Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Петр Телушкин и другие

Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16 метров находится чердак собора; на втором ярусе колокольни, на высоте 24 метра, находится карильон – музыкальный клавишный инструмент; на третьем ярусе колокольни, на высоте 43 метра, открытая площадка нижней звонницы, над которой часы; затем на высоте 62 метра верхняя звонница; на высоте 72 метра – фонарик.
В 1829 году во время очередной сильной бури ангел вместе с крестом и со спицей, на которой он держался, наклонился и угрожал падением. Начали делать смету на исправление ангела и креста, и оказалось, что одни леса, по которым можно было бы взобраться на такую высоту, которую имеет шпиль, должны стоить многих тысяч рублей; причислив к этому издержки самого исправления, нашли, что починка возвысится до суммы огромной и займет много времени.
Петр Телушкин, крестьянин из Вятского, Даниловского уезда Ярославской губернии, работавший в Петербурге в артели кровельщиков, подал просьбу начальству и вызвался один лично произвести все исправления в кресте и ангеле, без пособия лесов, прося платежа только за материалы 1471 рублей, которых потребует работа, награду же трудов своих предоставлял усмотрению начальства. Петру было 24 года, он был среднего роста и легко поднимал одной рукой до 13-и пудов весу.
Разрешение на проведение ремонтных работ было получено, хотя никто не надеялся на благоприятный исход дела. Тем не менее, Телушкин выполнил взятое на себя дело, проявив богатырскую силу, поразительную ловкость, а главное сообразительность.



Телушкин приступил к работе 8 октября 1830 года. За первые два дня он соорудил веревочную лестницу. Потом в течение шести недель поднимался на высоту с сумой, в которой тащил инструмент, и работал. Шесть недель под ветром и дождем, на скользком раскачивающимся шпиле он чинил ангела и крест.
Подробный отчет «О починке креста и ангела (без лесов) на шпице Петропавловского Собора, в С. Петербурге» был опубликован президентом Академии художеств А.Н. Олениным в «Сыне отечества», 1831, ч. 140, т. 18, № 14, стр. 406—414.

В октябре и ноябре прошлого 1830 года, смотря из моих окон, на С. Петербургскую крепость и на шпиц Петропавловского Собора, как я, как и мои домашние и некоторые из наших знакомых, всякой почли день любовались (но с крайним опасением и страхом) неимоверною смелостию русского кровельщика. Ожидая до сих пор, чтоб кто либо из гг. журналистов упомянул о сем чрезвычайном происшествии и не находя ни слова о том в С. Петербургских повременных сочинениях, я решился, как очевидный свидетель, воздать с моей стороны должное, по всей справедливости, смелому и досужему ремесленнику. На сей конец и приказал отыскать нашего богатыря-кровельщика, и отобрав от него род допроса, долгом почитаю сообщить оный почтенной публике.
Ярославской Губернии казенный крестьянин, кровельного цеха мастер Петр Телушкин, узнав, что предпринимается необходимая починка в кресте и в ангеле на колокольном шпице Петропавловского собора, и сообразив, сколько тысяч рублей и времени должно будет употребить на устроение лесов, для безопасного и спокойного производства сего дела, явился с письменною просьбою, - в которой объяснял, что он все исправления в кресте и в ангеле берется произвести без всяких лесов, с тем только условием, чтоб ему заплачены были материалы, нужные для сих починок; за труды же свои он ничего не назначал, предоставляя высшему начальству наградить его по благоусмотрению. Выгодные сии предложения были приняты — и Телушкин, как бедный мастеровой, не имея залогов, заложил , так сказать, жизнь свою в обеспечение принятого им на себя дела. — Вся его надежда была на свое бесстрашие, ловкость и большую телесную силу. Шесть лет сряду перед сим предприятием, он искал лучших способов к исполнению дерзновенного своего намерения, и произвел его в действие следующим образом.



В колокольном шпице Петропавловского co6opa сверх отделения над колоколами, или сверх слуховых окон, имеются два люка или отверстия в ¾ аршина в квадрате. Сии люки отворяются наружу; и чрез оные можно выходить на медную золоченую одежду шпица. Верхний люк отстоит от слуховых окон на 8 или 10 сажен. Телушкин, войдя во внутренность шпица из отделений слуховых окон, добрался сквозь деревянные внутренние укрепления (пролезая в иных местах, по стеснению, в одной рубашке) до второго или верхнего люка, с тем намерением, чтоб окинуть около шпица верёвку, дабы из нее сделать род веревочного кольца (см. на чертеже: лит. А.), которое придерживало бы его плотно к самому шпицу, в то время, когда он по нем полезет к кресту. К несчастию Телушкина в этом месте, т. е. при верхнем люке шпиц, так был еще широк в своем поперечнике, что никак нельзя было окинуть около него веревку в ѳтом месте. Сие обстоятельство принудило Телушкина привязать один конец веревки ко внутренним укреплениям шпица (лит. В.), а другим накрепко себя обхватить около пояса (л. С), скрепив тут веревку глухим узлом, и таким образом спустился на ней по наружности шпица, из верхнего люка (л. D.) на 6 сажен вниз.
Здесь Телушкин, остановясь, начал, вместе с веревкою, к поясу привязанною, обходить винтом около шпиля (л. Е), упираясь сильно ногами (т. е. носками сапогов) в вертикальные фальцы, или загибы медных золоченых листов (л. F), покрывающих Петропавловский шпиц. Фальцы сии, или загибы имеют не более двух вершков ширины; в сии-то фальцы Телушкин, упираясь ногами, захватывал их руками (лит. G.) одними только пальцами, ибо иначе придерживаться за них было ему невозможно. От сего усилия часто у него выступала кровь из под ногтей.
Таким средством, Телушкин обходя около шпица винтом , или спиралью , и подымаясь выше и выше, подбирая за собою увивающуюся кольцом веревку (л. Н.) около шпица, наконец достигнул снаружи до верхнего люка (л. D.). Вошедши чрез оный во внутренность шпица, он к привязанной около пояса веревке приделал крепкую из оной петлю (л. I), и отвязав другой конец сей веревки, привязанной ко внутренним укреплениям шпица, продернул сей конец (л. К.) сквозь петлю (д. I.) у пояса, чтоб веревочное кольцо, обведенное около шпица (л. А.) по мере утонения оного (когда по нем подниматься будет) беспрестанно стягивать к поясу, дабы его не относило от шпица. — Здесь нужно заметить, что вдоль по шпицу, в 4 ½ аршинах друг от друга, начиная от верхнего люка до оконечности шпица, под яблоком, прикреплены крюки железные , (л. L,), выступающие на два вершка от медной крыши (по малости масштаба, сии крюки в чертеже не показаны, но означены только точками под литерами : Z Z Z). Телушкин придумал ими воспользоваться. На сей конец, взяв из внутренности шпица приготовленные там две веревки , (л. М.), он на оконечности каждой сделал по глухой петле (л. N.), а несколько пониже по другой глухой же петле (л. О.), в которую продел другой конец веревки (л. Р.). Приготовленные таким образом две веревки накинул он на крюк первыми их петлями, от верхнего люка через один крюк, т. е. на 8 аршин вышины. Тут, придерживаясь одной рукой за веревку (л. Q.) от той петли, у крюка висящую, а ногою став, на ту же веревку (л. R.), во вторую петлю продетую, сей конец веревки, другою рукою (л. S.) сквозь вторую петлю, притягивал к крюку в верх, сгибал сим действием ногу (л. Т.) и привязывая сей конец на время пристяжным ямским узлом, ко второй петле (л. S.). Употребляя то же средство и для другой ноги, он, согнувши их наравне одну с другою, и распрямивши их вдруг, поднимался в верх всем телом, стягивая в то же время к поясу обведенное около шпица веревочное кольцо (л. А.). Поднявшись таким образом до самого крюка, за который задеты были первые петли у двух подъемных веревок, (л. М.), он, сперва став обеими ногами на одну веревку, другую петлю зацепил за другой крюк. Перейдя же на сию последнюю, он то же делал с другою, веревкою, и таким образом накидывая попеременно две сии петли с веревками на крюки, и подымаясь на них постепенно Телушкин наконец долез до самого яблока, или шара. Сия часть шпица имеет 4 аршина в поперечнике; следсвенно около двух аршин свеса со всех сторон шпица.

Тут Телушкину предлежало довершить последнее действие дерзновенного его предприятия. — Нужно заметить, что в этом месте окружность шпица (лит. U) не более имеет одного аршина в поперечнике. — Телушкин, захватив шпиц около сего места другими веревками сделал себе из них два новые стремени, или петли (л. V) в которые он просунул ступни ног своих до подъема; другого же веревкою также за оконечность шпица захваченною, он обвил себя па крепко около пояса (л. W), и тогда опираясь ногами в шпиц, повис всем телом на этой веревке. В таковом почти горизонтальном положении, Телушкин, собрав в обе руки, свернувши бухтою (бухта, речение морское, означающее веревку, свернутую в несколько кругов один на другом для перебрасывания с судна на берег, или vice versa), имевшуюся за поясом его шестисаженную веревку (л. X.), которой один конец был привязан к оконечности шпица (л. Y) взбросил другой на яблоко, чтоб захватить им крест. Пользуясь сильным ветром, который раскачивал даже самый шпиц, Телушкин так ловко и удачно окинул свою веревку около креста, что свободный ее конец помощию ветра мигом попал к нему в руки. — Тогда, сделав петлю на самом этом конце, он начал веревку передергивать около креста, так, чтобы она вдвойне за оный захватывала, и чтобы тем концом можно было затянуть ее за крест. Таким образом Телушкин, передернув веревку около креста, начал делать петли на свободном ее конце, чтоб из оных составить себе род лесенки, которая бы одним концом была прикреплена к кресту, а другим к оконечности шпица. — По этой уже лесенке Телушкин взобравшись на шар, спокойно принялся за свою работу. Нередко мы его видели, тo поднимающим ангела (имеющего 5 аршин вышины), тo сидящим на его крыле и починивающим оное, — то на самой перекладине креста, (имеющего 9 аршин вышины), спокойно прикрепляющим оторванные от него листы. — Все это мы видели самым ясным образом посредством подзорной трубы.
На третий день сих воздушных походов Телушкин, приготовя веревочную лесенку, или трапку, в 26 сажен длины, встaщил один ее конец на яблоко, и привязал его за крест, а другой к деревянным слуховым окнам. Сим средством он стал свободно уже ходить на работу отстоящую от поверхности земли (по имеющимся чертежам Петропавловского собора и его шпицa), на 51 сажен без креста, а по измерению Телушкина посредством веревки, с крестом на 65 сажен. По сей-то лестнице Телушкин, взлезая на шар, в течение шести недель починил на кресте оторванные ветром листы, крыло у ангела, и поднял его по кресту на 8 вершков, не могши возвысить на ¾ аршин, потому что крест, от движения ангела по ветру, слишком в этом месте обтерся.
Вот все подвиги кровельщика Телушкина на шпице Петропавловского собора. Предоставляю благосклонным читателям сей статьи оценить бесстрашие, присутствие духа и усердие кровельщика Телушкина!
Может быть, иной скажет: „все это прекрасно, да надобно еще посмотреть, хорошо ли Телушкин исправил все повреждения?" — Дело: для чего нет! — Он всегда готов свою работу показать тому, кто согласится взлезть на яблоко у шпица, по веревочной его лесенке, за неимением другого удобнейшего хода!


Сохранилось изображение Петра Телушкина — портрет работы Г. Г. Чернецова. Этот портрет — эскиз для картины «Парад на Марсовом поле в 1831 году», где Телушкин изображён в числе 223 петербургских знаменитостей того времени.


В Вятском есть улица, названная в честь Петра Телушкина. А в музее Русской предприимчивости ему посвящена небольшая экспозиция:



Крупной фигурой среди отходников Вятской волости во второй половине XIX века был кровельщик, подрядчик, поставщик двора Его Императорского Величества, крестьянин Александр Иванович Верещагин (1843-1917). Родители Верещагина были казенными крестьянами. Александр Иванович сотрудничал с петербургской школой десятников, преподавал моделирование. Был одним из организаторов 15-го юбилейного собрания Императорского общества архитекторов в 1906 году, где из четырех десятников, получивших почетные награды, три человека были выпускниками петербургской школы и все трое – его земляки: А.Ф. Телушкин из Вятского, А.Н. Копылов из Дмитриевского, П.А. Никонов из Никольского.
Артель Верещагина получала подряды на самые ответственные работы: Спас-на-Крови, дом компании «Зингер», музей Суворова, особняк Кшесинской, Мариинский театр, а также доходные дома, дворцы, церкви.
В 1899 году крестьянин Верещагин построил собственный доходный дом на Рижском, 10:


В музее Русской предприимчивости в Вятском есть несколько фотографий крестьян кровельщиков.
На переднем плане инструменты, образцы водосточных труб. Ученики обнимают своих четвероногих друзей:


Так выглядели обычные крестьяне-кровельщики в начале ХХ века – серьезные мастера:




Сейчас на доме Верещагина такой красоты не увидишь, обычные трубы:


Подробно о Верещагине, его семье, о доме можно почитать здесь.


Каменщики




Tags: Любимый город, Ярославль
Subscribe

  • Изборск

    7 октября 2017, 16:00-18:00 Известно, что древний Псков, богатый и людный, окружил себя когда-то целым кольцом пригородов для защиты от врагов;…

  • Слобода Тобале́нец

    8 октября 2017, 9:15-14:30 История слободы Тобаленец восходит ко второй половине XVI века. В 1547 году тут на, так называемых, Синичьих горах,…

  • Кемь. Храмы

    25 июня 2016, 15:35-16:00 Западная сторона Белого моря называется Русское Поморье. Побережье от Кандалакши до Кеми называется Карельский берег, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments