бросались в глаза тогдашние гусары в так называвшихся «барсах». На плечах у гусаров вместо ментиков были накинуты барсовые шкуры головою вниз, подбитые красным сукном с серебряным галуном и такою же застежкою, состоявшею из круглого серебряного медальона с вензелем императора и сдерживавшею на груди гусара одну из лап барса с его хвостом. Гусарская сбруя была черная, отделанная серебряными бляхами. Несмотря на множество собранных здесь людей, на площади царила мертвая тишина в ожидании какого-то необыкновенного зрелища. Ровно в семь часов вечера все мальтийские кавалеры, прибывшие в Павловск, явились на площадь и, став попарно, вошли во дворец. Спустя несколько времени они в том же порядке стали выходить оттуда с главного подъезда, причем младшие кавалеры несли в руках зажженные факелы, а старшие несли их незажженными. В числе старших кавалеров были и духовные лица, и между ними первое место занимал архиепископ Амвросий, исправлявший при великом магистре должность «призрителя бедных». Торжественным и медленным шагом выступили на площадь мальтийские рыцари в беретах с перьями, в красных супервестах с накинутыми поверх их черными мантиями; такие же мантии, но без супервестов и беретов были надеты и на духовных особ. В замке рыцарей в одежде великого магистра с короною на голове шествовал император, держа в руках незажженный факел. Отступая несколько шагов от него, шли его «оруженосцы», с одной стороны граф Иван Павлович Кутайсов, а с другой – князь Владимир Петрович Долгоруков, шеф кавалергардского корпуса, с обнаженным палашом. За этой процессиею показалась императрица с ее семейством в сопровождении многочисленной и блестящей свиты. Она вошла в приготовленную для нее на площади палатку, чтобы смотреть оттуда на долженствовавшую происходить церемонию.
В глубоком молчании, с благоговейным выражением на лицах двигались по площади мальтийские кавалеры. Исполняя установившийся в ордене святого Иоанна Иерусалимского обычай – праздновать канун Иванова дня, они, идя по два в ряд, обошли все девять костров по три раза. Солдатики с удивлением посматривали на эту невиданную еще ими «экзерцицию». После троекратного обхода костров император, великий князь Александр Павлович и граф Салтыков зажгли у младших кавалеров свои факелы и потом начали зажигать ими разложенные на площади костры, или так называемые «жертвенники», причем им помогали младшие кавалеры, обступившие со всех сторон костры. От загоревшегося ельника поднялись клубы черного дыма, но, когда дым рассеялся, костры начали гореть ярким пламенем. Кавалеры стояли молча и неподвижно около костров, пока костры, обгорев, не стали разваливаться, и тогда они с тою же торжественностию и тем же порядком возвратились во дворец, где в залах, по которым они проходили, были расставлены кавалергарды.
Рано утром в самый день праздника император произвел парад войскам, собравшимся в Павловске, затем в дворцовой церкви отслужена была обедня».


Ф.Г. Головкин: «Все это принимало характер театрального маскарада, вызывало улыбки и у публики, и у самих действующих лиц, исключая только императора, вполне входившего в свою роль».

П.Ф. Борель по рисунку А.А. Козлова. Икона Филермской Богоматери:
new-12


15 февраля 1799 года были высочайше утверждены правила для принятия дворянства Российской империи в Орден Святого Иоанна Иерусалимского. И сразу же увеличился поток желающих стать членами кпсс кавалерами Ордена. Ф.Г. Головкин: «Столица была наводнена настоящим дождем Мальтийских крестов». П.А. Вяземский писал о начавшихся злоупотреблениях для удовлетворения страстного желания получить мальтийский крест, для чего шли на всякие ухищрения. Это заставило Павла принять некоторые меры для ограничения по части вступления в Орден.


Знак ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Принадлежал графу П.А. Строганову:
new-6

Завеса из походной церкви или личный штандарт Б.П. Шереметева:
new-3

Медовый месяц между Орденом и новоиспеченным Великим Магистром длился недолго. Папский нунций Лаврентий Литта был выслан из Петербурга (граф Пален предложил ему стаканчик лафита), а Юлия Помпеевича Литту в конце 1799 года лишили чина лейтенатнта и отправили в ссылку.

Портрет Ю.П. Литты (1763-1839), И.С. Клаубер по оригиналу А.К. Виги, 1804:
P1360252

5 сентября 1800 года французский гарнизон на Мальте капитулировал, но Англия не пошла навстречу пожеланиям Павла, чем глубоко его обидела. Павел вышел из антифранцузской коалиции и даже порывался объявить войну Англии, что стремительно приблизило трагическую развязку. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года он был убит в Михайловском замке.


Портрет великого князя Александра Павловича. Неизвестный художник:
new-7

Закат Ордена в России был таким же стремительным, как и его появление. Уже 16 марта вышел манифест, по которому Александр I принимал только лишь звание протектора Ордена. 18 апреля 1801 года вышел указ об изъятии из титула императора упоминания о Великом Магистре, а 26 апреля из государственного герба был убран мальтийский крест. И наконец, в 1817 году было объявлено, что российская ветвь Ордена больше не существует, а российским подданным запрещается носить мальтийские кресты.

В 1803 году новым Великим Магистром был избран Ж.Б. Томмази. Рыцари не вернулись на Мальту. Орден располагался в Мессине, Катании, Ферраре. С 1834 года и до настоящего времени резиденции Мальтийского ордена находится в Риме. Главная деятельность госпитальеров, как и много веков назад, вновь сосредоточилась на оказании помощи больным и бедствующим.

В начале ХХ века в связи с переходом на защитную форму сократилось количество полковых различительных элементов на мундирах. И тогда началось массовое учреждение полковых нагрудных знаков. Тогда стали широко использовать изображение мальтийского креста. Как правило, это указывало на время основания воинской части в годы правления Павла I.

new-1
new-2


К выставке в 2015 году издательством Эрмитажа была издана брошюра: Г.В. Вилинбахов, Н.Ю. Бахарева. «Мальтийский орден. История в произведениях из собрания Эрмитажа», из которой я взяла часть иллюстраций и текста.

Tags: Выставка, Эрмитаж
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments