Александра Смолич (amsmolich) wrote,
Александра Смолич
amsmolich

Categories:

Небываемое бывает


Уже где-то тут недавно писала, что 55 лет назад моя мама приехала из Иркутска в Ленинград. До этого мама была в Ленинграде один раз по туристической путёвке. А когда она приехала сюда насовсем, то она огляделась по сторонам и приобрела на всю жизнь комплекс. Комплекс называется «Я совершенно не знаю город». И она стала над этим работать. За последние полвека дом наш буквально завален краелюбческой литературой. Все газетные заметки, посвященные истории города, вырезаются, подписывается дата и подшиваются в специальные папочки. Каждый день по радио она слушает программу про наш город - «Городской наблюдатель». Зимой мама ходит на так называемые интерьерные экскурсии по особнякам и музеям-квартирам, в тёплое время года на пешеходные экскурсии по местам, куда не ступала нога даже местных жителей. Но мама не любит ходить одна. Раньше они ходили вместе с папой, который ради неё делал всё что угодно. А последние лет десять приходиться мне отдуваться. При этом у меня как не было никаких комплексов, так и нет. Ну не знаю город и ладно. А мамин комплекс только усугубляется.

В мае мы уже ходили на экскурсию из двух частей в Калинкину деревню, в Большую Коломну и на Гутуевский и Канонерский острова. На последнюю экскурсию мне особенно не хотелось. Западнее Екатерингофки я никогда в жизни не была, потому что считала, что там абсолютно нечего делать. Как оказалось совершенно напрасно.
Сегодня хочу скомпилировать два маленьких кусочка из первой экскурсии в Калинкину деревню и из экскурсии на Гутуевский остров. Тем более, что на днях у нас случится «День города». А вот на этих двух экскурсиях нам рассказывали, какие события произошли буквально накануне официальной даты основания города. Экскурсовод Лидия Васильевна так живо нам обо всём рассказывала, что мне в какой-то момент показалось, что я сама сижу в засаде на Гутуевском и тревожно вглядываюсь, не видать ли на горизонте шведскую эскадру. Пожалела, что подзорную трубу с собой не захватила.


Взяв шведскую крепость Шлиссельбург, Петр двигался к устью Невы. 25 апреля войско графа Шереметева подошло к крепости Ниеншанц и осадило ее. Начинают штурмовать, но неудачно. Тут Пётр заволновался, он испугался, что на помощь Ниеншанцу может подойти шведская эскадра, которая стояла в это время в Выборге. Поэтому Пётр 27 апреля, минуя Ниеншанц, на лодках вместе с семёновцами и преображенцами спустился вниз по Неве и вышел в Чёрную речку (так тогда называли Екатерингофку). Он должен был проверить, есть ли на взморье шведская эскадра. Если эскадры нет, то можно снова штурмовать Ниеншанц. Он здесь переночевал, посетил несколько мыз, раздал чухонцам грамоты, гарантирующие полную безопасность местного населения и призывающие не покидать своих домов. И 29 апреля вернулся к Ниеншанцу, а здесь на острове оставил засаду для наблюдения (справа, там, где сейчас строят набережную).



Силы были не равны, гарнизон крепости рассчитывал на подмогу, но шведская эскадра так и не появилась. Утром 1 мая Ниеншанц сдался. По условиям капитуляции гарнизон крепости с женами, детьми, слугами и жителями города Ниена должен был отправиться под присмотром конвоя в Нарву. Шведы вышли из крепости с развернутыми знаменами, барабанным боем, при полной амуниции, ружьях и четырех полковых пушках. В обоз им разрешили взять месячный запас продовольствия.

И тут на следующий день, 2 мая, с Гутуевского острова примчался гонец. Невдалеке от устья Невы появилась шведская эскадра из девяти судов под командованием адмирала Нумерса. Шведский адмирал двумя пушечными выстрелами дал знать о своем прибытии гарнизону Ниеншанца, о судьбе которого он, конечно, не знал. Шведы ждали лоцманов из Ниеншанца, чтобы они провели их вверх по Неве. С целью обмануть шведов, Шереметев приказал ответить двумя же выстрелами из русского лагеря и повторять этот сигнал ежедневно утром и вечером. Шведы поддались обману и спокойно оставались на взморье. Шведы видели, что на Гутуевском острове есть горстка русских солдат, но это их не смутило.
5 мая от шведской эскадры отделились бот «Гедан» и шнява «Астрильд», направились к Неве и стали в ней недалеко от устья. Об этом тотчас дали знать Петру в Шлотбург (так он переименовал Ниеншанц). Пётр решил атаковать «Гедан» и «Астрильд». В тот же день русский отряд на 30 лодках под командованием Петра и Меншикова (ибо "понеже иных, на море знающих, никого не было") двинулся навстречу. В лодках сидели гвардейцы Преображенского и Семёновского полков. Пётр «тихой греблею» спрятался у островка, который шведы называли «Овечий хост» (Подзорный остров). Как только Пётр увидел Меньшикова, он дал команду «Быстрой греблею вперёд!». Шведы на «Гедане» и «Астрильде» никак не ожидали, что сухопутные войска на лодках будут атаковать. Поэтому пока они ставили паруса, поднимали якоря, наши солдаты бросили крюки, к которым были привязаны верёвки и пошли на абордаж. Из 80-и шведов в живых осталось то ли 13, то ли 17 человек. «Гедан» и «Астрель» утром уже шли под Андреевским флагом в Ниеншанц.

На левом берегу Фонтанки (на фото почти в центре) там, где сейчас корпуса, был остров «Овечий хвост», на котором позже построили дворец:



Наших и шведов с воинскими почестями похоронили рядом с Калинкиной деревней. Сейчас на этом месте скверик.

В память об этой победе Пётр получил из рук Шереметева высшую награду – орден Андрея Первозванного. А Семёновцы и Преображенцы получил медали, на одной стороне которых был портрет Петра, на другой шведские корабли в окружении лодок и надпись «Небываемое бывает».

Победа конечно незначительная в мировом масштабе, но для нашего города очень важная. Это была первая морская победа. А сразу после этого на Троицу 16 (27) мая 1703 был основан наш город. Хотя всё лето ещё продолжалась блокада устьев Невы шведской эскадрой.







Подзорный дворец и Калинкинский прядильный дом с гравюры П. Штелина 1760-е гг.:


Эту победу Пётр решил закрепить какой-нибудь значимой постройкой. Был построен Подзорный дворец. Заложен в 1711 на небольшом островке между Екатерингофом и Гутуевым островом. Отстроен в камне в 1722—1723 гг. В 1731 г. дворец достраивал М. Г. Земцов. Дворец предназначался "для надзора" за входящими в Неву кораблями. Отсюда его название. Дворец был двухэтажным, с башней. Там Петр любил жить в уединении и ждать прихода кораблей из Кронштадта. Ниже были построены дворцы Екатерингоф, Аниенгоф и Елизаветгоф. После смерти Петра Подзорный дворец был превращен в склады-магазины Гребного порта для хранения смолы, дегтя и такелажа.



Сейчас Подзорного (Овечьего) острова нет, так как после блокады Подзорный канал был засыпан всяким мусором, который остался после разрушенных зданий. Но я на карте отметила этот островок красными линиями. Сейчас на этом месте располагаются цеха Адмиралтейских верфей и туда не подойти.




Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Tags: Вспоминаю, Любимый город, Мама, Экскурсия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments