Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Слобода Тобале́нец

8 октября 2017, 9:15-14:30

История слободы Тобаленец восходит ко второй половине XVI века. В 1547 году тут на, так называемых, Синичьих горах, Тимофей юродивый имел видение иконы Пречистой Богородицы, и неизвестно откуда шедший голос призывал его на это же самое место по прошествии шести лет. Юродивый действительно явился и увидел другую икону Одигитрии. Об этом пошла молва, появились странники и странички; псковский наместник князь Токмаков донес государю, присланы были следователи и повелено было построить монастырь. При монастыре возникла слобода Тобаленец. Дальнейших сведений о монастыре нет до 1780 года, когда он был истреблен пожаром.

new-57

В 1708 году слобода Тобаленец стала центром Вороничской волости Опоческого уезда. В начале XIX века в слободе было около 30 дворов.

После реформы 1861 года дворяне в Опоческом уезде потеряли ~32% земли (в Островском уезде – 76%). В среднем же в Псковской губернии с 1875 года дворяне потеряли примерно 43% своей собственности, а крестьяне приобрели 91%, т.е. почти удвоили. Сеяли пшеницу, рожь озимую и яровую, ячмень, овес, горох, картофель, гречиху, лен. Льноводство составляло одно из старинных занятий. Есть данные предполагать, что оно существовало еще в XV веке. В второй половине XIX века вся льняная промышленность в Псковской губернии находилась в руках крестьян; частные земли, отдававшиеся под посев льна, тоже брались крестьянами. В среднем посевы льна занимали 9% площади.
До 1861 года при помещичьих усадьбах было много фруктовых садов (яблоки, вишни, груши, крыжовник, смородина и малина), но с упадком помещичьих хозяйств большинство таких садов было уничтожено. В конце XIX века были предприняты попытки возродить садоводство. Земство устраивало сады при сельских школах.
Главным предметом рыбной ловли были знаменитые снетки. Моя прабабушка, Александра Владимировна (1874-1964), их очень любила и всегда покупала в диких количествах. Снетки сушили в особых печах. Ловили с замерзания до вскрытия озер и с 30 августа по 26 октября. По данным 1895 года в Псковской губернии снетков вылавливали до 300 тысяч пудов на 350 тысяч рублей. В 1964 году Александра Владимировна умерла, а скоро и снетки куда-то исчезли. Сейчас снова есть в продаже, но я не знаю - псковские или нет.
В 1896 году в Псковской губернии было 518 учебных заведений с 28 837 учащимися. Дворян среди учащихся было 1505, духовных лиц 1077, городских сословий 3755, крестьян 21608, солдатских детей 833 и иностранцев 59. Православных 26314, католиков 331, лютеран 1270 и других исповеданий 922. Из общего числа детей школьного возраста в Опоческом уезде училось всего около 30%.
К концу XIX века в слободе Тобаленец было уже более 50 дворов, почтовая станция, пожарная дружина, больница, сельское училище, читальня, богадельня и три постоялых двора. В 1886 году пролегла телеграфная линия, телефонная связь появилась в 1910 году. Электричество появилось после революции.

В 1742 году земли в слободе Тобаленец Елизавета Петровна пожаловала Абраму Петровичу Ганнибалу. В 1781 году Осип Абрамович обустроил усадьбу, переименовав ее в Михайловское. Он построил дом, устроил парк.
new-67

С 1836 по 1866 год в Михайловском никто не жил. С 1866 года в усадьбе поселился Григорий Александрович Пушкин. Усадебный дом к этому времени обветшал. Григорий Александрович полностью перестроил усадьбу, сломав ветхий отчий дом.

Великий князь Владимир Александрович в 1885 году посетил Михайловское. «Вечер этого полного впечатлений дня проведен был в Михайловском, у Григория Александровича Пушкина. В любезной беседе хозяина и хозяйки время к ночи подошло очень быстро; воспоминаниям о Пушкине отведено было, конечно, первое место. Необходимо заметить, что на меню обеда было изображено Михайловское времен Пушкина; хотя дом, приютивший путников на ночлег, построен только в шестидесятых годах, но некоторое сходство в общем расположении усадьбы сохранилось: длинный, одноэтажный дом посредине, с обеих сторон его два небольшие флигиля. Перед домом круглая куртина. Из вещей Пушкина остались: кресло, ятаган, подаренный ему на Кавказе графом Паскевичем, и четыре бильярдные шара.
Ночь была чрезвычайно ясная, как и минувший день; на следующее утро, перед отъездом из Михайловского, последовавшим в 9 часов утра, 27 мая, путники более часу сидели на балконе. Вид с балкона в ясный день очарователен. От дома вниз ступенями идет терраса; широкая дорога развертывается перед глазами верст на шестнадцать, ее обрамляют далекие, поросшие лесом холмы; глубоко внизу течет по зеленому лугу синяя Сороть; вправо и влево совсем близко блещет по одному озеру. Говорят, что простой народ села Михайловского не знает, а называет его Зуево»
(К.К. Случевский «По Северо-Западу России», 1897).

В 1899 году Григорий Александрович продал имение в казну и уехал под Вильно в имение жены ( там тоже музей Пушкина ).

Летом 1908 года усадебный дом сгорел.

new-2

В «Ниве» № 33, 1908 г., была опубликована заметка:
new-3
new-4

Гейченко записал рассказ Прохора Петровича Петрова, который в молодости был псарем у Григория Александровича:
«Было это накануне духова дня 1908 года. Позвал нас земский начальник Карпов в Михайловское, а было нас — целая артель, шестнадцать плотников и каменщиков из разных окрестных деревень. И сказал Карпов: «Будете дом в Михайловском строить! Завтра закладывать будут. Приедет начальство, духовенство, сам его сиятельство князь Львов… Так чтоб всем вам быть вовремя, в порядке, со струментом. Одеться почище. И чтоб ничего такого-этакого… Понятно?» — «Помилуйте, вашебродие, как не понятно. Очень даже понятно. Мы ведь тоже с понятием. Как можно!»
Настало утро. Явились мы на усадьбу. Все чистые, фартуки белые, струмент сложили вместе. Вдруг видим: подъезжает карета, потом еще, потом еще… Смотрим, одних попов ввалилось штук этак пять… Едет алтунский князь Львов. Губернатор. Публика вся чистая. Одним словом, картина важная, великолепнейшая.
Поставили посредине двора стол. Попы стали драть молебен. Тут Карпов мне и шепчет: «Давай тащи камни, струмент, сейчас церемонию делать будем… быстро!»
Подошли долгогривые к месту, где дом строить, покропили его святой водой… Подошел губернатор, кинул золотой.
Мы ляпнули на золотой извести и положили на нее огромный, этак пудов на восемь, камень…
За губернатором подошел князь Львов, Александра Иванович. Вырвал он у меня мастерок, подхватил из ящика раствору, высыпал на камень целую горсть золотых червонцев и ляпнул на них известку, а сам этак чудно посмотрел на меня косым глазом и сделал кривую усмешку. А я всё вижу…
Потом стали подходить другие господа. Клали всяко, кто целковый, кто полтину, мелочи не клали. Я всё вижу, всё смотрю. Успеваю только раствор да камни наворачивать.
Кончили закладку, господа в парк гулять пошли, а Карпов нам и говорит: «Ну ребята, теперь давай быстрей кладите стенку…» Ну, мы и постарались. Почитай за час добрых пять саженей сложили фундаменту. Уморились. Господа подходят. Стоят, смотрят. И тут вдруг возьми я да и сними шапку, да скажи господам: «Ваши благородия! По русскому обычаю, надо бы это святое дело винцом окропить…» А господа ничего. Смеются. Смотрю — кладут в мою шапку, и порядочно кладут. Наконец разъезд начался, и все отъехали. Подсчитали мы деньги. Вышло почти десять целковых — целый капитал! И решили мы всем нашим обществом взять два ведра водки и чего-нибудь к ней еще по малости, так сказать. Принесли ее, эту водку окаянную. Вкусили. Закусили. И оказалось мало. Тут стали мы рыться в своих штанах и шапках, копейки собирать. Наскребли бутылки этак на три. А что на нашу могучую братию три бутылки? Благовоние одно, святой дух!
И тут бес возьми и шепни мне на ухо. «Давайте, — говорю я каким-то чужим голосом, — обождем вечера… разроем фундамент, возьмем барские денежки, бог их прости…» Все и согласились. Сделали честь по чести. Развалили, вынули денежки, опять сложили камни… Ну, а потом и началось… Пьем день, пьем другой. Песни поем. Тут же и спим, такое истошное вдохновение на нас нашло! Только приезжает на третий день земский с урядником, оба словно туча грозовая… Подошел земский к фундаменту, посмотрел. Колупнул пальцем известку. Поглядел на палец, потом на нас глянул и, ничего не говоря лишнего, распорядился всех рабов божьих отправить в волостную кордегардию.
И тут началось следствие. И всё-то свалилось на меня, как на зачинщика. Карпов говорит: «За это воровское дело, за святотатство, будет тебе три года каторги, как бог свят!» Господи, думаю, что же теперь делать? Семья-то как? А семья у меня была большая — сам-девятой. Дома все ревут, как стадо в Егорьев день. Душа аду приблизилась, трясется…»



Итак, на старом фундаменте в 1908 году вновь поставили новый (третий) дом. Этот дом простоял всего девять лет. В феврале 1918 года усадьбу разграбили и сожгли крестьяне. Собственно, сожжены и разграблены в слободе Тобаленец были все помещичьи усадьбы, в том числе и дом в Петровском, построенный еще Ганнибалом. Я читала воспоминания очевидцев. У меня сложилось впечатление, что все происходило не стихийно, а было хорошо организовано. За несколько дней до очередного поджога начинались разговоры, что скоро сгорит такая-то усадьба. И действительно, в такой-то день толпы крестьян собирались в назначенном месте, очередную усадьбу грабили и сжигали. Стало ли от этого им лучше? Таким образом, в марте 1918 года советская власть была установлена под чутким руководством двух рабочих-большевиков с Ижорского завода.

Правда, советская власть спохватилась и в 1921 году восстановила дом, а в 1922 году объявила о создании музея-заповедника. В 1925 году слобода Тобаленец была переименована в Пушкинские Горы . В июне 1926 года Пушкинские Горы посетил Луначарский. После посещения Святогорского монастыря Анатолий Васильевич выехал в Михайловское, где его встретили секретарь Пушкинского Дома П. М. Устимович и историк литературы В. Е. Евгеньев–Максимов. Сразу же состоялась его беседа с группой окрестных крестьян, специально поджидавших его для переговоров. Дело было в следующем: декретом Советского правительства Михайловское, Тригорское и могила Пушкина были объявлены государственным заповедником. При округлении границ его часть лесов и выгонов крестьянских земель была отрезана .... В конце этой встречи произошел интересный разговор с крестьянами по поводу сожженной усадьбы поэта. На вопрос Анатолия Васильевича: «Как же так получилось, что была сожжена усадьба нашего великого писателя Пушкина?..». Произошла небольшая пауза, а затем кто–то сказал: «А к нам, товарищ народный комиссар, пришло из „волости" распоряжение — жечь все барские усадьбы».

В 1944 году немцы, отступая, заминировали и сожгли здесь все. Жителям приходилось рыть землянки, чтобы где-то жить.
Восстанавливал усадьбу Семен Степанович Гейченко (1903-1993). О том в каком состоянии были усадьбы, каким трудом восстанавливали, как собирали экспонаты и о многом другом он написал в книге «У Лукоморья».

Семен Степанович жил в этом домике в Михайловском с 1945 по 1993 год:
P1460637

P1460627

На дверях сохранилась табличка:
P1460628

P1460625


Единственная постройка, сохранившаяся в Михайловском, - льнохранилище, которое было построено Григорием Александровичем:
P1460620

Перед усадебным домом куртина, в центре старый вяз, по окружности двадцать шесть лип:
P1460638

Вид от дома на Сороть:
P1460644

P1460646

P1460649

Усадебный дом:
P1460664

Рядом с домом восстановлены два флигеля. В одном жила няня и была банька, а в другом кухня, в которой жила кухарка. Кухня восстановлена в 1955 году, затем реконструирована в 1999 году в соответствии с «Описью сельца Михайловского» 1838 года: «В нем две комнаты с двумя русскими печьми, к ним железные заслонки и чугунные вьюшки, окон малых с рамами и стеклами пять. Дверей простых на крюках и петлях железных три. Крыт тесом».
В первой комнате располагалась господская кухня. Во второй комнате, вероятно, жили кухарка Пушкиных Неонила Онуфриева, ее муж Иван Максимов, дочь Ольга Иванова и сын Александр Иванов.
P1460669

P1460662

P1460665


Восстановлению мельницы Гейченко посвятил отдельную главу «Пушкинская мельница»:
P1460671

«Изучая землемерный план Михайловского, составленный еще при жизни Осипа Абрамовича, я заметил, что на месте, которое в народе именуется Старая мельница, показано небольшое сооружение, квадратное в плане. Место это для мельницы весьма пригожее, находится на юру — со всех сторон обдувается ветрами, расположено в стороне от усадьбы. Свою догадку я решил проверить раскопкой. В раскопке приняли участие студенты-строители Московского университета, приехавшие в заповедник для восстановления памятников. Нам удалось обнаружить камни фундамента, следы пожарища, фрагмент каменного жернова. Так определилось место восстановления».

P1460674



Вдали Савкина горка, за которой уже имение Осиповой - Тригорское:
P1460653

Савкина горка ближе:
P1460658

P1460660

Листопад:
P1460690

P1460694

P1460697


Гейченко делился своими размышлениями:
«Когда я восстановил, помню, Тригорское — оно такое новенькое получилось, что просто оторопь брала. Поэтому я кое-где посадил пятна, кое-где осаживал немножко здания, кое-где дырявил крышу, кое-где сажал кусты так, чтобы они лезли в окошко. … У нас из года в год растет посещаемость. Сейчас она уже подошла к пятистам тысячам в год. … Проблема затаптывания, засматривания — проблема серьезная. Как ее избегнуть? … Самое страшное не количество людей, а чтобы одновременно не шли …. И горше всего слышать порой снобистские слова некоторых наших гостей, что, мол, как много народа, за людьми леса не увидишь. Но это значит позволить видеть себе и запретить другим» .

P1460712

P1460737

P1460732

P1460738

P1460742


В 1970-е годы в заповеднике стояли валуны, на которых были пушкинские цитаты. Эти валуны (и не только их) ядовито высмеял Довлатов:
«Когда мы огибали декоративный валун на развилке, я зло сказал:
- Не обращайте внимания. Это так, для красоты...
И чуть потише - жене:
- Дурацкие затеи товарища Гейченко. Хочет создать грандиозный парк культуры и отдыха. Цепь на дерево повесил из соображений колорита.
Мы шли по берегу озера. У подножия холма темнел очередной валун. Его украшала славянская каллиграфия очередной цитаты. Туристы окружили камень и начали жадно его фотографировать.
Пойдемте, товарищи, - бодро выкрикнул я, - шагом марш до следующей цитаты!..»

«…аллея Керн - это выдумка Гейченко. То есть, аллея, конечно, имеется. Обыкновенная липовая аллея. А Керн тут ни при чем. Может, она и близко к этой аллее не подходила»


А вот «скамья Онегина»:
P1460725

Не вижу ничего плохого в таких «выдумках». Наоборот, создает настроение.

img821

P1460728

P1460743

P1460747

P1460748

P1460749

P1460753

Довлатов: «Я отправился в Святогорский монастырь. Старухи торговали цветами у ворот»:
P1460757

В монастыре на фамильном кладбище Ганнибалов-Пушкиных рядом с Александром Сергевичем похоронены: дед Осип Абрамович Ганнибал (1806), бабушка Мария Алексеевна (1818), мать Надежда Осиповна (1836) и отец Сергей Львович (1848). За год до смерти А.С. здесь оплатил место:
P1460776

Позже здесь был похоронен архимандрит Геннадий, отпевавший Пушкина. Но при советской власти его перезахоронили.

P1460759

Работая над «Борисом Годуновым» А.С. пользовался архивом и библиотекой в братском корпусе. Сейчас в монастыре 28 насельников:
P1460786

В 1924 году монастырь закрыли, в 1949 году Успенский собор восстановили и устроили музей.

Я недолго была в монастыре. Вышла через Анастасьевские ворота и пошла вдоль монастырской ограды.

P1460793

Когда-то заказывал Пушкин в этом монастыре обедню и панихиду по болярине Георгии (это значило по лорде Байроне).



Святые врата сейчас всегда закрыты:
P1460799

На кладбище похоронены воины, павшие при освобождении и разминировании Пушкинских Гор:
P1460801


Справа Святые (Пятницкие) ворота и утраченная Пятницкая церковь:
new-68

Много информации и фотографий есть на сайте музея-заповедника .

***

Народу в заповеднике действительно очень, очень много. Это чувствуется еще в городе. Автобусы идут от станции метро Московская. Наш автобус отходил в семь утра. В это время уже стояло с десяток автобусов, а может и больше. Бродили толпы невыспавшихся теток, задававших странные вопросы:
- А вы не знаете, где мой автобус?
– Не знаю, а куда вы едете?
– Еду в Псков и Пушгоры
- Скажите название фирмы.
- Не помню. Мне вчера сказали номер автобуса, но я бумажку с номером дома забыла…

Но каким-то образом все находят свои автобусы и уезжают. Такое впечатление, что весь город отправляется в Пушгоры ловить золотую осень. И так всегда бывает с середины сентября до конца октября.
В заповеднике все автостоянки забиты машинами и автобусами так, что места всем не хватает, даже большие автобусы вынуждены парковаться на обочинах. Удивило, что практически весь транспорт с нашими номерами. Было по одному автобусу с русскими туристами из Латвии и Эстонии. Из других регионов никого не было.
По паркам бродят не сотни, а тысячи людей. В усадебные дома в Михайловском и Тригорском стоят очереди, конечно не такие как летом в Эрмитаж, но тоже надо подождать. Туристический конвейер.
Но мне это совершенно не мешало. Мои родители любили ездить каждый год в Пушкинские Горы или в отпуск или просто на несколько дней. Я ездила с ними трижды. Последний раз 45 лет назад.
В Тригорском я оторвалась от нашей группы и гуляла по парку одна. Я думала, что ничего здесь не узнаю, что все изменилось. Но нет! Все как раньше. Я ходила и узнавала, что казалось давным-давно забыла. Приятные воспоминания, как чудесно когда-то мы гуляли здесь втроем.

В этот раз наша группа останавливались в гостинице «Дружба»:
P1460610

В советское время в эту гостиницу было не попасть. Родители договаривались сначала с хозяйкой, потом в Пушгинских Горах была построена турбаза, там можно было остановиться. Я к тому, что в этой гостинице «Дружба» я не была никогда. Однако, у меня сложилось впечатление, что и в гостинице время остановилось. Но если в парке меня это обрадовало, то о гостинице не могу сказать того же.

В Тригорском есть стихийный рыночек, на котором местные продают все что душа пожелает: какие угодно грибы маринованные, соленые и сушеные; варенья самые разные; моченую ягоду; яблоки свежие и сушеные; клюкву и мед. Я не удержалась и купила соленых рыжиков, маринованных опят, клюкву и сыр с тмином. Все очень, очень вкусно!

Tags: Моя семья, Нива, Псков, вспоминаю
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…