Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Архитектор Андрей Леонтьевич Гун (1)

В 2002 году вышла книга «Петербург немецких архитекторов. От барокко до авангарда», авторы Кириков Б. М. и Штиглиц М. С. Как ясно из названия книга посвящена деятельности архитекторов немецкого происхождения. Всего в книге 76 очерков, также даны краткие сведения о 400-х немецких архитекторах. Книгу эту я не читала, но она есть у моих родственников, поэтому только просмотрела по диагонали.
Немецкие архитекторы это, прямо скажем, не французские, и уж конечно не итальянские архитекторы. Немецкие как могли, так и строили. Но зато их было много. То, что мы сегодня видим на улицах города, это результат их активной деятельности. С середины XIX и до начала XX века они не только строили новые дома, но по заказам домовладельцев перестраивали уже существующие здания, перелицовывали фасады. Если в Париже мало шедевров, но зато много просто очень хорошей архитектуры, то у нас это или Шедевр или чёрт знает что. Средина практически отсутствует. Увы, в нашем климате итальянцы долго не живут, поэтому шедевров не так много как хотелось бы. Хорошей архитектуры мало, хороших русских архитекторов, учившихся у итальянцев совсем немного.
Вот об одном хорошем архитекторе, выходце из остзейских немцев я хочу сегодня рассказать.
Гун Генрих (Андрей) Леонтьевич (1841 -1924), архитектор, декоратор, рисовальщик, художник-прикладник, академик (1867), действительный член петербургской Академии Художеств (1907). Учился в петербургской Академии Художеств на архитекторском отделении (1860-64). Получил медали: 2-ю серебряную за проект вокзала на водах (1861), 1-ю серебряную за проект монастырских ворот с колокольней (1863), звание классного художника 3-й степени.

В 1873 на всемирной выставке в Вене награжден медалью "За искусство". Преподаватель (с 1896), профессор (с 1901), почетный член Совета (с 1912) Института гражданских инженеров. Член-учредитель Петербургского общества архитекторов. В интернете не нашла, но знаю, что ещё Гун преподавал в институте Путей Сообщения. Член-учредитель Петербургского общества архитекторов, член редколлегии журнала «Зодчий». Осуществил перестройку Петергофской гранильной фабрики, в 1873-86 - ее художественный руководитель, с 1886 – 1911 директор.
Был похоронен на Новодевичьем кладбище в С.-Петербурге (могила не сохранилась).

Сегодня о нем как архитекторе, а затем как о директоре Петергофской гранильной фабрики.
С начала 1870-х А.Л. Гун выступил сторонником "русского стиля", осваивал новые композиционные приемы и декоративные мотивы, свойственные деревянному народному зодчеству. Основные постройки этого периода осуществлены в Москве, А.Л. Гун первым выстроил в Москве деревянный особняк в "русском стиле".
Москву я совсем не знаю, поэтому очень удивилась, когда узнала, что этот самый первый московский дом в «русском» стиле в самом центе Москвы жив до сих пор. Это дом Пороховщикова в Староконюшенном переулке 36. Дом был построен в 1872.


Макет этого дома был удостоен премии Всемирной выставки в Париже.


Бревенчатое здание было во многом схоже с павильонами Политехнической выставки, среди которых — Народный театр архитектора Гартмана, построенный в это же время. Также по заказу купца Пороховщикова — активного сторонника фольклорного варианта русского стиля — Гун вскоре сооружает концертный зал гостиницы «Славянский базар», выстроенной в 1875 году венским архитектором Августом Вебером (1836–1903). Примечательно, что второй зал, непосредственно соседствующий с концертным и расписанный гербами русских губерний, был, как пишет Лев Даль, «недурно» оформлен «в немецком вкусе». Концертный зал Андрея Гуна вместе с Народным театром Виктора Гартмана положили начало новой традиции проектирования театров в русском стиле.

Из воспоминаний Репина:
Зимою 1871-1872 годов, по заказу строителя "Славянского базара" А. А. Пороховщикова, я писал картину, представляющую группу славянских композиторов: русских, поляков и чехов.
Андрей Леонтьевич Гун, работавший по соседству с моей мастерской, имел богатейший материал новых образчиков орнаментики русского стиля, который в то время уже начали жестоко опошлять петухами, топорами, рукавицами и т. п. Гун, изящный художник и орнаментист русский, неисчерпаемо заполнял бумагу новыми мотивами своего плодовитого карандаша.
Этот милый, добрый талант, как истинный художник-архитектор, представил мне на выбор богатейший материал совсем новых собственных композиций.


Кроме того в Москве Гуном были разработаны проекты здания Московской городской думы (совм. с А. И. Резановым) и дома князя Чернова в Колпачном пер. (оба не сохранились).

В 1865 совместно с Шретером выполнил конкурсный проект Александро-Невского собора в Тифлисе (2-я премия).

На Украине известны две работы Гуна: особняк Терещенко в Киеве (ул. Терещенковская 9) и Трех-Анастасиевский собор в Глухове.
На участке №9 первоначально стоял небольшой особняк, но в 1882–1884 гг. к нему был пристроен роскошный двухэтажный палаццо по проекту архитекторов Гуна и Николаева. На фасаде хорошо заметны горельефы во фризе, на которых сцены жертвоприношения чередуются со сценами веселого досуга. Первоначально главный вход был эффектно оформлен кариатидами, но они не сохранились. Исключительной роскошью отличаются интерьеры — вестибюль, парадная лестница и господские помещения второго этажа: Серебряная и Золотая гостиные, просторный Белый зал, художественно отделанные деревом кабинет и столовая, курительная в турецком стиле. Теперь в этом здании находится Музей русского искусства:


По инициативе Терещенко в Глухове заново построили Трех-Анастасиевскую церковь, так как старая сильно пострадала от пожара. Собор построили в 1885-1886 годах. Во время войны собор пострадал, центральная баня храма была разрушена, ее отстроили после войны в немного измененных формах – высоту подбанника несколько уменьшили, а первоначальный эллипсоидный купол заменили сплющенным сферическим Уже в наше время в 1983 году был ремонт. До ремонта, центральную часть храма венчал православный "расцветший крест", выполненный по чертежам автора храма А. Л. Гуна. В 1983 г. все кресты были зачем-то заменены новыми, католическими так называемыми кардинальскими крестами:


У нас в Петербурге Гун получил известность как автор доходных домов и гражданских зданий, а также одного из петербургских дворцов.
Вместе с В. А. Шретером и Р. Шмеллингом, он участвовал в строительстве дворца великого князя Владимира Александровича на Дворцовой набережной 26 (1867-1872):


Перестройка и расширение доходных домов Пионерская ул., 13 (1867). Наш город - город контрастов:


Гороховая ул., 54 (1870):



Перестройка доходного дома Прачечный пер., 5 (1873)




Перестройка дома Корфа Почтамтская ул., 8 (1881-1886). По фасаду дом двухэтажный:


Зато во дворе трех-четырех этажные флигели. Видно, что пятый этаж надстроили позже. Двор просторный, светлый, зелёный:


В 1882 году второй премией был удостоен проект храма Спаса на-Крови «1 марта 1881 года» академиков И. С. Китнера и А. Л. Гуна.

Перестроил дом своего брата Ф. Л. Гуна на Театральной площади 2. В 1874 г. он переделал фасад в стиле французского Возрождения и поднял среднюю часть еще на этаж. Цитата из журнала «Зодчий» за 1875:
«Поклонение тому или другому стилю предпочтительно перед всеми другими направлениями — явление вредное для развития искусства, потому что не дает простора творчеству художника, особенно заставляя его довольствоваться мелкими заимствованиями готовых форм и мотивов. Истинному художнику такое подражательное отношение к искусству всегда не по душе, потому что в его глазах только те произведения заслуживают внимания, в которых видна самобытность, придающая сооружениям прелесть новизны». Преимущественное применение одного стиля, продолжает автор, порождает «равнодушие к произведениям подчас действительно хорошим, но успевшим надоесть своими однообразными родственными чертами. С любовью останавливаешься поэтому на таких работах, где видно стремление к самостоятельной разработке новых мотивов». К числу таковых он причисляет дом Ф.Л.Гуна на Офицерской улице в Петербурге, спроектированный А. Л. Гуном с применением мотивов старинных французских построек времен Генриха II и Франциска I

В 1909 г. гражданский инженер С. Андреев, став владельцем дома, надстроил боковые части здания до пятого этажа. В таком виде здание дошло до наших дней.


Почетный гражданин Ф. Л. Гун был одним из основателей Русского общества страхования от огня. Для этого общества архитектор А. Л. Гун перестроил здание по Гороховой 7. Фасады здания Русского общества страхования от огня Гун декорировал рустованными лопатками, филенками и гирляндами, напоминающими о раннем классицизме или "стиле Людовика XVI", а так же лучковыми сандриками "барочного" рисунка. С 1895 года Русское общество страхования от огня стало страховать и транспортные средства, а потому сменило название на Русское страховое общество. В 1912 гражданские инженеры А. Н. Веретенников и Б. А. Липавский надстроили здание.



Мне очень нравится особняк Э. Кирштена (Рижский пр. 27), построенный в 1878–1879 годах. Он расположен в глубине двора, главным фасадом обращен в сад, в котором сохранились остатки искусственного ландшафта. Сохранились несколько парадных помещений, вестибюль с витражом, выполненным в технике травления. Семья Кирштенов — основатели знаменитой петербургской обувной фабрики «Скороход». Сейчас у дома новый владелец, дом пока в заброшенном состоянии. Во дворе сохранились конюшни и гараж по проекту Гуна, но во двор сейчас не попасть:




В доме на углу Невского 45 и Рубинштейна 2 располагалось с 1858 года Мариинское женское училище, которое с 1862 года стало Мариинской женской гимназией. Это было самое первое в России всесословное общеобразовательное учреждение. Для мальчиков подобные гимназии были открыты несколько позже. Через несколько лет специально для Мариинской гимназии было построено здание в Чернышовом переулке (сейчас ул. Ломоносова) 13.


Поэтому здание на Невском 45 освободилось, в 1875-1877 годах А. Л. Гун перестроил дом для И. И. Ростовцева. Дом был надстроен двумя этажами, изменены фасады - сочетание элементов ренессанса, классицизма и барокко. Позже, когда в начале XX века дом принадлежал Д. И. Филиппову, крупнейшему владельцу сети булочных и кондитерских, в доме открылась кондитерская-кофейня. Потом там было так называемое кафе-автомат. Папа рассказывал мне, что до войны на улице рядом с этим кафе стоял автомат по продаже водки (!). Водка в автомате стоила очень дешево, надо было бросить всего одну монету, и наливался полный стакан водки. Сейчас там Макдональдс. Фасад по Рубинштейна:


В 1879-1880 годах для Э. Ф. Юнкерcа (Б. Морская 59) Гун надстрил второй этаж, пристроил левую часть на месте ворот, перестроил фасады, вид которых сохранился до настоящего времени (кроме исчезнувшего после войны металлического кованого козырька над подъездом и солнцезащитных оконных тентов). Стены рустованы, окна во втором парадном этаже полуарочные, центр украшают четыре колонны, окно второго этажа и фронтон. Эркер слева над аркой завершается шатром с лучковым разорванным фронтоном:




Первая жена А.Л. Гуна была итальянкой. Наш климат был ей вреден, она всё время болела. Семья постоянно ездила на лечение на юг Франции. Мне кажется, что эти вынужденные частые поездки повлияли на вкус архитектора. В домах, которые строил Гун, есть итальянское изящество, хорошие пропорции, прекрасный вкус и чувство меры.

Дом попечительства о народной трезвости на набережной Обводного кананала, 116 (1904-1908, арх. Г. Г. Гримм, А. Л. Гун, Г. Г. фон Голли) с церковью при нем. Церковь Воскресения Христова построена в "русском" стиле с элементами модерна. Бесстолпный храм с мощным центральным световым барабаном, увенчанным куполом, и шатровой колокольней высотой 64 м имеет три придела и вмещает 4 тыс. человек. Его фасады облицованы декоративным кирпичом, карнизы, оконные наличники и шатер отделаны песчаником. Углы главного объема оформлены в виде башенок, увенчанных главками.


Образа для главного иконостаса, сделанного по проекту А. Л. Гуна, написали ученики иконописной школы Комитета попечительства о русской иконописи; большой наружный образ „Воскресение Христово“ исполнил в 1909 художник С. Т. Шелков. В 1913–1914 была закончена наружная отделка церкви, и профессор В. Т. Перминов начал внутри роспись маслом, длившуюся два года, по картонам, с которых делались мозаики для „Спаса на крови“.
Церковь была построена для рабочих, которые работали на фабриках и заводах, которых и по сей день много на Обводном. Ещё её называют «Варшавка», «Церковь всех трезвенников», или «Церковь с бутылочкой» (колокольня по форме напоминает бутылку). С 1914 храмом владело Александро-Невское братство трезвости, сделавшее его своим центром.
И в наши дни в храме есть почитаемая икона «Неупиваемая чаша», которая якобы исцеляет от болезни. Сейчас церковь на реставрации, вся в лесах, поэтому фото из интернета:


Вот рисунок трехмерного иконостаса А.Л. Гуна, сейчас этот иконостас сделали и установили. На видео о реконструкции трехмерного иконостаса архитектор в руках держит чертёж по рисунку Гуна:



Tags: Вспоминаю, Гун, Любимый город, Моя семья
Subscribe

  • Сельские школы в Островно и в «Чайке»

    9 июля 2017, воскресенье Село Островно находится практически в центре Удомельского района. Село впервые упомянуто в 1498 году, когда после…

  • Слобода Тобале́нец

    8 октября 2017, 9:15-14:30 История слободы Тобаленец восходит ко второй половине XVI века. В 1547 году тут на, так называемых, Синичьих горах,…

  • «Осударева дорога»

    23 июня 2016, 21:30 – 23:59 После ужина мы решили поехать в Повенец к Беломорско-Балтийскому каналу. Собирались ехать все вместе, но в последний…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments