Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Category:

Наш дом

Раньше наша семья жила в доме на улице Гороховой 56. Об истории постройки дома и его обитателях читала в интернете и в книге «Гроховая улица» : В 1965 году в доме был сделан капитальный ремонт, появилось центральное отопление и горячая вода. А мне бы сейчас хотелось вспомнить, как мы жили раньше, ещё до 65-го года. Наша семья жила на третьем этаже. В квартиру можно было подняться либо с улицы по парадной лестнице, либо со двора по чёрной лестнице. Сейчас от парадной лестницы уже почти ничего не осталось, после капитального ремонта на первом этаже сделали магазин, вход с улицы стал входом в магазин, а со двора пробили стену на парадную лестницу. Раньше в парадной на первом этаже была печка, которую топил дворник. Поэтому в парадной всегда было тепло. На площадке между третьим и четвёртым этажом мозаикой выложена ладонь строителя, который надстраивал дом в конце 19-го века. Парадная лестница была широкой и пологой, с большими площадками. Подниматься по ней было очень легко. Со двора шла чёрная лестница, узкая и крутая. Никакой печки там не было. Внизу был вход в подвал. Пол был выложен опилками. Зимой покупали пиленый лед и укладывали его на опилки. Летом пользовались как холодильником, выносили всё на лёд. На каждом этаже под окнами были сделаны большие шкафы, в которых зимой хранили запасы овощей, картошки, стояли бочки квашеной капусты, другие заготовки. Так как черная лестница не отапливалась, там всегда было холодно, продукты не портились. С чёрной лестницы в квартиру вход был прямо на кухню. Там были две двойные двери. То есть между дверями было приблизительно полметра. Там были сделаны междверные полки по ширине в одну дверную створку. На этих полках тоже хранились продукты. В кухне на окне со стороны дворового фасада висел большой деревянный ящик, который зимой использовался как холодильник. Каждый день вечером дворник на ночь запирал парадную и ворота. Если возвращались домой слишком поздно, то надо было дать дворнику чаевые, чтобы он открыл парадную. Дворники дежурили всю ночь, если на улице что-нибудь случалось, то дворники очень громко свистели в свистки. В нашем дворе не было снеготаялки, снег зимой со двора не вывозили, дворник просто сгребал снег к центру двора. Поэтому к весне во дворе была огромная гора снега. А вот в соседнем дворе была снеготаялка. Это был большой деревянный ящик, который стоял впритык к стене дома. Из стены дома торчала труба, вставленная в ящик, по которой циркулировала горячая вода. Дворник весь снег сваливал в этот ящик, снег таял, двор был чистый. У нас во дворе был дровяной сарай. В нашей семье было принято покупать дрова весной. Благодаря этому обычаю у нас во время блокады все книги сохранились, так как в 41-м году осенью уже невозможно было купить дрова. У нас топили печку два раза в день, чтобы, когда вечером приходили с работы, в квартире было тепло и уютно. Я спала рядом с печкой. Заботливая мама привязывала моё одеяло, чтобы я не распахивалась и не простужалась. Выбраться из под этого одеяла, когда становилось жарко, было невозможно. Наверно поэтому я до сих пор не люблю топить печку, из-за того, что не получается держать постоянную температуру. Во дворе во флигеле в полуподвальном помещении была прачечная, которой могли пользоваться все жильцы дома. Дворник топил, чтобы была горячая вода, стояли большие корыта, в которых можно было стирать и полоскать бельё. Сушили бельё на чердаке. У каждой квартиры было своё место для сушки, свои верёвки. Чердак запирался, ключи были у всех жильцов. В баню ходили напротив в Казачий переулок. Переулок тогда официально назывался Ильича, но на самом деле все говорили по-прежнему – Казачий. Бани эти я плохо помню. В парную мы не ходили никогда, только в душевое отделение. В раздевалке стояли скамейки и были вешалки. Верхнюю одежду сдавали в гардероб. Ещё во дворе между флигелями было место, где раньше был каретный сарай хозяйки дома Анны Петровны Чувалдиной. Там было здорово играть в прятки. Двор дома. Слева место бывшего каретного сарая. В полуподвале была домовая прачечная, теперь сделали квартиру: Все потолки в комнатах были украшены замечательной лепниной. Печки были отделаны кафельной плиткой с мраморными полками. Комнатные двери были резные, с красивыми ручками. Над каждой дверью были приделаны красивые карнизы, на которых висели портьеры с какими-то кисточками. Очень красивые ручки были на окнах. На зиму все окна обязательно заклеивали, чтобы не дуло. Полы везде был паркетные, которые натирали мастикой и тёрли щёткой, потом купили полотёр. На третьем этаже были самые высокие потолки, почти четыре метра, в других этажах потолки были гораздо ниже, хотя по фасаду этого почти не заметно. До капитального ремонта комнаты были очень большими, на два-три окна каждая. После капитального ремонта нагородили уйму комнат на одно окно, получились жутко узкие непропорциональные помещения мало пригодные для жилья. Большинство жильцов, которые жили по парадной лестнице были из «бывших». Все друг друга прекрасно знали, дети дружили. Папа говорил, что уплотнять начали приблизительно с 1928 года. Тогда появилось много новых жильцов. После блокады ещё добавилось новых жильцов. Новые жильцы стали воровать всё подряд друг у друга и у «бывших» - бельё с чердака, продукты из шкафов на чёрной лестнице, дрова. Пришлось купить замки и всё запирать. Раньше в нашем доме такого не было. Я до сих пор на даче ничего не запирала. Как-то в голове не укладывается, что соседи могут воровать. Напротив нашего дома в Казачьем переулке музей-квартира Ленина. Сейчас там есть ещё музей, посвящённый разночинцам. Слышала, что хороший. А в 1970 был юбилей – сто лет со дня рождения вождя. Сотрудники музея провели титаническую работу и выяснили, что во время проживания в Казачьем переулке Владимир Ильич приболел, а также лечил зубы. Так вот, они выяснили, что в доме на Гороховой 56 на третьем этаже жил врач-терапевт Смолич, а как раз над ним на четвёртом этаже принимал врач-стоматолог Добкович. Видимо не сложно было узнать, что в доме в 1970-х годах проживали люди с такими же фамилиями. Сначала историки пришли к Добковичу, узнать – не помнит ли он среди пациентов отца Владимира Ильича. Старик Добкович всё отрицал, отца не выдал. Потом «историки» пришли к нам. От них шарахнулись как от нечистой силы. Наконец они отвязались. «Бывшие» потом ещё долго шепотом между собой обсуждали «исторический» десант, радовались, что отделались на сей раз легким испугом. А вот на пятом этаже нашего дома раньше проживал карточный шулер. Играл он в Дворянском собрании на Владимирском, там где сейчас театр Ленсовета. Так вот вскоре после революции он остался без работы. Зато у него было поразительное сходство с Владимиром Ильичем, просто двойник. Так он в 30-е годы снимался в «документальных» фильмах в роли вождя пролетариата. Это были чисто постановочные съёмки с актёрами в павильоне, которые потом выдавали за документальную хронику. Но в нашем доме, все всё прекрасно знали. К счастью в 70-х нашего милого соседа уже не было в живых, «историки» им уже не интересовались. Мужчины тогда ещё ходили в пальто и в шляпах. Когда на улице встречали знакомых, обязательно чуть склоняли голову и приподнимали шляпу. Когда к нам приходили гости, маме целовали руку. Подумать только. Это было совсем недавно. А потом, постепенно в 80-е годы жильцы стали получать отдельные квартиры в новостройках, а комнаты в коммунальных квартирах стали давать людям, которые приехали из других городов, работали на заводах и жили в общежитиях. Сейчас в нашем доме уже никого не осталось из прежних жильцов. В 90-е годы какой-то сантехник в парадной отключил отопление. Все батареи разорвало. В парадной стало холодно, она промерзала, на стенах появилась плесень. Сейчас в парадной сделали ремонт. За овощами ходили только на Сенной, хотя в доме напротив, на Гороховой 61, была зеленная. В доме 54 была булочная. Ещё булочная была в Казачьем 9. Но самая интересная булочная была угол Загородного и Казачьего, там где сейчас Сладкоежка, а перед этим ресторан «Плакучая Ива». В одной витрине, которая выходит в Казачий, в 1960-е годы были установлены автоматы по продаже хлеба и булки. Автоматы эти работали круглосуточно. В каждом автомате была маленькая витринка, где лежал образец булочки или хлеба. То есть прямо с улицы надо было бросить в автомат монетки, и тогда из лотка выпрыгивала булка. Но продержались эти автоматы лет десять, потом видно сломались и их убрали. А жаль. В том же доме там, где сейчас магазины «Продукты» и «Пиво», был хороший гастроном. Магазин напротив Витебского вокзала, поэтому там всегда были очереди. Ещё гастроном был в полукруглом доме на Гороховой, там ещё круглый дом во дворе. В этом магазине всегда был зефир в шоколаде. И ещё был аквариум, где плавала живая рыба. В соковом отделе в больших стеклянных конических сосудах был сок. Внизу был кран, из которого наливали в стакан. На прилавке был фонтанчик, в котором продавец мыла стаканы. А напротив этого магазина, была молочная. Там ещё продавали яйца-бой в «майонезных» баночках, молоко и кефир в стеклянных бутылках. Сейчас там узбекский рсторан. Везде читаю, что семёновские бега разобрали в самом начале 1960-х. А я их еще хорошо помню. Наверно уже начали строить ТЮЗ, а часть бегов ещё не разобрали. Мы туда с папой часто гулять ходили. Детский сад был на Гороховой 67 на втором (?) этаже, он занимал весь этаж. Заведующая детским садом, Тамара Яковлевна, была уже пожилой женщиной. Потом, когда я уже училась в школе, она, когда видела меня на улице, всегда спрашивала как дела в школе. Она жила в доме Гороховая 64. Показывала, где во дворе во флигеле были окна квартиры Распутина. Говорила, что в ту парадную не пускали посторонних, и там всегда была охрана. Папа говорил, что во время НЭПа по Гороховой везде на первых этажах были лавки, приказчики к бабушке обращались по-старому – мадам. Папа помнил наводнение 1924 года. Он сидел у окна и смотрел как плавают деревянные плашки, которыми была выложена часть улицы или дворов. Он говорил, что плашек много плавало. И ещё, из-за того, что лавки были в полуподвалах, люди не видели, оступались и проваливались вниз.
Tags: Вспоминаю
Subscribe

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Вятское. Учащие и учащиеся

    11 октября 2019 Село Вятское было казенным, проживали в нем государственные крестьяне. В 1842 году здесь было открыто первое в Даниловском уезде…

  • Петр Телушкин и другие

    Самое высокое здание Петербурга с 1733 по 2012 гг. - колокольня Петропавловского собора, высота 122,5 метра. Колокольня имеет три яруса. На высоте 16…

  • Село Ново-Спасское, Рыбницы тож

    11 октября 2019 Автобус из Красного Профинтерна на Ярославль отправился с небольшим опозданием. Через две минуты проехали Тюнбу, потом через минуту…